Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Битва добра с нейтралитетом: кто и от чего отставил посла ОБСЕ на Украине

Битва добра с нейтралитетом: кто и от чего отставил посла ОБСЕ на Украине

17:44  8 Июня 2015  /обновлено: 1:42  27 Октября 2015
629

Спустя год после назначения спецпредставителем ОБСЕ на Украине закаленная в дипломатических боях в «горячих точках» Хайди Тальявини ушла в отставку. Почему это произошло и кому может быть выгоден уход европейского миротворца?

Воевать нельзя, мириться

Швейцарка Хайди Тальявини стала представителем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в самый разгар гражданской войны на Украине – в начале прошлого июня. Это было время боев за Донецкий аэропорт, обороны Саур-Могилы, налетов украинской авиации и попыток ВСУ взять под контроль границу России с ДНР и ЛНР, бесславно завершившихся Изваринским и позже – Иловайским «котлами». В эти во всех смыслах жаркие дни, когда «нормандская четверка» только начала обретать свои контуры, ОБСЕ наряду с Россией пыталась примирить враждующие стороны. Эти попытки увенчались заключением в начале сентября первого Минского соглашения, подписантами которого были Тальявини и посланцы от РФ и Украины. Деятельность ОБСЕ и лично Тальявини не всегда приводила к положительным результатам и вызывала неоднозначные оценки. Однако все, кто был прямо или косвенно вовлечен в конфликт, отмечали высокий профессионализм швейцарского дипломата, ее – по крайней мере, на уровне намерений – попытки ускорить мирный процесс и отсутствие перекоса к той или иной позиции. Но у такого нейтралитета есть и негативная сторона: желание нащупать золотую середину может не устраивать ни тех, ни других. При этом Россия (равно как и непризнанные республики) сдержанно отнеслась к уходу Хайди Тальявини, поскольку не питала никаких иллюзий насчет исключительной роли и самой организации, и ее представителя в разрешении украинского кризиса. Собственно, недостаточная миротворческая активность – это единственное, что наша страна могла бы с некоторой натяжкой поставить ей в вину. Никаких выгод российской стороне ее уход не принес – напротив, глава МИД Сергей Лавров высказал опасения по поводу перебоев в работе ОБСЕ. Он также намекнул на то, что временным отсутствием представителя ОБСЕ воспользовались украинцы, саботировавшие минские договоренности и обострившие ситуацию в преддверии саммита G7, на котором в числе прочих рассматривались вопросы продления санкций против РФ и поставок вооружений на Украину.

Воевать, нельзя мириться

А вот для Украины и для стоящих за ее спиной западноевропейских держав и, в особенности, США Тальявини была гораздо менее удобной. Во-первых, ОБСЕ стала фактически единственным контролером режима прекращения огня, и виноватыми в нарушениях этого режима в основном оказывались силовики. К примеру, в середине мая представители организации отмечали отсутствие части украинской тяжелой техники в местах ее расположения после отвода от линии фронта, что соотносилось с показаниями очевидцев о ее перемещении и начавшимися вскоре после этого атаками на позиции ополченцев. Украина все чаще стала говорить о «необъективности» ОБСЕ, а на днях грозной тирадой в адрес ее миссии разразился губернатор Луганской области в изгнании Геннадий Москаль. Во-вторых, именно Тальявини способствовала доступу международных экспертов к месту крушения малазийского «Боинга» – если версия России о том, что его сбил украинский «Бук», верна, это значит, что украинцам и покрывавшим их (а, быть может, и выполнявшим роль руководителей операции) американцам не удалось замести следы. В-третьих, США и Европа могут быть недовольны курсом ОБСЕ на замораживание конфликта – как это произошло в том же Приднестровье, Боснии и других уже не столь «горячих» точках Европы. Это означало бы, что мировое сообщество смирилось не только с существованием непризнанных республик (в мире их хватает, подумаешь – двумя больше, двумя меньше), но и с включением Крыма в состав РФ. Наконец, у России, в отличие от европейских государств, нет совершенно никаких рычагов влияния на швейцарского политика со стажем, выдвинутого другим швейцарским политиком со стажем (Дидье Буркхальтером в его бытность главой ОБСЕ).

Ушла или ушли?

Поскольку официальных причин отставки пока нет, можно говорить только о мнениях. Согласно наиболее распространенному, которое приводят анонимные источники в Контактной группе по Украине, посол по особым поручениям украинского МИДа Дмитрий Кулеба и некоторые эксперты, поводом стало эмоциональное выгорание. Мол, она не видела результатов своих усилий, убеждалась в их бесплодности, и это привело к моральному и физическому истощению. Действительно, несчастный западноевропейский мозг мог и закипеть от славянских подковерных баталий, в которых хватает и эмоций, и иррациональности. С другой стороны, подозревать в этом еще отнюдь не старого дипломата высочайшего класса с колоссальным стажем, в значительной степени связанным с Россией и постсоветским пространством, не то чтобы беспочвенно, но довольно близко к этому. Еще во время женевской встречи Горбачева с Рейганом в 1985 году она переводила с русского президенту Швейцарии. В 90-х были Чечня, работа в посольстве в Москве, миссия ООН в Грузии. Потом весь Кавказ, Босния и Герцеговина, вновь Грузия, вооруженный конфликт в Южной Осетии, президентские выборы на Украине 2010 года. Как мы видим, тяжелых ситуаций в карьере Тальявини было не занимать. А вот тот факт, что она, будучи главой комиссии по расследованию войны 2008 года, фактически обвинила в ее разжигании и непосредственно в нападении Грузию, могли припомнить и теперь. В этом случае отставка была если и не по инициативе, то под давлением внешних сил. Причем не только из-за того, что Европа хочет стать ключевым посредником, низведя роль России до подстрекателя и агрессора, но и из-за желания Соединенных Штатов превратиться в полноценного «серого кардинала» переговорного процесса, а то и в полноправного участника нормандского формата. В любом случае, с уверенностью говорить об этом можно будет только в ретроспективе, после того, как будет назначен новый представитель и явственно обозначатся изменения в политике ОБСЕ на Украине. Интересно, что назначать на этот пост будет вице-премьер и министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич, сменивший Буркхальтера на посту главы организации. Дачич, с одной стороны, пытается всячески демонстрировать дружбу и взаимопонимание с Россией, но, с другой, является, как и прочие сербские политики, заложником шантажа Евросоюза принятием Сербии в свой состав.

Андрей Величко
Закрыть