Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Мы близки к победе над раком — "отец ДНК"

Мы близки к победе над раком — "отец ДНК"

20:07  17 Июня 2015  /обновлено: 1:07  27 Октября 2015
950

Джеймс Уотсон - американский биолог, получивший Нобелевскую премию за открытие структуры ДНК

Москва, 17 июня. Один из авторов открытия структуры молекулы ДНК, нобелевский лауреат Джеймс Уотсон уверен, что рак будет побежден в ближайшие несколько десятилетий. Такое заявление он сделал в эфире телеканала «Россия 24». В Москву Джеймс Уотсон приехал, чтобы прочитать лекцию в Российской академии наук, а в качестве гонорара получить за нее свою медаль Нобелевского лауреата. Недавно он выставил ее на аукцион Christie's для продолжения финансирования своих исследований, но российский миллиардер Алишер Усманов выкупил ее и вернул ученому. «Это было неожиданно, но очень приятно. Потому что нобелевская медаль всегда хранилась у меня, она очень много значила для меня. Я больше не буду ее продавать, медаль снова будет храниться в сейфе банка. Хотелось бы надеяться, что она будет у нас дома примерно через неделю. Мы устроим большую вечеринку, пригласим всех, чтобы они взглянули на медаль перед тем, как мы положим ее обратно в сейф. Думаю, мы будем на нее смотреть чаще, чем прежде. Когда мы получили Нобелевскую премию, шведский банкир, который выдал нам чек, сказал: рекомендую держать ее в банковском хранилище. В прошлом нобелевские медали похищали, потому что они сделаны из чистого золота. Мне выдали точно такую же из латуни. И она хранится в особом месте в нашем доме, чтобы на нее можно было взглянуть. Вероятно, чаще всего можно будет увидеть латунную копию», - рассказал ученый. По его словам, он всегда старался финансировать ряд проектов из личных средств: «На протяжении всех лет, что я работал в лаборатории, работать было не так просто. Потому что я покупал некоторые вещи за свой счет. Лаборатория – это небогатая организация. Это отличное место для коллектива специалистов, занимающихся биологией. Мое пожертвование пойдет на организацию годичной серии лекций «Гены и поведение» в честь моего любимого профессора, который преподавал в чикагском университете. Я стараюсь помогать таким учреждениям, поддерживать на высоком уровне работы тех из них, которые готовят молодых специалистов из США, если не из всего мира. Если бы в лаборатории работали только ученные из США, полагаю, она не была бы такой эффективной». Сейчас Джеймс Уотсон занимается, главным образом, исследованиями в области онкологических заболеваний. «Мы можем, наконец, получить о раке полное понимание. В течение последних нескольких месяцев я настроен очень оптимистично. Наконец-то все складывается. И, возможно, будут созданы действенные препараты. Я не доктор медицины, но полагаю, что в следующие несколько лет, предстоит проделать интересные исследования в области применения новых препаратов. Есть один перспективный препарат. И мне хотелось, чтобы его клинические испытания прошли в России в ближайшее время. Этот препарат дает онкологическим больным шанс на спасение, без него они просто умрут. Мы очень близки к разгадке онкологических заболеваний. Практически смогли понять, почему ранее победить рак не удавалось. Вероятно, победа над раком не за горами. Сейчас это главное дело моей жизни. В определенные этапы своей жизни я занимался другой деятельностью - писал книги, руководил научными учреждениями. А сейчас я снова занимаюсь непосредственно наукой. И поэтому я чувствую себя очень хорошо». При этом «отец ДНК" на свое детище больших надежд теперь не возлагает. «Значительных прорывов в науке я не сделаю. Но то, что нам нужно сейчас, – это не ДНК, а лекарства. Это перспективное, интересное направление. Впервые в своей жизни я настроен оптимистично. С момента объявления войны раку в США прошло более 40 лет. Я входил в состав первой комиссии Белого дома и стал первым, кого отправили в отставку, так как сказал, что мы не сможем найти лекарство в короткие сроки. А когда объявляют войну, рассчитывают на скорую победу. Проигрышные войны не объявляют. И эта война затянулась слишком надолго, - рассказывает Уотсон. - Есть одно хорошее правило, которое гласит, что практическая реализация в пять раз сложнее, чем об этом думают люди. Серьезная борьба с раком ведется уже на протяжении 40 лет. Возможно, мы победим его через 50 лет. Однако мысль о том, что у нас не будет через 15 лет никаких проблем со здоровьем благодаря исследованиям в области последовательности ДНК, представляется мне чрезмерно оптимистичной. Полагаю, что такая идея сильно вводит в заблуждение». Не так оптимистично, как относительно победы над раком, Уотсон настроен по отношению к прорывам в других областях медицины. «Что касается мозга и тяжелых заболеваний. Мы не понимаем, как работает мозг человека. И я не удивлюсь, если через 100 лет возникнут серьезные психические расстройства. Я не разделяю мысль о том, что только благодаря только расшифровке генома человека все проблемы будут решены и человек не будет стареть. Мне почти 90 лет. И я стал ниже уже почти на 10 сантиметров. Не уверен, что проживу еще 50. Замедление старения возможно, но не средствами медицины, а путем изменения генов человека. Желание жить до 150 лет? Я не уверен. Перспективы очень слабые. Исследование мозга – очень сложная область, нам нужно больше людей и больше финансирования. Не думаю, что такие исследования принесут пользу в краткосрочной перспективе. Мы не знаем, как устроен механизм памяти мозга. С открытием структуры ДНК мы думали, что познаем основы этих процессов. Но этого не произошло. Нам нужны блестящие идеи, как работает головной мозг. И таких идей я пока не наблюдаю». «Не думаю, что мы будем жить на 50 лет дольше. Я хочу прожить столько, чтобы застать снижение смертности от онкологических заболеваний. Сегодня от рака излечивают 20-25% пациентов. Мне бы хотелось, чтобы этот показатель дошел до 80-85%», - резюмирует великий ученый.

Алексей Громов
Закрыть