Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Персидская сказка: Иран обречен на союз с Пекином и Москвой

Персидская сказка: Иран обречен на союз с Пекином и Москвой

14:43  14 Июля 2015  /обновлено: 23:24  26 Октября 2015
1791

После нескольких недель ожесточённых споров, демаршей и переносов дедлайна Тегеран и «шестёрка» посредников всё-таки подписали в Вене долгожданное соглашение по иранской ядерной программе. В обмен на свой отказ от продолжения разработок ядерных технологий, способных привести к созданию атомной бомбы, Иран избавляется от удушающих западных санкций, довлевших над ним все последние годы.

О чем договорились?

По итогам «кровопролитных» переговоров дипломаты пяти стран, являющихся постоянными членами Совбеза ООН, а также Германии смогли добиться от Ирана практически полного прекращения научных и промышленных работ по производству оружейного плутония на реакторе на тяжёлой воде в Араке, а также по обогащению урана на центрифугах в Натанзе и на заводе в Фордо. Запасы низкообогащённого урана резко сокращаются: с 10 тонн до 300 кг, причём большая их часть может быть вывезена в Россию в обмен на поставки природного урана из нашей страны. Излишки тяжёлой воды будут распроданы на мировом рынке. МАГАТЭ получит долгосрочный регулярный доступ к иранским ядерным объектам, однако сможет посещать лишь определённые места в стране. Непрерывный мониторинг со стороны инспекторов будет ограничен несколькими объектами. В обмен на эти шаги Иран получает одновременное снятие международных и большей части односторонних санкций, включая торговое эмбарго, финансовые ограничения и запрет на передачу технологий. Исламская республика вновь сможет торговать нефтью и газом, осуществлять банковские транзакции и ввозить в страну необходимые технологии в области энергетики и нефтедобычи. Все эти санкции будут сняты сразу же, как только Тегеран выполнит указанные обязательства по своим ядерным объектам. В случае нарушения обязательств со стороны иранских властей санкции будут восстановлены в течение двух месяцев. В свою очередь, Иран уже пообещал, что если санкции будут возвращены, он также будет считать себя свободным от обязательств перед «шестёркой». Единственное ограничение, которое продолжит своё действие в отношении Ирана, касается поставок в эту страну оружия. Этот вопрос был, пожалуй, самым спорным на переговорах. Иран и Россия настаивали на немедленном снятии оружейного эмбарго, введённого резолюцией СБ ООН № 1929 в 2010 году. США, обеспечивая интересы Израиля, настаивали на восьмилетнем сроке. В итоге, видимо, будет выбран промежуточный китайский вариант — два года полного запрета, по прошествии которых за поставками оружия в Исламскую республику начнёт следить специально созданная комиссия. Очевидно, что сколь-нибудь серьёзное вооружение сможет попасть в Иран никак не раньше, чем через несколько лет. Кроме того, будет продлён санкционный режим в отношении поставок технологий для создания баллистических ракет.

Кто же в выигрыше?

В нашей стране тема снятия иранских санкций сопровождается ожесточённым заочным спором между представителями власти и либеральной оппозиции. В то время как официальные лица излучают радость от возвращения Ирана в «семью цивилизованных народов», демократическая общественность на пару с украинскими «аналитиками» предрекает России скорый «глад и мор» из-за падения нефтяных котировок после того, как на рынок выплеснутся миллионы баррелей персидского чёрного золота. Кто же прав? Как это обычно бывает, тема отмены антииранских санкций гораздо сложнее, чем выглядит на первый взгляд, и уж точно не описывается фразами типа «Америка наносит по русским смертельный удар», как любят трактовать нынешнюю «движуху» вокруг Ирана наши галицийские и эхомосковские «небратья». Достаточно сказать, что в игру углеводородных брокеров фактор предстоящего выхода иранского топлива на биржи давно включён и вот уже несколько месяцев непосредственно влияет на цену за баррель. Не случайно и президент Путин заявил на уфимском саммите ШОС, что «российская экономика абсолютно готова к ценовым колебаниям» в случае иранского возвращения. А вот готовы ли к таким колебаниям американские сланцевые компании, часть из которых и так уже балансирует на грани банкротства, — ещё вопрос. Вероятно, именно этим, а не заботой об израильской безопасности, объясняется подозрительное отношение к иранской сделке со стороны Конгресса США, республиканское большинство которого традиционно тяготеет к нефтяной индустрии и теперь будет иметь пару месяцев, чтобы пытаться заблокировать венское соглашение. Ценовой вопрос по иранской нефти вообще не так однозначен, как кажется. В частности, Тегеран ещё до снятия санкций потихоньку торговал своим чёрным золотом примерно на 2,8 млн баррелей в день. Этот объем шел, главным образом, в Китай, который покупал «контрабандный» товар со значительным дисконтом, объяснявшимся серьезными финансовыми рисками такой торговли для китайских контрагентов. Не так-то просто проводить через Индийский океан караваны танкеров, когда ни официальные банковские платежи через SWIFT, ни страховка груза не действуют. Теперь же, после отмены санкций, ирано-китайская торговля возобновится уже в «белом» режиме и, очевидно, по более высоким ценам — что может положительным образом сказаться и на российских поставках. К слову, один из иранских способов обхода санкций заключался в использовании индийских нефтеперерабатывающих заводов, на которые Тегеран гнал свои баррели силами частных компаний — в обход Пакистана, да ещё и в обмен на золото. И здесь всем могильщикам России стоило бы приглядеться к телодвижениям «Роснефти», покупающей долю в индийской нефтегазовой компании Essar Oil, на балансе которой значится суперсовременный НПЗ в городе Вадинар. Если же в скором времени наши фирмы войдут ещё и на иранский рынок углеводородов, как это уже случалось в Венесуэле или Ираке, то всем клеветникам придётся, пожалуй, с горя съесть свои шляпы. Всё идёт к тому, что главными бенефициарами отмены антииранских санкций, помимо иранского народа, окажутся вовсе не США и, тем более, не Европа. По тем же углеводородам Китай вообще способен законтрактовать всю иранскую нефть с газом на долгие годы вперёд, оставив Старый Свет с носом — точнее, с российскими трубопроводами, серьёзной альтернативы которым в ближайшие годы не предвидится.

Цены на нефть — дело десятое

И всё же миллионы дополнительных тонн топлива — далеко не главный приз в развернувшейся Большой игре вокруг Ирана. «Разблокированный» Иран, даже лишённый новейших систем вооружения, немедленно превращается в главную региональную силу, способную не только сдержать атаки террористической ИГИЛ*, но и бросить вызов экспансии монархий Персидского залива. Представить, что в этом геополитическом противостоянии Тегеран переметнётся на сторону Запада и его клиентуры с Аравийского полуострова, невозможно. Даром, что ли, духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи заявил на днях, что при любом исходе переговоров с «шестёркой» борьба Исламской республики против «глобального высокомерия» в лице США будет продолжена? А чтобы бороться было сподручнее, Тегеран в обозримой перспективе сможет покупать у России оружие, начиная с зенитных ракетных систем, — они послужат отличной заменой собственному иранскому ЗРК, созданному по технологиям и на оборудовании из дружественного Китая. Немаловажно и то, что Москва уже напрямую связала переговоры по иранской ядерной программе с такой актуальной для нас темой, как строительство американской ПРО в Европе, всегда позиционировавшейся на Западе как «оборона от тегеранского милитаризма». Сразу по итогам венских переговоров министр иностранных дел России Сергей Лавров поспешил напомнить «городу и миру» об обещании, данном президентом США Бараком Обамой в апреле 2009 года, — о том, что в случае успешного разрешения иранского ядерного вопроса в создании элементов противоракетной обороны в странах Восточной Европы уже не будет необходимости. Посмотрим теперь, как станут изворачиваться наши западные партнеры, оправдывая собственный экспансионизм. В целом же, как бы ни мечталось освободительной общественности, дальнейший цивилизационный вектор Ирана прочерчен никак не на Запад, а ровнёхонько в сторону Шанхая, до самой штаб-квартиры ШОС. Через несколько лет этот вектор окончательно сольётся с одним из рукавов возрождённого Великого Шёлкового пути — грандиозного евроазиатского проекта, бросающего вызов евроатлантической торговле. На этом пути Иран обречён на союз с Китаем и Россией. И в рамках этого союза нашей стране вполне достаточно будет иметь в лице своего каспийского соседа надёжный форпост против «варварских полчищ» радикальных исламистов и привлекательный рынок для своих оборонных и энергетических компаний.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Иван Ленцев
Закрыть