Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Ядерный могильник под Петербургом: активисты протестуют, ученые не боятся

Ядерный могильник под Петербургом: активисты протестуют, ученые не боятся

19:35  15 Июля 2015  /обновлено: 23:17  26 Октября 2015
879

Активисты подписали открытое письмо на имя президента Петербургские экологи, представители общественных организаций, депутаты Законодательного собрания Петербурга организовали в среду акцию протеста против строительства ядерного могильника в Сосновом Бору, в 40 км от Петербурга, передает корреспондент Федерального агентства новостей. На акции присутствовали депутат Госдумы Николай Кузьмин, глава общественной организации «Зеленый мир» из Соснового Бора Олег Бодров, депутаты Заксобрания города, представитель общественного движения «Красивый Петербург» Красимир Врански. Представитель общественного движения «Красивый Петербург» Красимир Врански

Нужен документ

Напомним, Росатом планировал построить полигон по захоронению ядерных отходов (ПЗРО) в Ленобласти, однако недавно отказался от проекта строительства на территории Соснового Бора. Акция направлена на привлечение внимания к потенциальному строительству ПЗРО, и для «закрепления результата» активисты требовали от Росатома документального подтверждения принятого решения. Да и формулировки, с которыми Росатом отказался от ПЗРО, не исключают строительства могильника в будущем, считают протестующие. «С прошлой недели, когда петицию против строительства ядерного могильника подписали больше 40 тысяч человек, Росатом внезапно заявил, что не будут строить. Мы очень этому рады, но ждем документального подтверждения. Нам очень важно документальное заверение правительства Российской Федерации и Ленобласти, что строительства ядерного могильника не будет», – сказал Врански. «Я за то, чтобы отходы не превращались в свалки, а перерабатывались. Сегодня не требуется строить пункт захоронения на 250 тысяч кубических метров, можно использовать технологии, которые перерабатывают твердые и жидкие радиоактивные отходы. Поэтому такие проекты, кроме как коммерческим интересом, ничем объяснить невозможно. Нельзя располагать пункт захоронения радиоактивных отходов в городской черте», – заявил Николай Кузьмин. Депутат Госдумы Николай Кузьмин Парламентарий отметил, что представителям обеих сторон нужно сесть за стол переговоров и обсудить возможные варианты решения проблемы. С коллегой согласен Красимир Врански, но у него есть другое предложение: «Строить ПЗРО там, где в радиусе ста километров вообще нет людей. Пусть заново строится вся инфраструктура, ведь это капитальный стратегический объект, его нельзя строить у нас под городом».

Опасно или нет?

Сосновый Бор исторически был освоен под площадку атомной энергетики и ядерных технологий. В свое время там было создано региональное хранилище ядерных отходов. В специальной зоне хоронили отходы с Ленинградской атомной станции и со всего Северо-запада. Поэтому очень легко понять, почему выбор пал именно на Сосновый Бор – здесь есть инфраструктура, сюда и сейчас свозят отходы из медицинских и промышленных источников. На сегодняшний день в Сосновом Бору существует несколько временных хранилищ. Но речь идет не о временном, а о постоянном месте захоронения отходов, срок «работы» которого составляет 300 лет. Многие специалисты не поддерживает протестующую общественность. На днях корреспондент ФАН пообщался с директором клуба «Энергия» Сергеем Аверьяновым, живущим в Сосновом Бору. Клуб недавно обследовал на предмет радиационной опасности форт Ино. Аверьянов отметил, что радиоактивные отходы делятся на три класса: малоактивные, среднеактивные и высокоактивные. В Сосновом Бору речь шла о малоактивных и среднеактивных отходах. И, по заверению эксперта, такого рода места захоронения не несут опасности ни для жителей прилегающих зон, ни для тех, кто работает непосредственно на местах захоронения отходов. «Они упаковываются соответствующим образом, спрессовываются в металлическую бочку, укладываются в бетонные контейнеры. И их надо где-то складировать. Сейчас они находятся во временных хранилищах при атомных станциях. Но сколько их можно там накапливать? В Сосновом Бору речь идет о строительстве постоянного места захоронения. Средняя активность отходов – 300 лет. На протяжении этого времени нужно брать пробу грунта, проводить исследования – и все. Они не требуют какого-то технологического внимания, их правильно нужно подготовить, упаковать, положить и контролировать», – сказал Сергей Аверьянов. Солидарен с коллегой член Академии наук экологии безопасности человека и природы, член общественного совета Росатома Олег Муратов. По мнению эксперта, страхи во многом безосновательны. «Ядерноопасный и радиоактивный – это разные вещи. С ядерными материалами, которые используют как топливо для атомных реакторов, у нас другая ситуация. Отработанное топливо вывозится в место постоянного захоронения в Красноярский край. А здесь речь идет о радиоактивных отходах. Это изотопы, которые, в том числе, применяются в медицине. К примеру, йод – это радиоактивный изотоп. В пожарных извещателях тоже стоит такой же радиоактивный изотоп, его влияние пройдет через несколько лет. А вот для йода период полураспада составляет несколько часов», – сказал он. По словам экологов, на территории России существуют десятки временных могильников, они находятся на поверхности земли и потенциально более опасны. Только в Сосновом Бору таких временных могильников несколько штук. И постройка постоянного места захоронения повысит общую безопасность. «В Корее на месте таких захоронений строят парки, где гуляют люди и стоят аттракционы, - говорит Олег Муратов.- В Швеции муниципалитеты боролись, чтобы было построено два места захоронения, где можно обустроить лаборатории, которые на протяжении двадцати лет работали бы при них. Но в Швеции объемы ядерной энергетики не такие, как в России, поэтому было решено построить один так называемый «могильник», и вот муниципалитеты боролись, у кого именно его построят», – говорит Муратов.    

Диана Колобаева
Закрыть