Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Видео
Донецк, мины, разрушенный дом: ополченцы спасли больного ребенка

Донецк, мины, разрушенный дом: ополченцы спасли больного ребенка

14:00  9 Июня 2015  /обновлено: 1:40  27 Октября 2015
1488

разрушенный дом

Квартира находится в одной из девятиэтажек микрорайона шахты Октябрьская После одной из публикаций, в которой рассказывалось об известной ополчению позиции украинского корректировщика, на связь с нашим коллегой, донецким журналистом и блогером Джоном Коннором, вышла хозяйка квартиры, расположенной по соседству с местом дислокации "героя" той статьи. Квартира находится в одной из девятиэтажек микрорайона шахты Октябрьская. Сначала хозяйка квартиры, Елена Синяткина, просто хотела узнать о состоянии своего жилья. Позже выяснилось, что дочка этой женщины больна, и ей может понадобиться операция на головном мозге. Для того, чтобы понять, насколько необходима, а главное, возможна операция, нужны данные - старая томограмма мозга, оставшаяся в той самой квартире. С просьбой достать этот жизненно важный снимок к нам обратился сам Джон Коннор. Воскресным утром мы направились в аэропорт. Елене, в первый раз едущей на передовую, выдали запасные носки, берцы, надели на нее резервный бронежилет. Она заметно нервничает. Приходится объяснять простые, но ставшие привычными для нас, вещи: «Открой окно в машине, чтобы осколками стекла при случае не посекло. Держись в доме ближе к стене, особенно на лестнице». В аэропорту встречаемся с бойцами третьего батальона бригады «Восток». Объяснив ситуацию, получаем двух человек в сопровождение. По пути шутим, что, мол, нас скоро запишут в бригаду - так часто мы бываем на позициях. разрушенный дом Один из домов еще дымился после обстрела Рынок в микрорайоне и одна из соседних девятиэтажек ещё дымятся от пожаров, возникших из-за обстрела накануне. Двигаясь предельно осторожно, входим в подъезд. «Держитесь за нами», - командуют сопровождающие. На пролёте между восьмым и девятым этажами натыкаемся на растяжку. Впрочем, оказалась, само взрывное устройство было уже кем-то снято. Каждому из присутствующих этот момент стоил нескольких седых волос. "Кто его знает, чья растяжка. Стояла, похоже, на выход с крыши. Здесь и наши иногда ставят, и группы укропов временами заходят. Сейчас уже не поймёшь", - замечают ополченцы. растяжка На пролёте между восьмым и девятым этажами натыкаемся на растяжку Войдя в квартиру, первым делом находим среди разбросанных вещей и бумаг томограмму. Пока не начался очередной артобстрел, у нас есть возможность собрать и взять кое-что с собой: документы, старые фотоплёнки, немного вещей. Уходим, когда сопровождающие слышат звук начинающегося обстрела. На одной из стен возле подъезда - выбоины в кирпиче. Указывая на них, Тринити, одна из участниц нашей экспедиции, вспоминает: «Надо будет пулю выковырять и на память оставить. Моя должна была быть. По мне стреляли». тринити Уходим, когда сопровождающие слышат звук начинающегося обстрела По пути обратно останавливаемся возле рынка. «Там кафе было, мы туда иногда минералки выпить заходили», - говорит один из бойцов, показывая на развалины. Как позже выяснилось - благодаря привезённой томограмме - опухоль у девочки операбельная. Деньги на операцию уже ищут её родители и прочие неравнодушные люди.

PS

Дописывая эту статью, получаю телефонный звонок. Тринити, командир медвзвода, помогавшая нам, ставшая нашим товарищем, человек, который не задумываясь, спасал других, ранена и сейчас в тяжёлом состоянии лежит в госпитале. Ещё вчера Тринити сама спасала жизни, теперь другие врачи борются за ее жизнь.

Андрей Тюнников, Олег Никитин
Закрыть