Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Директор ботанического сада под Ялтой: От Украины помощи было не дождаться

Директор ботанического сада под Ялтой: От Украины помощи было не дождаться

15:54  1 Августа 2015  /обновлено: 22:08  26 Октября 2015
927

С возвращением Крыма Россия вернула себе и множество своих знаменитых научно-исследовательских учреждений, в которых вкладывали свои силы и средства еще русские императоры. Культовое место ботанической науки Российской империи – Никитский ботанический сад под Ялтой зацвел по-новому во всех смыслах после присоединения к России. В 2014 году он выиграл грант Российского научного фонда на развитие в условиях новой российской действительности. Корреспондент Федерального агентства новостей встретился с директором Никитского ботанического сада Юрием Плугатарем, чтобы узнать, какие перспективы открылись для всемирно известного крымского объекта после событий 2014 года. – Юрий Владимирович, в каком состоянии вы как новый директор приняли сад? – Оценка такая неоднозначная, потому что некоторые направления достаточно неплохо себя чувствуют, а некоторые значительно пострадали. Эфиромасличные направления, например, пострадали больше всего, потому что база для первичного размножения, для черенкования и маточная наша коллекция, к сожалению, во многом были утрачены и требуют восстановления в первую очередь. Что касается наших коллекций, то мы их видим по-новому: они были в неплохом состоянии, однако сейчас мы их реконструируем. Это касается, например, цветочных выставок, потому что мода идет вперед, и мы хотим эти коллекции расширять. Наши хризантемы традиционные, каллы были несколько скучными. Ирисы и лилейники получат совсем другое звучание. Новая коллекция пионов появится, которой раньше не было, тюльпаны хотим перевезти на новый участок. И, конечно, наш новый розарий – мы считаем, это должно стать нашей изюминкой, потому что традиция у нас давняя: у нас в коллекции было больше 3500 сортов, сейчас где-то около 1000. Мы сейчас активно работаем, чтобы эту коллекцию восполнить. Уже подготовили участок, сейчас готовим проектную документацию и предполагаем в этом году работу начать. Розарий будет уникальный, такого ничего подобного нет: это сад розы – прекрасная идея наших ландшафтных архитекторов и наших садоводов. Мы недавно вернулись из Москвы, смотрели, как там устроен розарий, и нам было приятно увидеть в нем сорта нашей селекции. Тот розарий, что есть сейчас у нас, хорош, но розы должны смотреться в одной массе на огромной площади, кроме того, мы хотим показать историю культур, еще там будет сад ароматов, где запах будет благотворно влиять на человека – это будет новинка, ничего такого раньше не было и нигде нет. Да, мы потеряли большую территорию розария во времена Украины, но стараемся восполнить те пробелы. Территорию мы практически восполним, у нас там будет около 2000 сортов и около 20 000 растений. Это участок долго не использовался, он зарос, сейчас мы его расчистили и будем приступать к его реализации. – Что еще в первую очередь придется восстанавливать, на что вы сразу обратили внимание, придя к руководству? – Самое главное: необходимо выводить на мировой уровень нашу науку. Наши исследования очень глубокие, и они построены на хорошей методологической основе, однако последние 20 лет мы не получали нового оборудования, возможности купить его у нас тоже не было. Поэтому главная задача, которую мы решаем с помощью выигранного гранта Российского научного фонда, – это обновление приборной базы. Наука без инструментов не может быть такой глубокой и востребованной. Мы нацелены на комплексность проведения наших исследований, и они должны проводиться на современном оборудовании. Тогда это будет ценно в мире, и тогда это будет настоящая российская фундаментальная наука. На устаревшем оборудовании очень сложно сделать хорошую работу. – Что в приоритете обновлений сейчас? – Это биотехнологии, биоинженерия, плодоводство и растениеводство эфиромасличных и декоративных культур. Это четыре направления, которые мы интенсивно развиваем сейчас. Обновляем материальную базу – это не только приборы, но и техника, потому что наши лаборатории – это участки под открытым небом, в них также нужно вести исследования, мы их сейчас приводим в соответствие с современными требованиями. – Как вам удалось выиграть грант Российского научного фонда, только-только вступив в состав России? – Было подано больше 150 заявок. Только мы после «Крымской весны» перешли под юрисдикцию России, еще только начали оформляться как юридическое лицо, как сразу сформировали заявку на грант по четырем свои приоритетным направлениям. Мы доказали, что наши коллекции, особенно плодовых культур, являются безусловным национальным достоянием, и их нужно поддержать, для того чтобы можно было решать вопросы и импортозамещения, и продовольственной безопасности России. У нас в реестре сейчас 150 только плодовых сортов: яблоня, груша, персик, хурма, инжир, фейхоа, маслины, абрикос – это то, что нужно сейчас Крыму, это то, что нужно сейчас России. У нас есть сорта, которые не то что не уступают, а во многом лучше и по урожайности, и по вкусовым качествам тех, которые сейчас используются. Мы готовы предоставить и эти сорта, и наши площадки, наши питомники для того, чтобы эти задачи решались. Кроме гранта мы получили еще и поддержку от республики – наше министерство сельского хозяйства и глава республики поддержали нас и выделили софинансирование гранта, это сейчас позволяет нам обновлять тракторный парк. Эти деньги направлены на поднятие питомниководства, на них же мы строим рядом с лабораторией еще и теплицу, которая позволит комплексно проводить исследования по плодоводству. Кроме того, есть технические культуры, есть эфиромасличные, есть декоративные – наши цветочные коллекции, наши парки. Грант на четыре года предполагает освоение 635 млн рублей и, кроме того, мы получили 68 млн рублей дополнительного финансирования от республики Крым. Так что в данном случае переход в РФ ознаменовался такой крупной победой и такими возможностями для сада, чему мы очень рады. Мы не утратили главное – наш научный потенциал, наши кадры. Наша профессура – это доктора наук в третьем поколении, они тут работают по 40 лет, это ученики и последователи Мичурина, Вавилова, это те, кто стоял у истоков научных побед, и сейчас это все мы можем успешно продолжать. Когда мы изложили, какие возможности представляет наш человеческий потенциал, мы получили полную поддержку Российского научного фонда. – Что вы планируете делать, чтобы привлечь больше людей в обновленный сад? – Никитский сад – не только коллекции, не только научный центр. Нам также хотелось бы, чтобы это был и культурный центр, потому что раньше, в 30-е годы на наших площадках пели и Окуджава, и Козловский. Сейчас мы эту знаменитую «ракушку» подреставрировали, в прошлом году мы открыли «Сад сердца». Концерты, которые у нас снова проходят, дополнят красоту Никитского сада, они нам просто необходимы. Кроме того, мы в этом году открыли художественную галерею, она, как и концерты, совершенно бесплатна. Все, что объединяется под понятием «красота», должно здесь присутствовать. Безусловно, у нас большие планы. Очень хотелось бы, чтобы, как когда-то в советское время, у нас более активно заработал морской транспорт, чтобы наших экскурсантов привозили по морю. Сад может начинаться с Приморского парка, мы открываем его по-настоящему только сейчас, хотя он уже экспериментально работает с прошлого года. Там уже есть возрожденный пальмарий, коллекция олеандров, восстановлены те насаждения, которые требовали реконструкции, много новых растений высажено, и мы предполагаем, что этот парк может стать морскими воротами в сад. Это добавит интереса к саду, увеличит поток посетителей, а мы тут внутри работаем над тем, чтобы наши коллекции были как можно богаче и интереснее для посетителей. Очень много было высажено растений в этом году, восстановлены горки, идет кропотливая работа по реконструкции каждого нашего кусочка. – Никитский ботанический сад сегодня доступен для посетителей? Какова цена билетов сегодня? – Мы считаем, что Никитский сад должен быть доступным для всех. Цена на вход сейчас 200 рублей для взрослых и 100 рублей – льготный билет, причем у нас большие категории льготные, и мы считаем, что Никитский сад доступен для каждого, кто захочет его посетить. Входной билет есть, потому что нам нужно поддерживать какой-то порядок, содержать людей, которые не заняты в науке, но обслуживают парк. Но цена в течение года точно повышаться не будет. – Юрий Владимирович, напоследок не могу не задать вопрос о переходе в Россию. Как вы ощущаете изменения – как новый директор Никитского ботанического сада и как крымчанин? – Знаете, я частично на этот вопрос уже ответил. То, что мы, как учреждение, получили в этом году – мы не могли об этом даже мечтать в составе Украины. Во-первых, заработная плата реально увеличилась в три раза. Во-вторых, бюджетное финансирование стало примерно в три раза больше. Если раньше мы только треть сотрудников могли обеспечивать бюджетной зарплатой, то сейчас 80% получают бюджетные заработные платы. Коммунальные платежи государство взяло на себя, как это принято в государственных бюджетных учреждениях, каковым мы являемся. Кроме того, нам открылись необъятные российские просторы – это рынок нашей продукции, это увеличение количества наших посетителей. В прошлом году у нас финансового спада не было, а в этом году мы замечаем увеличение потока гостей, и это заметно, нашим экскурсоводам хватает работы. И самое главное, что не только в финансовом плане стало лучше. Крым всегда был российским, и все всегда об этом знали. Все прекрасно понимали, что наш переход в Россию – лишь вопрос времени. И вот это случилось.  

Евгения Авраменко
Закрыть