Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Политика
Конгресс США опубликовал законопроект о санкциях против РФ
Весь мир
Экс-сотрудник ЦРУ: большой войны на Ближнем Востоке не миновать
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Экс-сотрудник ЦРУ: большой войны на Ближнем Востоке не миновать

    13:17  1 Августа 2015  /обновлено: 22:08  26 Октября 2015
    526

    Американское интернет-издание Consortiumnews.com опубликовало статью бывшего сотрудника ЦРУ Пола Пиллара Mideast Alliances Shift Again, который анализирует внутри- и внешнеполитические тенденции на Ближнем Востоке и прогнозирует их последствия. Перевод подготовлен Федеральным агентством новостей. Подобно движению песков в пустыне, Ближний Восток переживает новое, хотя и малозаметное перераспределение отношений между противниками и союзниками на фоне политической напряженности в одном из регионов Турции и самостоятельных шагов Саудовской Аравии. Некоторые недавние политические решения ближневосточных правительств имеют потенциал, чтобы вызвать перераспределение региональных альянсов или того, что воспринимается как таковые. В ближайшей перспективе это будет мало связано с иранским ядерным соглашением, несмотря на то, что сейчас ему уделяется большое внимание. Это соглашение не приведет к крупной перестройке, как опасаются его противники, и его влияние на региональную дипломатию будет постепенным, и незначительно проявится в ближайшем будущем. А вот соглашение со стороны турецкого правительства на более активное, чем ранее, сотрудничество с Соединенными Штатами в борьбе с так называемым «Исламским государством»*, или ИГИЛ* в северной Сирии повлечет за собой более важный сдвиг. Недавний теракт смертника из ИГИЛ в Турции, в результате которого погибло 32 человека, стал одним из катализаторов турецкого решения, однако причины этого решения являются более сложными. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, кажется, больше заинтересован в том, чтобы курдские повстанцы не закрепились на клочке земли, который находится в центре внимания американо-турецкого соглашения, чем в том, чтобы там не закрепилось ИГИЛ. Турецкие военные операции после заключения этого соглашения четко продемонстрировали эти приоритеты, поскольку авиаудары наносятся как по позициям ИГИЛ, так и по позициям курдов. В некотором роде это является сменой приоритетов, так как предыдущий императив турецкой политики, каковым было свержение Башара Асада, уже стал не таким очевидным. Хотя то, что Эрдоган в последнее время ополчился на Асада, само по себе стало кардинальным изменением после многих лет радушных отношений между Турцией и режимом Асада. Внутренняя политика Турции тоже во многом связана с этими переменами. Безуспешная попытка эрдогановской Партии справедливости и развития (ПСР) получить парламентское большинство на недавних выборах – во многом из-за успеха либеральной прокурдской партии – напрямую связан с изменением политики в отношении курдов. Теперь ПСР пришлось для формирования коалиционного правительства искать поддержки партии националистов, которые выступают против политики открытости относительно курдов. Таким образом, Эрдоган изменил свою предыдущую политику – и вновь мы имеем дело с двойным изменением, как и в случае с Асадом. Внутриполитические перемены также повлияли на пересмотр внешнеполитического курса в другой региональной державе – Саудовской Аравии. Причем это может вызвать еще более серьезные последствия для альянсов в регионе. Восхождение на саудовский престол короля Салмана и укрепление власти одного из его младших сыновей привело, в частности, к росту ее агрессивности в регионе, особенно это коснулось войны в Йемене. Есть еще одно существенное изменение, помимо перехода трона от Абдаллы к Салману, – сближение с «Братьями-мусульманами» и их палестинским ответвлением ХАМАС, после долгих лет противостояния. Саудиты даже недавно приняли с визитом политического главу ХАМАС Халеда Машаля, хотя они и стремились преуменьшить значение этого события. Улучшение отношений с ХАМАС стало возможным отчасти из-за отдаления ХАМАС от режима Асада в Сирии. Не секрет, что Саудовская Авария давно зондировала почву по поводу ХАМАС, стремясь привлечь их под свои знамена для борьбы с влиянием Ирана и укрепления суннитского единство в таких конфликтах, как в Йемене. В этом есть здравый смысл, однако дальнейшие последствия могут быть противоположны тому, чего добиваются саудиты. Более мягкая позиция к «Братьям-мусульманам» и партнерство с ХАМАС приводит Саудовскую Аравию к противоречиям с Египтом при нынешнем президенте Абдул-Фаттахе Ас-Сиси и Израилем, которые враждуют с этими организациями. Вероятная конфронтация подвергнет риску хрупкий и искусственный «союз» между Саудовской Аравией и Египтом и предполагаемое сближение интересов Саудовской Аравии и Израиля в их противостоянии Ирану. В сущности, Саудовская Аравия и современный Египет не имеют почти ничего общего, помимо того, что и те, и другие – арабы и сунниты. Точно так же Саудовская Аравия и Израиль не имеют ничего общего, кроме того, что в обоих государствах большую роль играет религия (причем – различная). Очередной крупный вооруженный конфликт в секторе Газа – это только вопрос времени, и он как раз сделает все эти реалии очевидными.

    * Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях