Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Политика
ВВС США объявили тендер на покупку живых тканей россиян
Весь мир
Как политика России толкает граждан Таджикистана в ИГ
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Как политика России толкает граждан Таджикистана в ИГ

    6:11  12 Июля 2015
    2021

    Правительство Таджикистана в Душанбе

    Не так давно к радикальной группировке "Исламское государство" примкнул таджикский полковник Гулмурод Халимов. Он открыто позвал своих соотечественников за собой. Эксперты опасаются, что появление рекрутов ИГ* в Таджикистане может быть опасным. У молодых людей нет работы и перспектив. А возможность поехать на заработки в Россию уменьшилась после принятия нового трудового законодательства. О ситуации в стране рассказал автор The Washington Post. Федеральное агентство новостей подготовило перевод материала "How Russia’s labor migration policy is fueling the Islamic State". Когда таджикский командир специальных сил, проходивший американскую подготовку, полковник Гулмурод Халимов несколько недель назад примкнул к группировке "Исламское государство", он озвучил громкий призыв для сотен тысяч своих соотечественников, работающих в качестве трудовых мигрантов в России последовать его примеру. "Хватит служить неверным", - сказал он на видео, опубликованном в Интернете. После чего правительство Таджикистана заблокировало доступ к Facebook, YouTube и другим социальным сетям на несколько дней. Но местные мигранты и религиозные последователи говорят, что если "Исламское государство" приобретает новых союзников в Таджикистане, этому больше способствуют экономические причины, чем идеология. В начале года вступило в силу новое российское миграционное законодательство, которое потребовало от иностранных работников из стран, не входящих в Евразийский экономический союз, проходить языковые тесты, учить историю России, приобретать дорогие разрешения и оплачивать высокие ежемесячные взносы, чтобы сохранить рабочие места, которые они занимали в течение многих лет. Закон особенно сильно повлиял на Таджикистан, где денежные переводы составляют почти половину национального дохода. Всемирный банк прогнозирует, что эти доходы упадут на 23% в этом году. Между тем, ИГ наготове, они предлагают большие суммы денег для отчаянных и безработных, если те отправятся воевать в Сирию. И многие - учитывая отсутствие вариантов в бедной бывшей советской республике – реагируют на призыв. "Если нашим молодым гражданам, у которых нет работы, которые не получают зарплату, у которых нет жизни, предложат золотые горы и скажут: 'вы сможете заработать больше денег и улучшить свои жизненные условия" – они, естественно, почувствуют себя гораздо лучше, отправившись воевать в Сирию», - сказал Мавжуда Азизов из Международной организации по миграции в Таджикистане. "Более 400 наших граждан, официально, находятся в Сирии, и эта цифра может быть больше. Это только те, кого мы знаем по имени". Дильшод Салиев 22 лет вернулся из Москвы в Сарбанде на юго-западе Таджикистана около трех месяцев назад, после того, как он был вынужден покинуть свою работу на мебельной фабрике. Он говорит, что если исламские рекуртеры пришли бы к нему и предложили деньги в обмен на вступление в их ряды, он не взял бы деньги. Но он знает тех, кто уже взял - и понимает, почему другие бы это сделали. "Конечно, есть угроза экстремизма - многие люди в нынешней ситуации находятся в отчаянии," - сказал он. "Им нужна земля, они должны строить свои дома. У них есть дети, школы, за которые надо платить; им нужны деньги так сильно, что они могли бы присоединиться к любой группе, которая предложила бы им оплату. Таким образом, существует риск". Салиев говорит, что его бывший босс удерживал его жалованье и заменил недовольных таджикских работников, украинцами, которые наполнили российский рынок труда, так как война в Восточной Украине вытесняет местное население. Перед тем как вступила в силу новая российская политика в области труда, заработная плата Салиева составляла примерно 29000 рублей в месяц или около 900 долларов, прежде чем рубль упал. Он смог оплатить свою свадьбу и свадьбу его сестры, и даже купить участок земли, но теперь, если Салиев захочет вернуться в Россию, ему придется экономить, по крайней мере пол года, каждую копейку из, примерно, 100 долларов в месяц, которые он получает, выполняя случайные заказы на строительные работы. Эти деньги понадобятся ему, чтобы заплатить за новое разрешение на работу, из-за высокого уровня отсева учащихся, такого, что он не может пройти тест без подготовительных курсов или взятки. Его зарплаты не достаточно даже для того, чтобы содержать свою жену и двух детей, говорит он. Степень угрозы призывов в Центральной Азии не ясна. Российские дипломаты постоянно предупреждают о переправке бойцов из Центральной Азии в экстремистские группы в Сирии и Ираке. И есть достаточно неподтвержденных свидетельств - от оперуполномоченных, студентов и трудящихся мигрантов – о присоединениях к "Исламскому государству*". Но западные ученые, изучающие область говорят, что такие предупреждения преувеличены и вызваны, возможно, национальными вопросами и глобальными проблемами безопасности. Идея того, что исламистские экстремистские группы сфокусируются на таджиках, как на потенциальных пехотинцах в их вооруженной борьбе за халифат, является и очевидной, и парадоксальной. Таджикистан имеет длинную, в основном плохо контролируемую границу с Афганистаном, которая может стать путем для экстремистского транзита, как это было ранее с незаконной региональной торговлей наркотиками. Но религиозное мусульманское население Таджикистана живет под контролем светского авторитарного правительства Эмомали Рахмона, который запретил женщинам и детям в возрасте до 18 посещать мечети с закрытым лицом, закрыл десятки религиозных школ и, как сообщается, поддерживает принудительную стружку бород у мужчин, чтобы стереть религиозный вид с улиц Таджикистана. Анти-исламкое настроение стало настолько сильным, что Партия исламского возрождения - оппозиционная группа, которая принимала участие в таджикской политике во время постсоветской гражданской войны, - жалуется, что правительство выбрало их в качестве козла отпущения, вместо того, чтобы решать социально-экономические корни нестабильности. Они говорят, что это подогревает растущий интерес к "Исламскому государству". "Если власти могли бы сделать возможным для людей жить и работать в стране, я не думаю, что были бы какие-то проблемы с радикальными группами – люди бы не захотели к ним присоединяться", - сказал Хикматулло Сайфуллозода, руководитель аналитического центра Партии исламского возрождения, которая, как он описал, выступает в роли "щита против распространения радикализма", которое сильнее всего поражает «очень уязвимых» трудовых мигрантов. "Если вы не можете найти работу, если вы не можете обеспечить себя, и вы живете в этой системе с высоким уровнем коррупции – вы либо станете преступником, либо окажите поддержку "Исламскому государству", - сказал известный правозащитник, который выступал в качестве основного кандидата от оппозиции на пост президента несколько лет назад: "В большинстве случаев люди, которые отправляются туда, очень бедные. Дело не в религии, а в бедности". Он сравнил зависимость Таджикистана от российского рынка с ситуацией «заложника». В самом деле, роль России в сохранении нестабильности в Таджикистане идет глубже, чем новое миграционное законодательство: именно в России, говорят эксперты, таджики и другие азиатские мигранты подвергаются влиянию экстремистской идеологии, в мечетях, которые они посещают вместе чеченцами и другими мусульманскими общинами, имеющими более тесные связи с ИГ. «Если мигранты отправятся в Сирию из России, никто не узнает, как они туда попали», - сказал Музаффар Олимов, директор Научно-исследовательского центра ШАРК в Душанбе. Он добавил, что в то время как радикальные таджики могут отправиться в Сирию, они не будут распространять социальную поддержку религиозных радикальных групп или пропагандировать сценарий арабской весны на своей родине. Для этого им потребуется различные обстоятельства и факты, люди здесь просто не хотят идти на это. Тем не менее, в стране средняя заработная плата жителей в возрасте до 24, является только частью того, что получают в этом же возрасте в России. А также почти 20% молодых людей в стране являются безработными. Здесь растет нестабильность, которая является реальной проблемой и, почти наверняка, не может быть решена силами внутри страны. "Таджики в основном полагаются на Бога и надеются, что все будет в порядке", - сказал 26-летний бывший работник-мигрант Мухаммед Зие, который сейчас предлагает свои услуги в качестве электрика в Душанбе. Зие вернулся два года назад, когда его отец заболел. Потом у него родился сын. Теперь он хотел бы вернуться в Россию, но сейчас ему нужно обеспечивать еще 5 ртов на сумму, примерно, 250 долларов в месяц – если ему достаточно повезет, чтобы получить работу, и он никогда не сможет позволить себе приобрести новое разрешение. Зие видит только один выход: если Таджикистан присоединяется российскому таможенному союзу, все барьеры для получения работы будут сняты. Более 70% населения страны поддерживает подобное решение. Но сейчас, Зие планирует просто плыть по течению и избегать каких-либо высокооплачиваемых предложений с высоким риском. "Я верю в Бога, и поэтому я просто говорю ему спасибо, даже если у меня будет только корка хлеба в день", - сказал он.

    * Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях