Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Охота на "Сноуденов" в США не прекратится после ухода Обамы

Охота на "Сноуденов" в США не прекратится после ухода Обамы

5:03  26 Июня 2015  /обновлено: 0:30  27 Октября 2015
780

Эдвард Сноуден

Эдварда Сноудена, Джулиана Ассажа, Челси Мэннинг и других рассекретивших информацию американской разведки людей не перестанут преследовать после ухода Барака Обамы с поста президента США. Правительство Обамы устроило серьезную войну информаторам из разведки. Новые кандидаты, претендующие на кресло в Белом доме, не сильно расходятся во взглядах на "шпионов" с действующим руководством. Журналист Джон Ханрахан в материале War on Whistleblowers, After Obama опубликован порталом Сonsortiumnews.com рассматривает высказывания политиков, претендующих на пост президента. Перевод статьи сделало Федеральное агентство новостей. Война против информаторов поселила страх преследования всех честных коммуникаций между работниками национальных служб безопасности и журналистами, это означает, что общество получает постоянный рацион лжи правительства США, пропаганды и корыстной риторики. Вот одна из проблем войны президента Барака Обамы против информаторов: в девяти случаях были предъявлены обвинения в шпионаже, при раскрытии или, так называемом, злоупотреблении секретной информацией. Таким образом, нынешняя администрация установила нижний предел на количество обвинительных дел против информаторов для будущих президентов. И вот еще что: лидеры обеих политических партий, либо молчали, либо одобряли беспрецедентное подавление информаторов администрацией Обамы. Кто из тех, кто занимает высокую позицию в Конгрессе и обладает моральным авторитетом или доверием, чтобы бросить вызов нарушениям будущего президента? По вопросу о сохранении американских граждан в «темноте» и наказанию информаторов, которые осмеливаются просвещать их, у нас действует двухпартийной авторитаризм. И еще один момент: не стоит рассчитывать, что многие крупные американские СМИ будут проявлять значимый контроль и оппозицию по отношению к тому, как будущий президент будет поступать с информаторами. Основные СМИ и известные журналисты - с некоторыми редкими исключениями, такими как две статьи New York Times, и одна в Newark Star-Ledger - в значительной степени игнорируют политику заключению информаторов в тюрьму, которую ведет администрация Обамы. Или, что еще хуже, как мы уже сообщали ранее, некоторые из самых известных личностей в средствах массовой информации поддерживают позицию чиновников, призывая к суровым наказаниям для Эдварда Сноудена, Челси Мэннинга, Джулиана Ассанжа и Wikileaks, и для тех, кто по их утверждениям (без доказательств), ставит под угрозу национальную безопасность США, путем передачи секретной информаций СМИ. Нынешнее Министерство Юстиции выпустило в три раза больше обвинительных заключений в рамках Закона о Шпионаже, после раскрытия секретных документов, чем все другие администрации, начиная с 1917 года. Обама открыл дверь для своего преемника для продолжения - и даже расширения - нападений на национальную государственную безопасность информаторов, которые действуют в интересах общества. Закроет ли какой-либо из заявленных кандидатов в президенты эту дверь после того, как Обама покинет свой пост в январе 2017? Так же как с ведущими журналистами и членами Конгресса, не стоит рассчитывать на это. Остается открытым вопрос о том, станет ли будущий президент более агрессивным, чем Обама по отношению к информаторам. Но, основываясь на мстительном настрое большинства республиканских кандидатов и на жестких заявлениях главного кандидата от демократов Хиллари Клинтон касаемо дела об Эдварде Сноудене и раскрытии информации АНБ, перспективы для информаторов не очень хорошие. Клинтон и ведущие республиканские кандидаты придерживаются жесткой линии, утверждая, что Сноуден совершил тяжкое преступление и должен быть наказан за это, без возможности на снисхождение. В конечном счете - как в случае с постоянно растущей критикой Транс-Тихоокеанского партнерства и шпионажа Агентства национальной безопасности, например, - это не президент, Конгресс или СМИ, а граждане и активисты. Они обращаются с ходатайствами, устраивают уличные протесты, занимаются лоббированием и т.д. Выступающие по крайней мере пытаются препятствовать таким недемократическим программам, как войны против информаторов. Хотя, это могло бы помочь и остановить преследования осведомителей, если бы президент и Министерство юстиции были бы хоть сколько-нибудь восприимчивы к низовому давлению. Из-за значительного характера дела бывшего сотрудника АНБ Эдварда Сноудена, его случай иллюстрирует отношение кандидатов к роли информаторов в демократическом обществе. Не стоит забывать, конечно, что избиратели часто разочаровываются: после прихода к власти действия кандидатов часто рознятся с их предыдущими словами. Например, Обама в 2008 году: он и Джо Байден поддерживали этическую повестку дня, одним из пунктов которой была «защита информаторов». Но эта администрация придала совершенно новый смысл слову «защищать». В то время как кандидаты, попав в офис, могут отступать от прогрессивных позиций защиты осведомителей, кандидаты, которые в настоящее время называют Сноудена «предателем» или «преступником», вряд ли изменят свое мнение в пользу информаторов, после того как будут избраны. Хиллари Клинтон: Не друг для информаторов. Со стороны демократов, ничего из того, что Хиллари Клинтон заявила на сегодняшний день, не демонстрирует никакого понимания или сочувствия к роли информаторов. Довольно смешно, когда она говорит, что Сноуден и другие государственные информаторы "идут окольными путями". И как она поддерживает сказку о том, что у нас выстроена хорошая система для обсуждения проблем, которые поднимают информаторы о военных делах и шпионаже, и людям просто стоит пользоваться этой системой. Во время турне, посвященного своей книге, на вопрос газеты The Hill, Клинтон сказала на национальном общественном радио: "Были и другие способы, которыми г-н Сноуден мог воспользоваться, чтобы выразить свою обеспокоенность". Клинтон продолжила: "Я думаю, что все бы это одобрили, потому что это дополнило бы дискуссию, которая уже началась. Вместо этого, он покинул страну – сначала отправился в Китай, затем в Россию - прихватив с собой огромное количество секретной информации". Клинтон также утверждала, что откровения Сноудена нанесли ущерб национальной безопасности, путем предоставления информации террористическим группам. Еще одно высказывание Клинтон в том же духе было сделано 4 июля 2014 в интервью с The Guardian об «ответственности» Сноудена: «Если он [Сноуден] хочет вернуться, зная, что он будет привлечен к ответственности, а также имея возможность обеспечить свою защиту, это его решение... он сам вправе выбирать, возвращаться ему или нет. Он, конечно, может остаться в России под защитой Путина на всю оставшуюся жизнь, если это то, чего он хочет. Но если он серьезно относится к участию в дискуссии, то он мог бы воспользоваться возможностью, вернуться и продолжить участие в дебатах.» Клинтон говорит, так как будто есть какой-то государственный механизм, который позволяет защитникам и противникам системы национальной безопасности, собираться вместе и обмениваться глубокими мыслями об основных вопросах дня перед хорошо-информированной аудиторией. Как считают многие сторонники Сноудена, "дебаты", которые грозят ему, когда он попадает на территорию США, ограничатся наручниками и карцером – как было с Челси Мэннинг – и вряд ли он будет иметь возможность принять участие в обсуждениях. Он будет вовлечен в такого же рода "дискуссию", как Мэннинг под действием Закона и Шпионаже, когда ей было запрещено делать любые общественные высказывания в рамках своей защиты. Клинтон и другие, которые рекомендуют иные "каналы", также должны помнить случай, когда Даниил Эллсберг почти четыре десятилетия назад обратился к влиятельным, антивоенным членам Сената (Джеймс Уильям Фулбрайт и Джордж Макговерн) с бумагами из Пентагона, прежде чем передать их New York Times и другим газетам, но они резко дали ему отпор. В более поздние времена, в начале 2000-х годов, сотрудник ЦРУ Джеффри Стерлинг обратился к Комитету Сената по разведке, выразив озабоченность по поводу схемы ЦРУ (операция Merlin), которая предполагала отправку ошибочных чертежей ядерного оружия в Иран. Стерлинг не получил отпор, но, как его недавний судебный иск показал (он не знал этого в то время), Комитету было уже известно об этой программе, и они ничего не собирались делать с его опасениями. В отношении Стерлинга правительство провело расследование по подозрениям в предоставлении информации о работе программы Merlin в Нью-Йорк Таймс – Стерлинг отрицает эти обвинения. На свою беду он использовал, те «каналы», о которых говорит Клинтон, и в итоге после длительного расследования был осужден по обвинению в шпионаже и уже начал отбывать свой 42-месячный тюремный срок. Сандерс, Чафи за снисхождение для Сноудена. Среди небольшого количества других объявленных кандидатов-демократов, Линкольн Чафи (бывший сенатор-республиканец и бывший независимый губернатор Род-Айленда) и независимый социалист Берни Сандерс, который выступает от демократов, призывают к снисходительности - Сандерс называет это "помилованием", - которое позволит Сноудену вернуться в Соединенные Штаты и, видимо, не столкнуться с тюремным сроком. За год до объявления о намерении баллотироваться в президенты, Сандерс призвал к снисхождению для Сноудена, но в то же время добавил, что он «нарушил присягу и совершил преступление», не упоминая, о том, что обязанность соблюдать и оберегать Конституцию США может перевесить любую клятву секретности. В начале 2014 года в Берлингтоне Сандерс сказал: «Информация, раскрытая Эдвардом Сноуденом является чрезвычайно важной для Конгресса и американского народа, чтобы понять, в какой степени АНБ злоупотребляет своим авторитетом и нарушает наши конституционные права. С другой стороны, нет никаких сомнений, что г-н Сноуден нарушил присягу и совершил преступление. На мой взгляд, в интересах правосудия было бы лучше, если наше правительство предоставило бы ему помилование или соглашение о признании вины, что бы избавить его от длительного тюремного срока и постоянного изгнания из страны". Объявляя себя демократическим кандидатом в июне 2015 года, Чафи также выразил гораздо более приветливое отношение к одному из самых известных в мире осведомителей, чем Клинтон, утверждая, что Сноудену должно быть позволено вернуться в США и избежать тюремного срока. «Я хочу, чтобы Америка стала лидером и примером цивилизованного поведения в этом новом столетии," сказал Чафи в начале своей кампании. Мы будем руководствоваться Женевскими конвенциями, а значит, мы не будем мучить заключенных. ... Наша священная Конституция требует ордер перед проведением необоснованных обысков или перед раскрытием личных данных, включая записи наших телефонных разговоров. Давайте следовать этим законам и позволим Эдварду Сноудену вернуться домой». Примечательно, в отличие от Клинтон, которая, как сенатор голосовала за резолюцию войны в Ираке, Чафи был одним из 23 сенаторов, который проголосовал против этого. Рэнд Пол благодарен Сноудену, но он отправил бы его в тюрьму. На переполненном поле республиканских кандидатов в президенты, борец за свободу сенатор Рэнд Пол выразил благодарность Сноудену за раскрытие информации, но его поступок по-прежнему предусматривает тюремное заключение - хотя и на небольшой срок- для осведомителей. Большинство других кандидатов-республиканцев, называют Сноудена преступником и предателем. Несмотря на сильную оппозицию Пола к продлению Закона о Патриотизме, он считает, что Сноуден совершил «незаконные» действия во время своей службы в АНБ и, что необходимо «справедливое судебное разбирательство», а не помилование. «Я не думаю, что Эдвард Сноуден заслуживает смертной казни или пожизненного заключения, я думаю, что это неуместно, и я думаю, что он сбежал, чтобы с этим не столкнуться». Пол сказал для АВС в январе 2014 года: «Я думаю, что он вернется домой, если ему предложат справедливое судебное разбирательство и разумный приговор». «Считаю ли я, что это нормально раскрывать национальные секреты, которые могут поставить под угрозу чью-либо жизнь?», продолжил он. «Я не думаю, что это нормально, но я думаю, что суды теперь говорят о незаконных действиях правительства». Пол занял позицию ложной эквивалентности между нарушениями закона, которые совершали АНБ и действиями Сноудена. Другие республиканцы в основном относятся к Сноудену как «уголовнику» и «предателю». Вот некоторые цитаты из того, что другие республиканское кандидаты говорили о Сноудене: - Джеб Буш назвал программу шпионажа АНБ «лучшей частью администрации Обамы» и утверждает, что "Сноуден не герой. Он нарушил закон США. Вот почему он живет в Москве, на земле свободы", - сказал Буш с некоторым сарказмом в мае 2015. -Марк Рубио сказал, что откровения Сноудена ознаменовали «единственное самое разрушительное откровение в истории нашей страны». И добавил, в ноябре 2013 на выступлении в Американском институте предпринимательства: «Этот человек предатель, который прибегает к помощи и нашел убежище в стране, с одной из самых печально известных репутаций в сфере нарушений свобод и прав человека». -Рик Санторум заявил: "Я не думаю, что люди, которые подрывают безопасность нашей страны, являются героями".

Алексей Громов
Закрыть