Поиск
Лента новостей
Закрыть
Новороссия
Тиллерсон: Число нарушений режима прекращения огня в Донбассе за год выросло на 60%
Видео
Донбасская ополченка спасла от Нацгвардии своих бойцов
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Донбасская ополченка спасла от Нацгвардии своих бойцов

    10:25  25 Июля 2014  /обновлено: 3:18  28 Октября 2015
    170

    «Дзержинск оставлен. Гарнизон ушел в Горловку. Слишком неравные были силы. На Майорский блокпост зашло около 20-ти танков с флагами США и НАТО. Солдаты говорят на английском языке», - сообщили в понедельник из города Горловки Донецкой области бойцы армии ДНР, находящиеся в подчинении Игоря Безлера. Вместе с мужчинами-ополченцами из Дзержинска ушли и их боевые подруги – женщины, которые вслед за мужьями и братьями вступили в армию «Донецкой народной республики». Как сообщает корреспондент Федерального агентства новостей, Дзержинск был оставлен ополчением по приказу Безлера, который перед этим приказал: «Держите, сколько сможете, если уже не можете – уходите». По словам очевидцев, в боях за Дзержинск погибли 15 ополченцев, бойцов Нацгвардии – более сотни. В Горловке корреспонденту ФАН удалось побеседовать с двумя дзержинскими ополченками: командиром блокпоста Викой и поваром, а по совместительству медсестрой Леной. [video width="854" height="480" mp4="http://riafan.ru/wp-content/uploads/2014/07/Luganskie-opolchenki-3.mp4" preload="none"][/video]   За что воюем? Корр.: Расскажите, как и почему вы попали на войну? Вика: Почему? Потому что та власть, где преобладает коррупция, мне она вообще не подходила. А вообще я вышла на баррикады за свободу. За свою свободу, за свободу своего сына… Корр.: у вас есть дети? Вика: Сын, большой уже, 12 лет. Лена: У меня тоже дочка, четыре года. Она в России. Корр.: А какая у вас военная специальность? Вика: Никакой. Корр.: И вы без специальности и стали командиром Народного ополчения? Вика: Да. Я пришла в штаб и спросила, какая нужна помощь. Мне сказали: иди, очень срочно нужна организовать блокпост. Я сказала, что никогда этим не занималась, не знаю, как это делать. Мне сказали: поедешь, на месте разберешься. Вот так, поехала, разобралась и стала командиром блокпоста. Корр.: А как вас воспринимают в качестве командира молодые мужчины? Вика: В моей группе? С уважением. Корр.: Я слышала, они называют вас мамой? Вика: И мамой, и атаманом. Корр. – вопрос Лене: А вы чем занимаетесь? Лена: Повар. И медсестра. Корр.: А стрелять умеете? Вика отвечает за немногословную подругу: конечно, она умеет стрелять.   Лицом к лицу с врагом Корр.: Вы встречались лицом к лицу с нацгвардейцами, с нацистами? Вика: Да, да. Лена: Еще покамест нет… Вика: Вчера, когда они вошли в наш город. Корр.: Скажите, а как бы вы могли их охарактеризовать с человеческой точки зрения? Вика: Ну, есть срочники – это пацаны, которых просто заставляют они не хотят воевать. И есть, конечно, уроды, просто уроды, садисты – вот эти просто нацисты. Вчера, когда брали наш город (Дзержинск), это страшно было, раненых добивали. Мои ребята были в исполкоме – погибли вчера. Они несколько раз звонили… мы не смогли прийти им на помощь… Исполком был настолько окружен этими националистами, мы не могли даже просто близко приблизиться. И один из хлопцев выпрыгнул с 5 этажа, чтобы спастись, потому что их начали жечь уже живьем, он задыхался… сломал ноги. Они его добили. Так что как их еще охарактеризовать? Звери…   Случайные люди испугались первыми Корр.: А среди ополченцев вам жестокие и подлые люди встречались? Вика: Знаете, как я вам скажу: всё-таки бывало раньше, когда начались у нас такие активные боевые действия, попадались. Они были случайными людьми. Почему? – Просто, когда началась уже более активная фаза сопротивления именно нашего города, случайные люди убежали. Случайные люди раньше были, по-честному скажу. Они просто испугались. Но я вам скажу: у всех разная психика, не все могут выдержать. Когда просто патрулируешь город – это одна сторона. А когда вот так – боевые действия – всё намного серьезнее, опаснее – не у всех выдерживает характер, сила воли, нервная система.   Для женщины война – никогда не не мать родна… Корр.: А как вы вообще относитесь к войне? Это для вас возможность выполнить свой долг? Или, может быть, это возможность необходимой самореализации? Вика: К войне вообще отношусь отрицательно, потому что у меня ребенок. Но в данном случае – это большая необходимость защитить своих людей, защитить своих детей, свой город. Ведь наш городок очень маленький, провинциальный городок, но это МОЙ город. И я не хочу, чтобы его топтали разные… Там поляки принимали участие в боевых действиях со стороны украинской армии и другие иностранные люди. Поэтому я не хочу, чтобы чужой башмак топтался по моему городу. Корр. – вопрос Лене: А вы как к войне относитесь? Лена: Да нормально – долг свой выполняю.   В новую жизнь без американцев и олигархов Корр.: Просто выполняете свой долг? …А вот как вы, девушки, представляете себе жизнь после победы? Если поражение, то это конечно ужасно, и там просто конец…, а вот после победы? Вика: Мое имя «Виктория» переводится, как «победа». О поражении даже не может быть речи. Лена: Да. Вика: Будет только победа. Потому что я просто уверена, что это всё затеяла Америка, а у них плохо с историей. Они никогда не изучали ни российскую, ни славянскую историю. Славяне, славянские племена всегда отступали, потому что они не были воинами – они были охотниками, земледельцами, на них всегда нападали – они отступали. Но потом они наносили смертельные удары и всегда побеждали. И в этот раз будет то де самое. Американцам нужно просто почитать истории о России и о славянских племенах. Корр.: Совершенно с вами согласна, победа будет за нами. Вика: Я никогда не проигрываю, я даже в азартные игры не играю, потому что мне не интересно, я всегда выигрываю… Корр.: Ну, а как вы думаете, после победы олигархи сохранятся? Вика: Нет. А что им делать в свободной стране? Олигархи – это те, которые за чужой счет набивают себе карманы, а нормальный человек – он хочет работать. Вы знаете, почему у нас очень большое количество, как я их называю, алкашей? – Потому что люди не смогли себя реализовать, и от безысходности они начинают пить. Они не видят выхода, потому что везде лохматая рука должна быть, чтобы чего-то достичь. А те люди, у которых действительно есть знания, мощь – вот их просто гасят, не дают реализоваться, вот они и спиваются. И поэтому олигархов я в этом тоже обвиняю. Они всё покупают. Абсолютно всё – человеческие жизни и даже совесть. Корр.: Да, есть такое. И это нужно прекратить, тут я с вами согласна. Вика: Для этого мы и стоим.   «Это мой город, я всё равно вернусь» Корр.: Скажите, а страх был, когда занимали ваш родной город? Вика: Был. Не боится только дурак. Корр.: Ну, да… Вика: Был, конечно, страх. Корр.: Но вы всё равно действовали. Вика: Обязательно. Я еще раз вам говорю: это мой город, я всё равно туда вернусь. Мы временно отступили. Я отступила и уводила всех пацанов просто, чтобы сохранить им жизнь, а не просто так лечь. Ну, а потом снова нарастить мощь, оружие, и идти снова в бой. И мы пойдем.   Материал подготовил Сергей Иванов

    Автор: Алексей Громов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть