Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Наркоман с ножом напал на врача скорой в Хабаровске из-за морфина
Украина
Хоть в петлю лезь: беженцы из Донбасса Киеву не нужны
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Хоть в петлю лезь: беженцы из Донбасса Киеву не нужны

    16:55  31 Июля 2015  /обновлено: 22:11  26 Октября 2015
    1596

    Согласно очередному отчету, обнародованному Организацией объединенных наций, с момента начала активной фазы боевых действий на территории Донецкой и Луганской областей беженцами стали от 900 тысяч до 1,5 миллиона человек. Официальный Киев, который еще совсем недавно заявлял, что каждый из них получит полные социальные гарантии, включая материальную помощь и хотя бы временное жилье, сегодня признается: денег в казне на это практически не осталось. В итоге, оказавшись вдали от дома, без средств к существованию, большинство вынужденных мигрантов, бежавших из Донбасса в другие регионы Украины, влачат нищенское существование в разбитых общежитиях, старых казармах и бывших пионерских лагерях. Как пережить грядущую зиму, они не знают.

    Суицид от безнадеги

    Бывшая дончанка Марина Викторовна (фамилию мы не будем указывать по этическим соображениям) предприняла в Киеве попытку самоубийства. Открыла все конфорки газовой плиты, тщательно задраила щели в окнах и дверных проемах и осталась на кухне встречать, казалось бы, неминуемое. Миновало. Соседи, почувствовавшие запах газа, выбили хлипкие двери и вынесли бесчувственную Марину Викторовну на свежий воздух. Спустя некоторое время прибывшим на место происшествия правоохранителям и врачам женщина объяснила свой поступок желанием положить конец депрессии, вызванной «безысходностью и полным отсутствием перспектив». «Я бежала от войны в Донбассе, бросила бизнес, дом, дачу и машину, - рассказала она. – Приехала в Киев с одним чемоданом и уверенностью в том, что этот ад (война – прим.) закончился, и я смогу начать новую жизнь. Не получилось». Далее женщина рассказала историю, типичную для тысяч донбасских беженцев, оказавшихся на так называемой «Большой земле» (центральная и западная части Украины). По прибытии в столицу Марина Викторовна стала на учет в соответствующее социальное учреждение. Там ей поначалу выдали 800 гривен (40 долларов), поставили в очередь на временное жилье и оказали, если так можно выразиться, «гуманитарную помощь», снабдив пайком из вермишели, тушенки, рыбных консервов, крупы, соли и чая. Знакомых в Киеве у беженки не было – примерно месяц она провела у волонтеров. А затем представители соцслужб предложил-таки ей пресловутое временное жилище – комнату в аварийном здании бывшего детского сада. «Я была рада и этому, - говорит Марина Викторовна. – Кое-как обустроила быт, но были проблемы с трудоустройством. Меня никуда не брали, как только узнавали, что я из Донецка. Практически во всех учреждениях говорили, что лично для меня вакансий нет. В конце концов, устроилась на четверть ставки санитаркой в поликлинику, а также мыла подъезды и выполняла мелкие поручения для пенсионеров». Заработанных денег женщине хватило на то, чтобы арендовать квартиру – новая знакомая уехала в США, пустив Марину Викторовну на свою жилплощадь (оплачивать нужно было лишь коммунальные услуги). Казалось бы, жизнь только начала налаживаться. Казалось. Далее события разворачивались более чем стремительно. Женщину сократили в поликлинике, ЖЭК отказался от ее услуг «хозяйки чистоты подъездов», а пенсионерам стало не по карману материально вознаграждать ее за предоставленные мелкие услуги. Вдобавок ко всему квартплата за «хрущевку» на окраине Киева выросла втрое – «беженское пособие» не покрывало и половины требований коммунальщиков. Впоследствии государство перестало платить и само пособие. «Исход вы знаете, - горько улыбается Марина Викторовна. – Сейчас я в больнице, и совсем не знаю, что буду делать после выписки».

    Чужой хлеб горек

    О полной неопределенности сейчас говорят более 70% вынужденных переселенцев с востока Украины. Государственная программа поддержки предусматривает полугодичное финансирование переселенцев (те же 800 гривен), после чего беженец должен найти возможность обеспечивать себя сам. В условиях экономического коллапса и безработицы, захлестнувших Украину, сделать это невозможно физически. В настоящее время службы занятости не в состоянии обеспечить эту категорию граждан не только работой, но и возможностью профильной переквалификации. «Их слишком много, обучить новой специальности их всех мы не можем, - рассказала корреспонденту Федерального агентства новостей сотрудница одного из местных филиалов биржи труда. – Записываем их в очередь на курсы, но ведь этой своей очереди они могут ждать годами». Сложившаяся ситуация породила еще одно социальное явление, о котором украинские провластные СМИ дипломатично или, вернее, стыдливо, предпочитают умалчивать. Во всех крупных городах Украины появились активисты, если так можно выразиться, из «касты беженцев». На вид прилично одетые мужчины, женщины и даже дети «промышляют» по базарам, торговым точкам и поездам, и под эгидой «помогите беженцам», в прямом смысле слова выпрашивают деньги. Корреспондент ФАН стал свидетелем любопытного (с точки зрения наблюдателя) конфликта, когда предложенный «беженцу» пакет с продуктами полетел в голову благотворителю. «Я в подачках не нуждаюсь, деньги давай!» - заявил респектабельного вида молодой человек, ранее утверждавший, что стал жертвой «сепаратистов и москалей». Милиция, как правило, в подобные конфликты не вмешивается. Как будет развиваться ситуация с беженцами в дальнейшем – предсказать не может никто. Украинский премьер Арсений Яценюк в свойственной ему популистской манере пообещал «решить проблему переселенцев с Донбасса в самое ближайшее время». Всяческие зарубежные гуманитарные структуры ограничиваются пространными заявлениями о «возможной поддержке всех обездоленных на Украине, включая беженцев, но позднее». «Роль же государства в поддержке переселенцев с Донбасса минимальна. Мне вообще непонятно, почему вопросами мигрантов сегодня не занимаются ни кабинет министров, ни Верховная рада, - отметил в беседе с корреспондентом ФАН международный наблюдатель Юрген Науманн. – Сотни тысяч людей оказались выброшенными за борт жизни, и сегодня о них словно забыли. Это явно негативно повлияет на имидж Киева, так стремящегося в Объединенную Европу». И последнее. Во Всемирной паутине все чаще проскальзывают пессимистические высказывания о том, что в ближайшее время от беженцев откажутся и волонтеры, сосредоточившие свое внимание на помощи украинской армии. Ни для кого не секрет, что солдаты и добровольцы, воюющие в Донецкой и Луганской областях, испытывают нехватку средств защиты, медикаментов и даже еды. На этом фоне проблемы мигрантов кажутся несущественными. А, следовательно, история Марины Викторовны может получить трагическое продолжение…  

    Автор: Леонид Андросов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях