Лента новостей
Поиск
loop
Видео
"Ну, а кто еще?": девушка ушла на фронт вслед за отцом и братом

"Ну, а кто еще?": девушка ушла на фронт вслед за отцом и братом

18:43  27 Июля 2015
747

Корреспонденты Федерального агентства новостей взяли интервью у юной жительницы Донбасса, которая помогала на линии фронта ушедшим в ополчение отцу и брату. Побывав на войне, девушка радикально поменяла свои жизненные планы. – Представься, пожалуйста. – Привет, меня зовут Даша. Я живу в небольшом городке – в Шахтерске. Мне 18 лет. На данный момент я учусь в Ростове. – Я так понимаю, ты волей-неволей участвовала в начале событий в Донбассе? – Да, это было. Это вышло совершенно случайно: родители начали участвовать и увлекли меня за собой. – А чем ты занималась до войны и чем занимались твои родители? – Мой папа работал в шахте. Мама последнее время не работала, потому что ее уволили. Я училась, как раз заканчивала 11-й класс, иногда занималась фотографией. – Есть какие-то запомнившиеся события того начального этапа? – Ну да, когда брали ОГА (областная государственная администрация, речь идет о Донецке – прим. ФАН). Я помню, мы приехали с утра и простояли с плакатами, с флагами весь день. Потом под вечер случился переломный момент, когда люди решили захватить здание. Плакаты мы рисовали сами, дома. На своем я написала, что не хочу жить в такой Украине. – «Такой Украине» – это какой? – Из новостей я узнавала, что происходит на Майдане, что произошло в Одессе. И последней точкой было, наверно, то, что в Одессе сожгли мирных людей – вообще ни за что. Поэтому мне было очень обидно, и я бы не хотела, чтобы у нас так произошло. Но, как оказалось, у нас произошло еще хуже. Сначала было все мирно – обычные протесты, захват ОГА. Но власть Киева решила, что они этого терпеть не станут. Они решили нас бомбить. – А кто-то из твоей семьи ушел в ополчение воевать? – Да, мой отец и мой брат. В первые же дни, когда прошел референдум, они ушли в Славянск. – И как ты на это отреагировала, что ты почувствовала? – За несколько дней до ухода папа ездил в Славянск. Я думала, что это все несерьезно, и он на самом деле не возьмет оружие, не пойдет воевать. Потому что это очень сложно, например, для меня – я привыкла общаться с папой каждый день, видеть его. И знать, что он ушел, что с ним может что-то случиться – я не представляла этого. И вот он пришел вместе с братом, сказал, что уходит, и я несколько дней плакала навзрыд и просила, чтобы он этого не делал. Но потом я поняла, что на самом деле – ну, а кто еще? Это воля каждого человека. – Как вышло, что ты тоже принимала участие в боевых действиях? – Это все началось с Шахтерска. Папа позвонил мне под вечер и сказал, что они попали в окружение вместе с братом. На этом связь прервалась, и я дальше не знала, что случилось. Буквально на следующий день, опять же под вечер, он позвонил, сказал, что с ним все хорошо. Я ужасно переживала, не знала, что делать. И просто в один прекрасный момент попросила, чтобы меня друг отвез в Шахтерск. Я приехала к ним, попала под обстрел, поняла, что все серьезно. Но я хотела чем-то помочь, как-то защитить свою родину, свою землю. – А как отец смог выбраться из окружения – он не рассказывал? – Да, он рассказывал. На тот момент их было три человека, и у них не было ничего, кроме автоматов с подствольниками. Третий парень погиб, потому что он прикрывал отход отца с братом. ...После этого Даша твердо решила остаться на передовой. Она подавала снаряды, сама училась стрелять и пыталась оказать любую другую посильную помощь. Настойчивые попытки отца отправить дочь в Донецк успехом не увенчались – это удалось сделать только под предлогом получения высшего образования. Раньше девушка хотела учиться на фармацевта, но после всех этих событий поменяла свое намерение и решила стать военным журналистом. Что ж, по крайней мере, ей будет не впервой находиться на линии фронта. Корреспонденты ФАН пожелали удачи своей будущей коллеге.  

Дмитрий Гапоненко, Олег Никитин
Новости партнеров
mediametrics