Лента новостей
Поиск
loop
ИноСМИ
Духовный лидер Ирана раскритиковал соглашение по ИЯП

Духовный лидер Ирана раскритиковал соглашение по ИЯП

7:14  17 Июля 2015
494

Аятолла Али Хаменеи, духовный лидер Ирана

Соглашение по ИЯП, благосклонно встреченное странами "шестерки" и многими другими, но вызвавшее крайне негативную реакцию со стороны Израиля, подверглось теперь критике и со стороны духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи - соглашение-де нарушает обозначенные им в докладе от 23 июня "семь красных линий". Что вызвало недовольство аятоллы? Разбирается Томас Эрдбринк в статье Iranian Hard-Liners Say Nuclear Accord Crosses Their Red Lines для The New York Times. Перевод статьи публикуем специально для наших читателей. Когда верховный лидер Ирана направил письмо президенту страны, поблагодарив его за ядерные переговоры с Соединенными Штатами и другими мировыми державами, к своим выводам он добавил важную оговорку. Комплексный план требует "пристального внимания", пишет верховный лидер аятолла (почётное звание шиитских богословов, имеющих право самостоятельно выносить решения по вопросам исламского права - прим. ред.) Али Хаменеи, добавив: «Будьте обеспокоены возможными нарушениями обязательств другими сторонами». Тон письма, возможно, покажется дружелюбным тем, кто не знаком со стилем верховного лидера, сказал Hamidreza Taraghi, политолог, близко знакомый с аятоллой Хаменеи. "Но реакция была холодной, - сказал он. - Обратите внимание, как он поблагодарил участников переговоров, но не поздравил их с победой. Наш лидер беспокоится о нескольких пунктах сделки". Известный сторонник жесткой линии, ранее сдерживавший ядерные переговоры, использовал письмо как сигнал того, что иранская сторона может свободно критиковать сделку. В наспех собранной пресс-конференции в Тегеране в четверг аналитики жесткой линии торжественно объявили, что они ответят на призыв лидера путем изучения договора на выявление каких-либо хитрых трюков или юридических лазеек, которые"высокомерная" нация, возможно, пытается скрыть в тексте. "Мы здесь, чтобы помочь правительству, - сказал Foad Izadi, профессор общественной дипломатии в университете Тегерана. - Совершенно ясно, что есть серьезные проблемы с этим соглашением". Не желая зайти слишком далеко, в преддверии речи верховного лидера, который выступит в субботу в конце Рамадана, стратегия жесткой линии заключается «в том, чтобы изучить соглашение и увидеть, нарушает ли оно любую из семи основных «красных линий», установленных аятоллой Хаменеи» в его заявлении, опубликованном 23 июня. Поэтому, когда некоторые иранцы танцевали на улицах во вторник, празднуя сделку, так как большинство людей расценили ее как способ наконец избавиться от экономически санкций, ястребы выключили телефоны, взяли свои лупы, и начали изучать 159 страниц плана, разработанного в Вене. Они были обеспокоены тем, что они обнаружили. "Мы быстро поняли, что то, чего мы опасались все это время, стало реальностью, - сказал Алиреза Матаджи, организатор мероприятия в Тегеране. - Если Иран согласится с этим, то наша атомная промышленность будет скована в течение многих лет". В списке основных «красных линий», аятолла Хаменеи отметил, что он категорически против долгосрочных ограничений по ядерной программе Ирана. "Несмотря на настояния США, мы не принимаем 10-12 летние ограничения, и переговорщики уже сообщили о приемлемых для нас сроках", - сказал он. Сторонники жесткого курса говорят, что в «совместном плане действий», составленном Ираном и мировыми державами во вторник, многие из ограничения выходят далеко за рамки 10 или 12 лет. Некоторые пункты сделки закончится после 10 лет. Но она включает в себя 15-летние ограничения в отношении деятельности по обогащению урана в подземном бункере комплекса Фордо. Ирану также запрещено накапливать тяжелую воду или строить реакторы на тяжелой воде в течение 15 лет. Он не будет допускаться к переработке любого отработанного топлива, или к проведению исследований на отработанном топливе. "То, что они постоянно повторяют временные рамки в 15 или 25 лет по некоторым пунктам, неприемлемо", - сказал аятолла Хаменеи 23 июня, изложив «красную линию № 7». Международное агентство по атомной энергетике и наблюдатели Организации Объединенных Наций будут следить за производством концентрата урановой руды в течение 25 лет, говорится в документе. В том же заявлении, аятолла Хаменеи подчеркнул, что он не принимает проверок атомного агентства в рамках «красной линии № 5» : "Они утверждают, что Международное агентство по атомной энергетике должно проводить проверки, - сказал он. - Что за безумное заявление?" На пресс-конференции в четверг, г-н Izadi сказал, что он насчитал в общей сложности 19 «красных линий» верховного лидера. "Из них 18 с половиной были нарушены, - сказал он. - Они хотели полностью закрыть Фордо, но нам удалось сохранить его открытым, без обогащения, к сожалению. Это единственное достижение". Горстка репортеров из бескомпромиссных новостных агентств записали каждое слово. В своем заявлении аятолла Хаменеи исключил инспекцию военных объектов. «Красная линия № 6»: я никогда не приму нетрадиционные инспекции или допрос лиц, - сказал аятолла Хаменеи. - Я уже утверждал, что осмотр военных объектов не может быть допущен никогда". В соответствии с соглашением, международные инспекторы должны получать доступ к подозрительным ядерным объектам не более чем через 24 дня, даже если они являются военными объектами. На пресс-конференции профессор политологии и международных отношений, Mohammad Sadegh Koshki, сказал, что даже само подтверждение сделки Советом Безопасности Организации Объединенных Наций является плохим жестом для Ирана. Правительство Ирана утверждает, что новая резолюция сделает отклонение сделки труднее для Конгресса США. Но г-н Koshki, который регулярно появляется на государственном телевидении, заявил, что это превратит членов Совета Безопасности в постоянных арбитров, которые, в конечном счете, будут решать, придерживается Иран своих обещаний или нет: "Как Иран может пожаловаться на людей, с которым он заключил сделку, когда они все занимают постоянные места в Совете Безопасности, - сказал он. - Текст также полон неоднозначных слов в отношении снятия санкций. Мы должны изучать это очень тщательно". Вполне возможно, что «красные линии» были частью стратегии переговоров Ирана, разработанной, чтобы получить наилучшую возможную сделку, и теперь они будут забыты, сказал один аналитик. "Мистер Хаменеи представляет собой итоговый баланс фракций Ирана, - сказал аналитик, - не воспринимайте «красные линии» слишком серьезно". Он добавил: "Весь этот процесс был начат верховным лидером. Он контролировал и направлял переговоры все эти годы. Он знает, что это лучшее предложение, которое он мог получить".

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics