Лента новостей
Поиск
loop
Новороссия
На линии "перемирия": смерть приходит на закате

На линии "перемирия": смерть приходит на закате

18:32  30 Июля 2015  /обновлено: 22:15  26 Октября 2015
714

Корреспонденты Федерального агентства новостей вновь побывали на линии фронта, которая пролегает по северной окраине Донецка. В район Путиловского моста, ныне обрушенного, прибываем около 5 часов вечера. Встречаемся с хорошо знакомыми нашим читателями ополченцами с позывными "Герой", "Тринити" и другими бойцами бригады «Восток». От прежней их позиции расстояние не так уж велико. Метров пятьсот, может – тысяча по прямой. Узнаем от них, что старая позиция была полностью уничтожена противником, и им пришлось занимать новую. Пейзаж всё так же не отличается разнообразием. Выгоревшие коробки квартир и полуразрушенные дома. Такова вся прифронтовая зона в окрестностях Донецка. Следы осколков на стенах, вырванные с корнем оконные и дверные рамы. Пейзаж прямо-таки постапокалиптический. Смотрели фильм «Я – легенда»? Очень похоже. Быт бойцов тут совсем простой: упаковки от паштета и тушенки, ящики из-под боеприпасов заменяют посуду, мебель, стены и еще бог знает что. Около машины лежит автомат, разгрузка, еще какие-то вещи: кто-то из парней приготовился к ротации – то ли на Пески, то ли на Спартак ехать с минуты на минуту. В рацию слышим, как дежурному офицеру сообщают: уже выехали. В разговоре отмечаем, что не слышно звуков стрельбы. «Скоро всё начнётся. Где-то к половине шестого. Когда солнце на нас будет», – говорит нам Гера. Его слова подтвердили взрывы и выстрелы, начавшиеся примерно тогда, когда он и говорил. Слышим миномётные разрывы и то разгорающийся, то затихающий стрелковый бой. «Это промзона, Спартак. У нас такое каждый вечер», – рассказывают бойцы. Просимся к ним на промзону. «Сегодня нет. Да и прятаться у меня там негде. Укрытий особо нет. Но если сильно хотите – возьму с собой», – обещает Гера. По пути общаемся с местными жителями. Несмотря на обстрелы, они здесь ходят и ездят достаточно часто: седой мужчина приехал с дружелюбной таксой проведать свой дом, он говорит, что приезжает почти каждый день – мародеров боится. По дороге медленно идет бабушка – к слову, идет из-за моста, из самого обстреливаемого района, в разгар боя. В ответ на приветствие помянула Сталина, сказала, что спешит к деду и ушла не оглядываясь. Видим подъехавшую к блокпосту «Таврию» с наклейкой в виде символа автоботов из фильма «Трансформеры» на капоте. «Вот секретная техника, за нас воюют», – смеются бойцы. Машина разворачивается и уезжает. Бойцы не пустили её дальше в связи с опасностью обстрела. Вместе с бойцами живут несколько котов. Первый – большой и черный, по кличке Птур. «Это ветеран, он с нами аэропорт прошел. Вот кто бы вам интервью дал, если бы говорить мог», – поясняет один из бойцов. Ещё один котёнок пришел к ополченцам на новой позиции, его тоже оставили, хотя кличка у него более прозаичная – Игорь. К сожалению, собака Гера при переезде затерялась, надеемся на скорую встречу. Пообщавшись и пообещав приехать через несколько дней, уезжаем с позиции. Метров через триста за поворотом дороги уже нет блокпостов, ходят люди и начинает своё движение один из маршрутов автобуса. Местные жители уже не реагируют на стрельбу. Все привыкли и, что самое страшное, не удивляются и не боятся. Так война поменяла многих – не только бойцов, но и простых людей, волею судеб оказавшихся на передовой.  

Андрей Тюнников, Олег Никитин
Закрыть