Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Аресты собственности РФ покончат с «соплежуйством» в отношении Запада

Аресты собственности РФ покончат с «соплежуйством» в отношении Запада

13:17  19 Июня 2015
1545

Ситуация вокруг арестов российской госсобственности за рубежом стремительно развивается. Помимо Бельгии, к процессу подключились Франция и Австрия, причём оба случая по-новому высвечивают подоплёку происходящего.

Снежный ком

Об арестах в Австрии стало известно со слов посла этой страны в России Эмиля Брикса, заявившего, что российский МИД пока не обращался к нему по данному вопросу. Из этой странной формулировки следует, что австрийские аресты идут уже полным ходом, и лишь сейчас информация о них стала просачиваться в прессу. В таком случае, можно смело предположить, что Бельгия оказалась не столько первой страной, где начались "обеспечительные меры" по гаагскому вердикту, сколько первым государством, откуда об этом пошли утечки. Во Франции, где накануне были заблокированы счета российских диппредставительств и компаний, приставы и вовсе действовали на основании постановления Суда большой инстанции Парижа от 1 декабря 2014 года (!), принятого для исполнения решения Третейского суда в Гааге. Кроме того, в отличие от Бельгии, где приставы работают на интересы компании Yukos Universal Limited, истцом во французском случае является другая "фирма-наследница" ЮКОСА, кипрская Hulley Enterprises Ltd, которой всё тот же Третейский суд присудил целых 39,9 млрд "отступных". У французских приставов было полгода на то, чтобы приступить к арестам, но действовать они начали только сейчас. Это свидетельствует о том, что момент для атаки тщательно выбирался — и пришёлся ровно на день начала Петербургского международного экономического форума, который, по замыслу Кремля, должен продемонстрировать провал западного курса на изоляцию России. Это "совпадение" дало российской либеральной прессе повод дружно позубоскалить. Дескать, съехавшиеся в Петербург бизнесмены, подумывающие, как бы вложить в нашу страну деньги вопреки санкциям, вместо гарантий защиты их прав собственности услышали из уст наших министров, что Россия не признает международный третейский суд и не станет платить по проигранному делу. Характерно, что и ряд провластных изданий, после нескольких бойких публикаций, обличающих коварных европейцев, откатился на испытанную лексику в стиле "Не поддадимся на провокации!". Мол, Америка только того и хочет, как бы ещё сильнее поссорить Россию со Старым Светом — и поэтому нам-де следует осмотрительнее выбирать ответные шаги против недружественных арестов. И вообще, мол, волноваться пока не о чем: никаких реальных арестов не произошло, а приставы всего лишь разослали бумажки по нашим фирмам с просьбой указать, имеется ли у них российская госсобственность или нет. Какой пустяк, не правда ли?! Между тем, уже понятно, что одной рассылкой циркуляров дело не кончится. Как следует из слов представителей бывшего ЮКОСа, списки российских компаний в каждой из стран составляли именно они, и это была долгая и кропотливая работа — так что вряд ли указанным фирмам удастся отвертеться с помощью "несознанки". Кроме того, те же представители Невзлина и Ко сообщают, что аналогичные процессы уже запущены в США, Великобритании, Германии и Голландии, то есть вся эта тема с арестами будет сейчас разрастаться как снежный ком.

Россия реагирует противоречиво

Посему очень важно понять, как именно на это будет реагировать Россия. И здесь вчерашние заявления наших официальных лиц и ведомств дали обильную почву для размышлений. Из слов больших начальников стало известно, что, во-первых, известия об арестах для многих из них выглядят неожиданностью. Как заявил путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков, "нам еще нужно уточнить ряд деталей, чтобы составить полную картину", а министр юстиции Александр Коновалов и вовсе признался, что "для нас правовая аргументация этих решений до конца не ясна". Хотя тот же Коновалов ещё в начале июня заявил, что Россия ведёт подготовку по предотвращению попыток ареста госимущества за рубежом по решению Третейского суда. Пока всё это больше похоже на "нежданное наступление зимы", чем на хитрую попытку притвориться простецами. Тем не менее, во-вторых, Россия будет отбиваться — прежде всего, через суды. Мы будем судиться не только по каждому конкретному казусу с арестами в той или иной стране, о чём вчера заявил президентский помощник Андрей Белоусов, но и с самим Третейским трибуналом — на это несколько путано указал министр финансов Антон Силуанов. Как можно понять из его слов, Россия оспаривает в окружном суде города Гаага решение расположенного там же Третейского суда. Правда, российская апелляция будет рассмотрена лишь в ноябре, а пока прошлогоднее решение третейских судей не приостановлено, и проценты за российскую просрочку "капают" уже с января. Но, во всяком случае, вплоть до ноября у российских властей есть полная возможность валять дурака, действительно ничего не платить и третейских постановлений не признавать. И всё же, пожалуй, главной сенсацией в рамках весьма противоречивой реакции российской власти стал демарш нашего внешнеполитического ведомства. Вечером 18 июня в МИД России был вызван посол Бельгии, которому был заявлен решительный протест в связи с "откровенно недружественным актом" и "грубым нарушением общепризнанных норм международного права". Адаптированный для прессы текст протеста вывешен на сайте МИДа, и в нём важно каждое слово. Особенно важны наши требования и угрозы ответных действий.

МИД уполномочен угрожать

Итак, МИД России потребовал "принятия незамедлительных мер по восстановлению нарушенных в Бельгии суверенных прав Российской Федерации и обеспечению нормального функционирования российских учреждений и юридических лиц". Как можно заметить, речь здесь идёт не о дипломатической собственности, и без того подпадающей под иммунитет, а о российских компаниях, за которые министерство вступилось со всей возможной решимостью. А вот как выглядит угроза: "В противном случае российская сторона будет вынуждена рассмотреть вопрос о принятии адекватных ответных мер в отношении находящегося в Российской Федерации имущества Королевства Бельгия, в том числе имущества Посольства Бельгии в Москве, а также его юридических лиц". Важнее всего здесь пять последних слов, означающих, что, если Брюссель не одумается, Россия готова арестовать собственность бельгийских компаний в нашей стране. Это принципиально важный момент, резко поднимающий ставки в опасной игре. Ведь одно дело — долго и муторно судиться в чужих инстанциях, надеясь что-то отменить или отсрочить. И совсем другое — действовать симметрично, накладывая арест на активы компаний тех стран, что позволили себе столь недружественные выходки. В современном российском законодательстве найдётся немало статей, "благословляющих" подобные действия, — например, закон об иностранных инвестициях. Впрочем, при необходимости всегда можно принять новые, ещё более убедительные законы. Что касается собственности бельгийских компаний, то по России её набирается на несколько миллиардов долларов. Посол Бельгии в ответ на демарш нашего МИДа заявил, что "незамедлительно проинформирует власти своей страны о заявленном российской стороной протесте". Остаётся поглядеть на реакцию Брюсселя: если бельгийцы сейчас "отскочат" и отменят аресты, значит, угроза наших дипломатов оказалась действенной. Впрочем, особо рассчитывать на это не стоит. К тому же, по каким-то причинам, наш МИД ограничился вызовом пока только бельгийского посла. Готовы ли мы точно так же угрожать арестами французских, австрийских, а также немецких и американских активов в нашей стране? Чёткого ответа на этот вопрос пока нет. Ясно другое. Политика "неподдаваний на провокации" и "пережидания санкций" полностью изжила себя. Совершенно очевидно, что западное давление на Россию будет нарастать и дальше. И чем слабее наша страна станет отбиваться от него, тем более сильным окажется давление. Всё происходит в точности по поговорке "Слабых бьют".

Умножение санкций

Об этом же свидетельствуют и новые планы ужесточения экономических санкций против России, изложенные 18 июня в The New York Times. Как сообщает издание, эти планы прорабатываются совместно правительствами США и европейский стран на случай "нового наступления сепаратистов, поддержанного Владимиром Путиным". Причём, предлагаемые санкции куда жёстче нынешних. Речь идёт, не много не мало, о помехах российскому экспорту углеводородов, отрезании наших банков от системы международных транзакций (очевидно, через запрет на использование SWIFT) и резком снижении возможностей для российского бизнеса заключать крупные сделки за рубежом. Понятно, что при сохраняющейся напряжённости в Донбассе, включая ежедневные обстрелы городов со стороны украинских военных формирований, крупномасштабные боевые действия под Донецком и Луганском могут возобновиться в любой момент. И, чтобы новые санкции против России начали действовать, Киеву достаточно традиционно провалить своё наступление, откатившись на несколько километров к Западу. Всё, вместе взятое, говорит о том, что пора отечественного "соплежуйства" в отношениях с Западом окончательно миновала. От решительных действий наших властей зависит уже не только размер падения ВВП или новый виток инфляции, но и выживание всего российского государства. Как минимум, история с арестами по "делу ЮКОСа" требует серьёзного переформатирования работы госструктур за рубежом — с тем, чтобы уберечь их от любых попыток накатов и изъятий. А, как максимум, России требуется полный пересмотр той макроэкономической "повестки дня", которая была связана с двадцатилетними попытками "встроиться в мировое разделение труда" и играть с Западом в "политику взаимных инвестиций" по его правилам. Такие игры сполна доказали, что никаких "гарантий неприкосновенности собственности" Запад давать России не собирается и в любой момент готов отобрать не только личные особняки наших нуворишей, но и активы крупнейших российских предприятий.  

Денис Тукмаков
Новости партнеров
mediametrics