Поиск
Лента новостей
Закрыть
Новороссия
ВСУ нарушили режим прекращения огня в Донбассе 24 раза за сутки
Новороссия
Донецк непокоренный: фотосвидетельства украинского геноцида
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Донецк непокоренный: фотосвидетельства украинского геноцида

    12:10  8 Июля 2015  /обновлено: 23:47  26 Октября 2015
    263

    В выставочном зале «Смольный» в Петербурге открылась выставка известного донецкого фотографа Игоря Иванова «Донецк непокоренный», рассказывающая о тяжелых (а иногда и радостных) моментах с начала конфликта на Донбассе до наших дней. Корреспондент Федерального агентства новостей побывала на открытии и пообщалась с автором. Игорь Иванов живет в Донецке. Отец троих детей, он на протяжении всего украинского конфликта ездит по самым горячим точкам. Свои фотографии он не продает агентствам и не работает на издателя. На передовой Игорь – исключительно для документирования фактов, правды, которая зачастую скрыта от глаз непосвященных. Творчеством свою деятельность он не называет – говорит, что творить он начнет, когда закончится конфликт. Профессиональными амбициями он тоже не бравирует, подчеркивая, что дилеммы между удачным кадром и человеческим долгом у него никогда не возникало. На стенах выставочного зала печальные и светлые кадры жизни Донбасса. Большая часть из Донецка, но есть также Ясиноватая, Никишино, Дебальцево. На них смеющиеся городские девочки, идущие по цветущему парку, и опаленные войной лица жертв обстрелов и бомбежек. Вот фотография из поселка Октябрьский, где в 2014 году было очень много обстрелов. На ней рядом с горящим зданием на одной из окраинных улиц вблизи от аэропорта пожарный пытается успокоить плачущую женщину, приобняв ее за плечо. Другая фотография была снята меньше двух недель назад – это обстрел на улице Листопрокатчиков в Донецке. В доме практически полностью разнесло второй этаж. Женщина на снимке собрала нехитрые пожитки и в растерянности сидит на дворовой скамейке. Есть тут и датированная 1 октября 2014 года фотография из 58-ой школы, которая была обстреляна во время праздничной линейки: сотрудники и дети пережидают атаку в бомбоубежище. Корреспондент ФАН задала несколько вопросов Игорю Иванову на тему нелегкого труда фотографа в условиях войны. – Как вы работаете? Ездите вместе с батальонами? – Да, с самого начала я езжу с ребятами из «Патриотических сил Донбасса». Сейчас мы продолжаем вести хронику разрушений. Я вернусь, и мы продолжим. – Вы упомянули, что не считаете эту работу творчеством. Почему? – Можно ли назвать творчеством то, что ты снимаешь горе людей? Я не ставлю задачу сделать сенсационные кадры, стать знаменитым. У меня задача другая: показать людям происходящее, чтобы они задумались. – Я заметила, что здесь нет очень тяжелых кадров. Вы не снимаете такие вещи или просто решили не выставлять их? – К сожалению, такие снимки есть, просто мы решили не шокировать публику. Как доказательство преступлений, эти фото существуют, но я их даже не выкладываю в Сеть на всеобщее обозрение. Это для истории, как свидетельство, чтобы люди знали, что был такой период в жизни Донецка. Спустя 70 лет после войны никто не мог подумать, что мы снова столкнемся с откровенным фашизмом и геноцидом, прямо скажу. Мы видим попытки уничтожить собственный народ, всех, кто не согласен с киевской точкой зрения. Это происходит совершенно нагло и откровенно под прикрытием красивых лозунгов. – Приходилось ли вам из фотографа превращаться в участника событий? – Сначала я участник, а только потом фотограф. Оказываясь в напряженных ситуациях, мы с моей командой в первую очередь оказываем помощь, а только потом достаем камеры. Так было 22 января, когда был расстрелян троллейбус в Ленинском районе, и во многих других ситуациях. Я не считаю себя журналистом, мне важны люди. – Сложно ли вам снимать человеческое горе? – Да, сложно. Я стараюсь не выпячивать чужое горе и не делать из этого показуху. Это нужно делать корректно. Но это не должно раздавить чувства людей. Можно нарушить этот тонкий момент стремлением к художественному подходу. Это может поменять приоритеты – показать горе или показать свое творческое я. – В чем вы видите свою миссию? – Фиксация момента. Мы снимаем также сюжеты о том, как люди относятся к происходящему. При том, что город уже в течение года обстреливается, жители Донецка не ненавидят остальных жителей Украины. Это попытка донести до людей, что многие остались без крова, много раненых мирных жителей и бойцов ополчения. Мы не справляемся с задачей восстановления города самостоятельно, и если кто-то захочет помочь нашему городу, это будет очень хорошо. К тому же, большинство представителей прессы в основном приезжают на какие-то громкие разрушения. Мы же по возможности выезжаем на все разрушения, ведем базу, составляем хронологию. – А противоположная сторона как относится к вашим фотографиям? – Та сторона часто ворует наши материалы и использует их, чтобы показать все с точностью до наоборот. Даже небезызвестный Анатолий Шарий. Один из его сюжетов был посвящен тому, что происходило в Никишино. Он просто внаглую поверх нашего ролика наложил свой текст и переврал все. Те же самые события 22 января – мои фотографии использовались с перевранными фактами. – А у вас не спрашивают разрешения на публикацию фото? – Больше скажу, иногда они подписывают моим именем фотографии. – Как оцениваете работу российских журналистов по освещению конфликта? – В 90% случаев это правдивая информация. Мы работали на одних и тех же событиях, и я видел как потом это показывают по ТВ. В большинстве случаев это правдивая информация.

    Автор: Диана Колобаева
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть