Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Героям-панфиловцам отказали в праве на миф

Героям-панфиловцам отказали в праве на миф

17:58  8 Июля 2015
1263

Мемориал «Вечный огонь» в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев

Государственный архив РФ опубликовал на своем сайте отсканированный доклад главного военного прокурора СССР Н. Афанасьева от 1948 года, в котором знакомый всем по школьным учебникам подвиг 28 героев-панфиловцев в том виде, в котором о нем известно, аргументированно назван литературным вымыслом. Что же в действительности стоит за этим легендарным эпизодом Великой Отечественной войны?

Правда против творчества

Прежде, чем переходить к опубликованному документу, коротко перескажем широко распространенную версию этого события. 16 ноября 1941 года в ходе обороны Москвы в районе разъезда Дубосеково под Волоколамском 28 бойцов из состава 4-й роты 1075-го полка 316-й стрелковой дивизии (командующий – генерал-майор Иван Панфилов) вступили в сражение с превосходящими силами гитлеровцев. Бой продолжался несколько часов – все бойцы отряда пали в нем смертью храбрых, успев при этом уничтожить 18 вражеских танков (и, очевидно, некоторое количество сопровождавшей их пехоты). Всем им в 1942 году было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. А командовавшему отрядом политруку Василию Клочкову приписывается крылатая фраза: «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!». Сомнения в этой версии появились еще в советской историографии, которая, разумеется, не была знакома с секретными прокурорскими докладами. Во-первых, стало известно, что погибли не все 28 панфиловцев. Во-вторых, информация об одновременном уничтожении такого значительного количества танков почему-то не фигурирует ни в советских, ни в немецких донесениях. В-третьих, неясно, откуда военкоры, описавшие подвиг, получили такие подробные сведения – официальная версия утверждает, что информатором был смертельно раненый участник боя Иван Натаров, однако достоверно известно, что он погиб за два дня до этого. Да и вообще вероятность того, что легковооруженный и малочисленный отряд, находящийся на равнине вне долговременных укреплений, мог нанести противнику такой серьезный урон, стремится к нулю. Архивный документ из отдельного фонда Прокуратуры СССР (ГА РФ. Ф. Р-8131) проясняет ситуацию. Он начинается с сообщения об аресте в 1947 году Ивана Добробабина – одного из 28 участников боя под Дубосеково. Выяснилось, что он не погиб, а был контужен, попал в немецкий плен и перешел на службу к оккупантам. Причем делал он это дважды, второй раз – бежав из-под ареста в 1943 году после того, как село, где он служил в полиции, было освобождено советскими войсками. В дальнейшем он прятался у родственников, а в 1944 году был вновь призван в РККА и участвовал в освобождении Украины, Молдавии, Венгрии и Австрии. Добробабин был осужден на 15 лет заключения с конфискацией имущества и лишением боевых наград. Однако прокуратура этим не ограничилась, поскольку в ходе расследования выяснилось, что еще четверо панфиловцев остались в живых. Это и побудило советских правоохранителей заинтересоваться подробностями легендарного боя. В докладе изложены результаты серии проверок и допросов всех причастных к описанию подвига 28 бойцов. Было установлено, что источником героической легенды стал очерк фронтового корреспондента Василия Коротеева, опубликованный 27 ноября 1941 года в газете «Красная звезда» (правда, там называлась другая рота и другой политрук в качестве командира), и более подробная передовица в той же газете днем позже, автором которой был литсекретарь издания Александр Кривицкий. Вначале последний указал цифру 28, а позже, в материале от 22 января 1942 года, привел пофамильный список. Все дальнейшие публицистические и литературные произведения основаны на сведениях Кривицкого. Если быть точными, панфиловцев, по версии Кривицкого, было 29, но один хотел сдаться врагам и был убит своими же. Журналист сообщил следователям, что эту цифру ему назвал редактор «Красной звезды» Давид Ортенберг, а фамилии предоставил командир 4-й роты капитан Павел Гундилович. Последний погиб в 1942 году, так что установить, откуда он взял именно такой перечень (по разным данным, он позаимствовал фамилии из некой ведомости либо просто по памяти указал погибших и пропавших без вести), не удалось. Ортенберг, в свою очередь, ссылается на военкора Коротеева, который сообщил о 30 бойцах. При этом желавших сдаться в плен было двое, однако по идеологическим соображениям один из «предателей» был отброшен. Наконец, сам Коротеев заявил, что точную цифру не называл: «По приезде в Москву я доложил редактору газеты «Красная звезда» Ортенбергу обстановку, рассказал о бое роты с танками противника. Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ему ответил, что состав роты, видимо, был неполный, примерно человек 30-40; я сказал также, что из этих людей двое оказались предателями… Я не знал, что готовилась передовая на эту тему, но Ортенберг меня ещё раз вызывал и спрашивал, сколько людей было в роте. Я ему ответил, что примерно 30 человек». На самом деле, численность роты была значительно выше. Как показал допрошенный командир 1075-го полка полковник Илья Капров, «в этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах». Согласно более поздним воспоминаниям Капрова, на участке всего 2-го батальона «шло 10-12 танков противника. Сколько танков шло на участок 4-й роты, я не знаю, вернее, не могу определить… В бою полк уничтожил 5-6 немецких танков, и немцы отошли». Это была разведка боем. После подключения резервов советская оборона была смята. Полк с большими потерями отошел на новые позиции – при этом 4-я рота, по оценке Капрова, пострадала больше всех: из примерно 140 человек в живых осталось порядка 20-25. Всего за 16 ноября 1075-й полк уничтожил 9 танков.

Правда против символа

Таков современный взгляд на бой 28 панфиловцев. Собственно, доклад военной прокуратуры, о котором идет речь, хорошо знаком профессиональным историкам. Выдержки из него есть в открытых источниках, включая «Википедию». Как сообщили Федеральному агентству новостей в Государственном архиве, решение разместить его на сайте было принято исключительно в связи с многочисленными обращениями граждан. Очевидно, это связано с юбилеем Победы, а также, возможно, с выходом фильма «Двадцать восемь панфиловцев», который должен появиться в этом году и в котором события будут изложены в мифологизированной версии. Замысел фильма и процесс сбора средств на него вызвал и до сих пор вызывает бурные дискуссии в Рунете. Известно также, что директор Госархива Сергей Мироненко (и сотрудники учреждения этого не отрицали) является последовательным противником мифологизации боя под Дубосеково. По его мнению, историческая правда гораздо важнее. В этом году он сделал ряд довольно жестких заявлений на этот счет, в том числе назвал вымыслом фразу политрука Клочкова. Видимо, чтобы не повторяться в каждом интервью, Сергей Владимирович и поручил обнародовать развенчивающий миф документ. Литератор и военный публицист Борис Подопригора не разделяет точку зрения Сергея Мироненко. Он, разумеется, согласен с тем, что это миф, но миф в хорошем смысле – по его мнению, «это исторически предопределенный способ памяти». В качестве аналогий он приводит древнегреческую легенду о 300 спартанцах и легендарную дату создания Красной армии 23 февраля 1918 года, которая не имеет под собой исторического обоснования, но в честь которой появился один из крупнейших государственных праздников СССР, а также современной России и ряда других постсоветских государств. «В этом же ряду и легенда о 28 панфиловцах. Но легенда, я бы сказал, полезная, ибо она символизирует то, что действительно происходило в то время и в том месте. Я не уверен, что это столь важно, сколько там было – 20 или 38. Ну, пусть будет 28. Главное, что действительно Москва была спасена в том числе за счет патриотизма, героизма целого ряда воинов Красной армии. Пусть остается в исторической памяти это событие, связанное с цифрой 28 и пусть с таким уточнением: панфиловцы», – считает Подопригора. «Я думаю, что это не только характерно для нашей культуры – и у американцев, и у британцев то же самое. Не надо сейчас заниматься таким, знаете, лягушачьим препарированием истории. Кто посвящает свою жизнь именно документам, именно архивам – ну, наверное, для них это повод написать еще одну статью. Я не уверен, что она будет какой-то особо интересной для широкого круга. А для всех остальных пусть остаются 28 героев-панфиловцев», – заключает эксперт.  

Андрей Величко
Новости партнеров
mediametrics