Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Иран на распутье: западный тупик или евразийские коридоры

Иран на распутье: западный тупик или евразийские коридоры

17:15  10 Июля 2015
643

Странные дела творятся на переговорах по иранской ядерной программе! Сперва они шли отлично, затем забуксовали, а теперь вдруг оказались на грани полного срыва. Шестёрка посредников и иранские представители вот уже почти месяц ежедневно проводят по несколько встреч в Вене, заседают часами, постоянно держат связь по телефону, отчитываются перед прессой об "ощутимом прогрессе" и "скором выходе их тупика" — но долгожданное подписание итогового соглашения всякий раз переносится на более поздний срок. Более того, как следует из реплик первых лиц, шансы на его подписание стремительно падают. Ещё неделю назад говорилось о "98%-ной готовности" финального документа, а теперь вдруг американский президент Барак Обама заговорил о "менее чем 50%-ной вероятности" его подписания. Уже известна и главная причина задержки: Тегеран и Вашингтон опять не в состоянии договориться; остальные посредники давно готовы обмакнуть перья в чернила. Уже нарушены все объявленные дедлайны: сначала 30 июня, затем 7 июля, и вот теперь — крайний возможный день, 10 июля, близится к концу, но соглашения нет как нет. Причём последний дедлайн критически важен: сообщается, что если бы сторонам удалось договориться до этого срока, у конгресса США остался бы всего месяц на блокировку подписанного документа и республиканцы просто не сумели бы собрать необходимые две трети голосов, чтобы торпедировать ратификацию. Что будет теперь, непонятно. Однако, судя по отскоку нефтяных котировок обратно к 60 долларам за баррель Brent после недавнего 10%-ного падения, мировое сообщество всё меньше верит в успех всего предприятия. Что же происходит? Почему драгоценное соглашение, выгодное и Ирану, и Западу, до сих пор не подписано? Каких последствий опасаются "высокие договаривающиеся стороны"? И как всё это влияет на российские интересы?

Никто не хотел отступать

На первый взгляд, всё очень просто. Главным выгодополучателем будущей сделки является сам Иран: в обмен на консервацию ядерной программы с него должны снять удушающие санкции, из-за которых эта исламская республика вот уже второй десяток лет не может продавать нефтегаз на Запад, завозить к себе критически важные технологии или пользоваться международными банковскими переводами. Как только санкции останутся в прошлом, иранскую экономику ждёт мощнейший рывок — это признают все. С другой стороны, возвращение Ирана в "семью цивилизованных народов" выглядит частью блестящей американо-европейской стратегии по "обузданию России" через новое падение мировых цен на углеводороды, и поэтому Запад также, вроде как, должен стремиться к скорейшему подписанию соглашения. Ну а в проигрыше должна, само собой, остаться Россия, власти которой, видимо, настолько "потеряли берега", что тоже зачем-то предвкушают скорейшую реализацию договорённостей. Всё отлично, вот только эта "простая схема" не работает. Начнём с Ирана. Проблема, обнаруженная на нынешних переговорах, заключается в том, что Запад требует от Тегерана не просто отказаться от ядерной программы, но, во-первых, сделать это первым, ещё до всякого снятия санкций; во-вторых, отказаться попутно и от своих баллистических ракет; и, в-третьих, согласиться на продление одного из ключевых элементов санкций — эмбарго на поставки в Иран вооружений. Очевидно, что эти требования категорически не устраивают Тегеран, которому предлагают разоружиться в разгар соседней войны, в самом взрывоопасном регионе мира. Баллистические ракеты и современное оружие — ещё вчера это касалось лишь вопроса израильской обороны. Но сегодня под боком у Ирана образовалось опаснейшее "Исламское государство*", с которым Корпус стражей Исламской революцией уже вовсю воюет в пригородах Багдада. А ещё чуть дальше поигрывает мускулами Саудовская Аравия, прямо обвиняющая Тегеран в поддержке шиитов по периметру своих границ. А совсем рядом расположилась Турция, которая не только давит сопротивление курдов, но и прямо поддерживает сирийскую оппозицию в войне против Башара Асада — между прочим, иранского союзника. При таких раскладах, Иран просто не имеет права односторонне разоружаться — даже в обмен на снятие нефтегазовых и финансовых санкций. Но ведь столь же несговорчивую позицию занимают на переговорах и США! Не случайно Белый дом всерьёз опасается, что оппозиционный конгресс заблокирует соглашение. И, опять же, если раньше это могло объясняться многолетней любовью республиканцев к своему "непотопляемому авианосцу" на Ближнем Востоке, то теперь в дело вмешались новые факторы — начиная с тех же самых нефтяных котировок. Всем уже понятно, что молниеносный рост иранской нефтедобычи с нынешних 2,8 млн баррелей в день до 4 миллионов и выплескивание этого богатства на мировые рынки ударит вовсе не только по России, но и по американским сланцевым компаниям, давно уже балансирующим на грани себестоимости. Вряд ли перспектива их разорения устраивает Grand Old Party, традиционно связанную с нефтяным сектором. В свою очередь, Европа, конечно, очень хотела бы воспользоваться иранскими углеводородами, и в первую очередь газом, для реализации своей idee fixe — диверсификации энергетического импорта. Ведь это было так здорово — выстроить трубу из Ирана прямиком до границ ЕС, чтобы урезонить аппетиты "Газпрома"! Вот только в нынешней ситуации, похоже, иранский газ скорее потечёт по трубам на восток, в сторону КНР, а вовсе не на запад. Не то, чтобы это было проще и ближе, однако геополитические трения между Тегераном и Анкарой, например вокруг ИГИЛ* и Сирии, достигли такого накала, что им легче вообще отказаться от взаимного сотрудничества. ЕС может, конечно, рассчитывать, что уж по морю-то танкеры из Персидского залива пойдут именно к берегам Старого Света, а не в Китай. Но на практике всё может оказаться совсем иначе.

В чём российский интерес?

А что же Россия? На что рассчитывает она в преддверии нового падения цен на нефть из-за иранского фактора? Да на многое рассчитывает, если честно. В частности, на сотрудничество в области ядерной энергетики: от вывоза в Россию иранского урана до строительства новых АЭС в этой стране. А ещё — на открывшийся рынок вооружений. Здесь наша страна могла бы занять весьма приличную долю рынка, а первой ласточкой стало бы возобновление поставок в Иран наших зенитных ракетных систем, прерванных как раз из-за санкций. Тегерану они уж точно понадобятся! А ещё Россия может всерьёз рассчитывать на долю в иранских углеводородных месторождениях для своих топливных компаний. Почему бы и нет? Помогаем же мы, к примеру, добывать нефть Венесуэле. Присутствовали же наши бренды в некогда дружественных Ираке и Ливии. Так отчего бы им не войти и на иранский рынок нефтегаза? Пусть делают выручку через добычу и продажу того самого продукта, который, по мысли западных стратегов, должен был обрушить российскую экономику! Стоит добавить, что вся логика "иранской ловушки для России" строится вокруг предположения, что, выйдя из-под санкций, Тегеран зачем-то немедленно рассорится с Москвой и, задрав штаны, побежит дружить с Западом. Так вот, сторонникам этой идеи стоило бы приглядеться к тому, что в эти дни происходит в Уфе, на саммите БРИКС и ШОС. Прямо сейчас, на встрече в узком составе глав государств-участников Шанхайской организации сотрудничества, решается вопрос о присоединении к ней новых членов. В числе первых кандидатов на вступление в полноправные члены ШОС, наряду с Индией и Пакистаном, значится как раз Иран, который все предыдущие годы имел статус страны-наблюдателя. Выбирая между Россией и Китаем, помогавшими ему все последние годы, с одной стороны, и Америкой и Евросоюзом, учинившими жестокие санкции, с другой, Тегеран вряд ли будет долго колебаться в предпочтениях. Не оттого, что Иран не захочет вообще поддерживать сношения с Западом, вовсе нет. Но потому, что гораздо выгоднее делать это в составе крепко сколоченной команды, способной сообща перетянуть на себя всё одеяло мировой торговли, а с ней и большой геополитики.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Илья Вахлаков
Новости партнеров
mediametrics