Мария Бутина: Ужесточения в сфере гражданского оружия играют против всей России

Мария Бутина: Ужесточения в сфере гражданского оружия играют против всей России

20.07.2015 0:18
1802

Лидера движения «Право на оружие» Мария Бутина

Перспектива либерализации оборота оружия в России остается в числе наиболее обсуждаемых в обществе тем. Причем происходит эта дискуссия на фоне постоянного «закручивания гаек» в оружейной сфере со стороны законодателей. Любое новое предложение по "оружейному" вопросу всегда оказывается в центре внимания СМИ. Так, несколько дней назд единорос Илья Костунов предложил дать гражданам право оформлять в собственность оружие, которое те нашли и предъявили органам правопорядка. Подобного рода инициативы, по мнению экспертов, будут возникать с завидной периодичностью, пока власть не проработает новое законодательство в сфере оборота оружия, которое одновременно расширит возможности граждан по владению "стволами" и ограничит коррупционные проявления. Федеральное агентство новостей решило выяснить, какое "оружейное" будущее ждет россиян, у лидера движения «Право на оружие» Марии Бутиной.

Закручивание гаек и его последствия

- После целого ряда ужесточений в отношении владельцев оружия, введенных законодателями в течение 2011-13 годов, многие вообще не видят смысла иметь гражданское оружие, которое лишь создает проблемы своим владельцам. Как вы полагаете, какие перспективы ждут гражданское оружие и его российских обладателей? - К сожалению, российские законодатели действительно не демонстрировали расположения к владельцам огнестрельного гражданского оружия в последний парламентский срок. Был введен ряд ограничений в отношении приобретения гражданского оружия – увеличен с 18 до 21 года минимальный возраст, с которого разрешается приобретение травматического оружия (или ОООП - огнестрельного оружия ограниченного поражения - в настоящей редакции закона «Об оружии») с оговоркой о том, что если гражданин прошел или проходит службу в рядах Вооруженных сил РФ, этот возраст будет снижен. Также сохранилось право за субъектами РФ на снижение минимального возраста не более чем на 2 года по решению регионального парламента. Ограничения коснулись и количества приобретаемого оружия. Если ранее гражданину можно было приобрести до пяти единиц травматического оружия самообороны, то теперь это число снижено до двух, что повлекло за собой негативные последствия, как для владельцев, которые были вынуждены за бесценок продавать ранее приобретенное сверх новой нормы оружие, чтобы продлить лицензию, так и для производителей и продавцов гражданского оружия – сильно подскочил вторичный рынок, соответственно, упали показатели приобретения нового оружия, что, в конечном итоге, сказалось на отрасли в целом. Законодатели ввели ряд ограничений в вопросах ношения оружия самообороны, запретив ношение в состоянии алкогольного опьянения, в местах общественного питания, реализующих алкогольную продукцию, а также запретили ношение огнестрельного оружия ограниченного поражения на территории образовательных и медицинских учреждений. Не получится теперь приобрести оружие и лицам, имеющим снятую или погашенную судимость за тяжкое или особо тяжкое преступление, совершенное с применением оружия. К списку требований при приобретении оружия или продлении лицензии добавили необходимость прохождения обучения безопасному обращению с оружием в сертифицированных МВД центрах. Парламентарии также ограничили список медицинских учреждений, которые имеют право на выдачу справок о состоянии здоровья будущему владельцу, - до государственных и только по месту жительства. Из принятых ограничений, пожалуй, к разумным можно отнести только обучение владению оружием – это действительно не повредит. Другой вопрос, что в странах Европы, например, в Эстонии, этот вопрос решен несколько иначе – от владельца оружия не станут требовать обязательный сертификат о прохождении обучения, что повлечет за собой, разумеется, целую череду серьезных финансовых расходов (в Москве стоимость такого обучения начинается с 6 500 руб.), а предложат сдачу обязательного экзамена, предполагая, что гражданин в состоянии пройти подготовку самостоятельно. Можно было бы признать, что все принятые поправки имеют под собой основания, если бы владельцы легального гражданского оружия представляли какую-либо общественную опасность или совершали правонарушения, но российская статистика, как и мировая, упорно твердит о том, что это не так. По официальным данным МВД, несмотря на то, что количество владельцев оружия ежегодно растет, правонарушения среди них встречаются крайне редко: в противоправных целях гражданское оружие используется не чаще 0,009% от общего числа легального оружия - в 30 раз реже, чем автомобили, и в 40 раз реже, чем преступления фиксируются среди полицейских. А если еще вспомнить о том, как часто на скамье подсудимых оказываются граждане, применившие оружие для защиты себя или своей семьи, и - согласно нашей судебной репрессивной практике, попали за решетку и были причислены к преступникам, - то становится понятно, что эта цифра и вовсе стремится к нулю. Статистика говорит сама за себя – сфера легального гражданского оружия в ужесточениях не нуждалась. - Тогда почему же владельцы оружия постоянно попадают под такие законодательные «новшества»? - Ответ прост – платят за свою законопослушность. Очень просто декларировать результаты того, как безупречно соблюдались новые законодательные ограничения, ведь владельцы оружия выполнят всё на «отлично». Несмотря на пессимистичное законодательное прошлое, я смотрю на будущее прав на гражданское оружие в России с оптимизмом. Позитивный настрой обусловлен несколькими маркерами. Во-первых, некоторые законодательные послабления в области оружия все же были. Речь идет об увеличении числа боеприпасов, разрешенных к транспортировке для юридических и физических лиц без дополнительных документов, окончательном закреплении права на ношение оружия самообороны в любом регионе России на основании только лишь разрешения на оружие (ранее были сомнения в том, что для осуществления этого акта требуется отдельное разрешение на транспортировку между субъектами РФ). Позитивные изменения коснулись охотников, упростив охоту для иностранцев на территории нашей страны. Сославшись на исполнение решения Верховного суда РФ по одному делу гражданам упростили оборот холодного антикварного оружия. Была также разрешена продажа оружия между физическими лицами без дополнительного посредника в лице оружейного магазина. Это далеко не полный перечень поблажек и упрощений. В Госдуме также находятся ряд законопроектов, которые, в случае их принятия, предусматривают снижение стажа, необходимого для приобретения охотничьего длинноствольного нарезного оружия, увеличивают временной интервал контрольного отстрела для охотничьих винтовок, разрешают приобретение охотничьего короткоствольного оружия. Разумеется, это лишь проекты, и их принятие невозможно гарантировать, однако уже само наличие множества таких инициатив увеличивает шансы на то, что хотя бы часть поправок все-таки будет принята. - "Закручивание гаек", по свидетельствам владельцев оружейных магазинов, привело к ощутимому снижению спроса на охотничье и гражданское оружие. Особенно сильно это ударило по российским производителям недорогого оружия. Кто играет против отечественных оружейников? И почему мы не видим их активности в отстаивании своих интересов? - Есть старая русская поговорка - «Не руби сук, на котором сидишь», так вот то, что происходит сегодня в сфере гражданского оружия, – это как раз полная противоположность мудрому совету наших предков. Принятые ужесточения в области гражданского оружия играют против всех сторон российского общества: для производителей (особенно в условиях иностранных санкций, когда, например, более 85% экспорта Концерна «Калашников» (в прошлом НПО «Ижмаш») приходилось на поставки в США) – это серьезный удар, который уже повлек за собой потерю рабочих мест, и, как следствие, социальный кризис, прежде всего, в городах, где оружейная отрасль – градообразующая. Это, конечно же, Тула, Ижевск, Вятские Поляны, Барнаул и другие. Падение доходов этих предприятий (напомню – все они входят в структуру российского ВПК) в долгосрочной перспективе ведет к снижению обороноспособности страны. Чтобы понять этот тезис, достаточно банальной логики: предприятия не могут всё время работать на госзаказ – российской армии просто не нужно постоянное обновление арсенала, а с другой стороны, слабый гражданский рынок не позволяет вводить новые экспериментальные модели, которые в практически штучном выпуске могли бы быть опробованы гражданскими владельцами. В последнем, кстати, очень преуспели США: они не только производят оружие для своего крупнейшего в мире гражданского рынка, но и внимательно мониторят популярность и качество продаваемых моделей с перспективой их дальнейшего серийного запуска для армейских нужд. С экономической точки зрения вводимые ограничения больно бьют и по налоговым поступлениям в бюджет страны – снижается количество объектов стрелковой инфраструктуры, магазинов, продающих оружие и аксессуары, – опять же – потеря рабочих мест, крах предприятий малого бизнеса и тому подобное. С социальной точки зрения нападки на владельцев оружия могут привести к тому, что всё меньше граждан захотят проходить навязанные сложные бюрократические процедуры при приобретении оружия, а значит останутся в критический момент беззащитны перед лицом криминала. Напомню, что Россия по-прежнему, остается страной №1 по уровню преступности в Европе.

Система должна быть прозрачной

- Одной из проблем, создающих напряженность для владельцев оружия и остальных граждан, остается коррумпированность системы допуска граждан к оружию - как медицинской, так и полицейской ее составляющей. Что предлагает ваша организация для того, чтобы сделать этот процесс прозрачным и максимально защищенным от злоупотреблений? - Во-первых, «не так страшен черт, как его малюют» - можно было бы поверить в то, что система лицензионно-разрешительной работы МВД РФ работает плохо, если бы, опять же, не факты. Преступления среди владельцев гражданского оружия – большая редкость, а значит, как уже упоминалось ранее, владельцы оружия – законопослушные граждане. Это подтверждает тот факт, что, например, в 2011 году среди владельцев оружия зарегистрировано 0,2% лиц, подвергшихся уголовному преследованию (не только с оружием, но и вообще), в то время как среди всех остальных граждан этот процент составляет - 0,6%. Выходит, статистически владельцы оружия реже совершают преступления любой квалификации. С другой стороны, такая статистика показывает, что госорганы, отвечающие за выдачу разрешений на оружие, работают хорошо – отсекая всех лиц, которые не должны иметь доступ к оружию, на стадии попыток сделать это. Тем не менее, система не идеальна. Самым правильным решением, позволяющим добиться прозрачности системы выдачи разрешений на оружие, а также позволяющей вести их учет, конечно же, является внедрение новых компьютерных технологий. Своевременным и верным шагом было бы введение единой компьютерной системы учета выдачи разрешений на оружие и ее синхронизации с системами выдачи медицинских документов и сертификатов об обучении владению оружием. Эта практика успешно работает, например, в Чехии, где попытка дать взятку, чтобы обойти формальную процедуру по приобретению оружия, окажется бессмысленной – если гражданин находится на учете в наркологическом диспансере, то кнопка о печати документа, разрешающего приобретение оружия, просто будет неактивна. Так исключается фактор взятки, и процесс становится полностью контролируемым и прозрачным. - Изменилось ли за последнее время отношение правоохранительных органов и судов к случаям применения оружия самообороны? И если да, то в какую сторону? - Сложно сказать. В России, увы, такой статистики не ведется, однако, по ощущениям, у лиц, оказавшихся в ситуации самообороны, а после – на скамье подсудимых, появилось больше шансов на оправдательные приговоры. С одной стороны, это связано с формированием понимания у граждан, что если такая ситуация все-таки произошла, нужно немедля привлечь внимание прессы и общественных организаций к своему случаю. Это, как минимум, гарантирует более внимательное отношение к делу со стороны органов следствия. С другой стороны, даже несмотря на тот факт, что в России нет прецедентного права, суды обращают внимание на ранее вынесенные приговоры, таким образом возникает цепная реакция – чем больше оправдательных приговоров самооборонщикам было вынесено, тем выше шансы новых положительных решений. - Наши "охранители" всегда сетуют на "отсутствие в России оружейной культуры". И при этом закрутили гайки так, что даже далеко за городом, потренировавшись в стрельбе из ружья или травмата, можно получить огромный штраф. В то же время тиров и стрельбищ крайне мало, цены в них заоблачные, доступные только богатым охотникам. Как разрушить этот порочный круг - нет культуры, которой просто не дают вызреть? - В России есть оружейная культура, сильные оружейные традиции. Достаточно вспомнить, что в Российской империи, в период свободной продажи оружия, на начало XX века уровень убийств был более чем вдвое ниже, чем сегодня - от 6 до 7 убийств на каждые 100 тыс. человек в год . До 1970-х годов в СССР не существовало лицензий на охотничье оружие – этот период считается самым безопасным в истории Союза. Россия сегодня обладает самым численно большим военным резервом в мире, достигающем 20 млн человек. Каждый совершеннолетний здоровый юноша подлежит призыву на военную службу, где получает, в том числе, автоматическое огнестрельное оружие. В таких условиях говорить о том, что наша страна лишена оружейной культуры, как минимум, абсурдно. Естественно, есть над чем работать. Чтобы улучшить ситуацию, нужен пересмотр требований, предъявляемых к открытию стрелковых объектов, их либерализация. Разумеется, нужно и изменение оружейных законов, чтобы граждане получали доступ к большему количеству оружия – речь идет не об упрощении процедуры отбора, а именно о снижении административных барьеров. Гражданин, не имеющий противопоказаний к владению оружием, должен максимально просто проходить все проверки; а вот те, кто не могут владеть оружием в силу объективных причин (медицинские противопоказания, наркомания, алкоголизм и пр.) должны, напротив, максимально выявляться и отсекаться лицензионно-разрешительной системой. Факты говорят сами за себя: параллельно с ростом легального гражданского оружия на руках у населения – на 10-12% в год, - число преступлений с оружием снижается на те же 10-12%. Отсюда истина – чем больше оружия, тем меньше преступлений и тем выше уровень оружейной культуры.

Вода камень точит

- Кроме Александра Торшина (бывший вице-спикер Совфеда, а ныне заместитель председателя Банка России, - прим.), кто-то из политической элиты поддерживает либерализацию оружия в России? И какие партии поддерживают вас? - Уровень поддержки требований о расширении прав граждан на оружие среди политической элиты нашей страны высок, однако недостаточен для соответствующих законодательных изменений. Среди политических партий, находящихся в парламенте, консолидированно право на оружие поддерживает ЛДПР, остальные партии не имеют единой позиции, однако отдельные их члены высказывают свое положительное отношение к этом базовому праву на безопасность. Среди звезд шоу-бизнеса также есть люди, публично выражающие поддержку требованиям организации «Право на оружие». В их числе, например, Иван Охлобыстин, который также является почетным членом организации. Неоднократно в поддержку прав на оружие выступали телеведущий Владимир Соловьев, психотерапевт Михаил Виноградов, генеральный прокурор Юрий Чайка, члены Общественной палаты России Георгий Федоров и Дмитрий Галочкин и многие другие. Однако, повторюсь, существующей поддержки по-прежнему недостаточно, чтобы «продавливать» законодательные изменения. Что ж, никто не обещал, что будет легко. Мы продолжаем работать как с политическими элитами, так и с общественным мнением. В последнем пункте наблюдается серьезный успех: если 4 года назад, по данным исследовательской группы «ЦИРКОН», о поддержке расширения прав граждан на владение короткоствольным оружием заявляли только 14% граждан России, то в прошлом году, по данным «Левада-центра», уровень поддержки вырос до 44%. Это – отличный результат, нужно просто продолжать работу.

Санкции, оружие и опыт США

- Как известно, антироссийские санкции США и Запада затронули и оружейный рынок. Как сегодня обстоят дела в Соединенных Штатах с оружием российского производства? - Санкции, введенные в отношении России западными странами, очень серьезно сказались на оружейном рынке нашей страны, причем не только на непосредственно производителях и продавцах, но серьезный ущерб понесли и смежные сферы, например, оружейной прессы. Из-за введенных санкций снизилось количество иностранных рекламодателей, которые ранее серьезно финансово поддерживали оружейные журналы. С точки зрения потребителей США, которые традиционно очень положительно настроены по отношению к российскому оружию (прежде всего, имеется ввиду экспорт полуавтоматических версий автомата Калашникова – карабинов «Сайга»), последние серьезно потеряли. Разумеется, существуют версии АК, произведенные в других странах – "калашниковы", правда, под другим названием, производит и поставляет на внешние рынки Китай, однако американские потребители предпочитают в своих коллекциях «оригинальное», российское оружие. Из-за санкций они такую возможность потеряли: российский производитель АК – Концерн «Калашников» -полностью лишился возможность поставок в Соединенные Штаты. Как традиционно и бывает, из-за политических игр в конце концов пострадали обычные потребители. Хочется надеяться, что в 2016 году на президентских выборах в США победит более лояльный, прежде всего, к своему собственному народу кандидат, который снимет ограничения, препятствующие развитию экономик обоих государств. Ощущения того, что нынешняя президентская администрация США пойдет на такой шаг, увы, не возникает. - Как меняется отношение к владению оружием в Америке после череды кровавых случаев стрельбы по людям? И что России полезно позаимствовать, а что - не надо, из американского оружейного опыта? - После массовых убийств в США каждый раз возникает дискуссия об обороте оружия. К счастью, американские граждане по-прежнему стоят на защите своей Конституции и ее второй поправки, которая гарантирует право на оружие. К счастью, потому что большинство массовых расстрелов происходит именно в местах, где ношение оружия для граждан под запретом. Угадайте, куда в таком случае направляется преступник: в место, где граждане легально вооружены и могут дать отпор бандиту, или туда, где никто не может препятствовать кровавой расправе, ведь граждане, следующие правилам – безоружны? Ответ очевиден! Преступники на то и преступники, что не соблюдают правил и законов. В США в связи с этим все большую популярность набирает движение за отмену так называемых "guns free zones" («зон, свободных от оружия»), все больше студенческих кампусов разрешают своим студентам и преподавателям приносить оружие самообороны. Кстати, крупнейшая в мире оружейная организация – Национальная стрелковая ассоциация США – пару лет назад запустила специальную программу для учителей по обучению владению оружием. Это именно то, чему стоит сегодня учиться у США, расширяя право граждан России на оружие и помня о том, что, например, когда Великобритания после массового убийства в 1996 году пошла на ужесточение оружейного законодательства, она получила рост преступности практически в два раза. Разоружая граждан перед лицом преступников, государство только помогает последним в совершении криминала.  

Беседовала Лада Михайлюк
Фийон просит Трама учитывать интересы Европы на переговорах с РФ
Закрыть