Дело украинского эсэсовца Катрюка — лакмусовая бумажка западного правосудия

Дело украинского эсэсовца Катрюка — лакмусовая бумажка западного правосудия

30.05.2015 15:55
1299

Результатом противодействия России со стороны Запада является то, что нацистские преступники остаются безнаказанными. Эта практика привела к тому, что последний каратель Хатыни спокойно умер в глубокой старости. В середине мая под Монреалем на 94-м году жизни скончался гражданин Канады Владимир Катрюк. Это следует из заявления его адвоката Ореста Рудзика, сделанного в связи с российским запросом о выдаче этого человека, обвиняемого в преступлениях против человечности в годы Второй мировой войны. Конкретнее — Катрюка считали последним выжившим из палачей белорусской Хатыни, но доказать это в ходе открытого судебного процесса так и не удалось. Более того, накануне Канада отказала России в его выдаче, мотивируя это решение, в том числе, «аннексией Крыма» и «вторжением на Украину». С этой точки зрения история «мирного канадского пчеловода» Владимира Катрюка, пришедшего в войска СС через Буковинский курень Организации украинских националистов (ОУН), далеко не исключительна. В той же Канаде после 1945 года нашли убежище свыше 90000 человек, не просто воевавших на стороне Гитлера, а совершавших военные преступления и не попавших под суд, некоторые из них живы и поныне. Сходная картина наблюдается и в США, и в странах Латинской Америки, не говоря уже о Западной Европе, Ближнем Востоке и других уголках нашей планеты. Общее количество разными путями избежавших суда и процедур денацификации нацистов и их пособников по всему миру исчисляется миллионами человек. Через суд прошло менее 400 тысяч. 28 мая прокуратура Германии отказалась от уголовного преследования 93-летнего Герхарда Зоммера, бывшего лейтенанта 16-й танково-гренадерской дивизии СС «Рейхсфюрер СС», принимавшего участие в расправе над жителями итальянской деревни Сант'Анна ди Стаццема (область Тоскана) 12 августа 1944 года. Причиной отказа стала установленная экспертами недееспособность герра Зоммера (старческая деменция). 21 апреля в немецком городе Люнебург (земля Нижняя Саксония) начался и до сих пор продолжается процесс над 93-летним «бухгалтером Освенцима» Оскаром Гренингом, который служил в этом концлагере охранником и отвечал за «утилизацию» имущества заключенных. Поскольку сам Гренинг в убийствах непосредственно не участвовал (зато публично подтвердил официальную версию Холокоста), на судебном процессе в 1985 году он не понес наказания. Однако сейчас этот «винтик машины смерти» обвиняется в соучастии в убийстве более чем 300 тысяч человек, поскольку в 2011 году на процессе Ивана Демьянюка (еще одного украинского эсэсовца), служившего охранником в концлагерях Майданек, Собибор и Флоссенбург, был вынесен прецедентный обвинительный приговор — правда, 92-летний подсудимый скончался во время рассмотрения апелляции на решение суда. Кстати, тот же Демьянюк после двухлетнего судебного разбирательства и последующего семилетнего тюремного заключения в Израиле (1988-1995 годы), где его даже приговорили вначале к смертной казни, вернулся в США, где скрывался после войны и был восстановлен в гражданстве этой страны. Повторно американского паспорта каратель был лишен в 2004 году, но только в 2011 году долгое время симулировавший инвалидность и недееспособность Демьянюк был экстрадирован в Германию… В истории с «делом Катрюка» таких юридических фокусов тоже можно найти немало. Так, перед канадским судом «ответчик засвидетельствовал, что никогда не принимал участия в крупных военных операциях и что никогда не стрелял из своего оружия». Как такого было не оправдать, да еще если его открыто поддерживает почти миллионная украинская диаспора Канады? Конечно, расправу над жителями Хатыни трудно назвать крупной военной операцией. И по горящему сараю, где было заперто население деревни, Владимир Катрюк, как показали его командиры из 118-го шуцманшафт-батальона Василий Мелешко и Григорий Васюра, стрелял не из своего оружия, а из специально предоставленного ему автомата. То есть, формально он говорил «правду, только правду и ничего, кроме правды», как и требовалось суду. Но кого интересуют подробности? Ведь еще в 1945 году в рамках операции «Немыслимое» Уинстон Черчилль планировал совместные с немецкими войсками — под командованием всё тех же нацистских генералов — боевые действия против СССР. И если бы этот план воплотился в жизнь, о каком Нюрнбергском процессе и «преступлениях нацизма» мы бы сейчас говорили? То есть, надо понимать, что по сей день судьба нацистских преступников имеет не только правовой аспект. И если уж этих людей, с оружием в руках воевавших на стороне врагов США и их союзников, но ставших по разным причинам полезными для Запада после 1945 года, так выгораживали и защищали, то всем тем, кто сейчас действует на стороне «вашингтонского обкома», будь то кадровые американские военнослужащие-сотрудники спецтюрьм в Ираке или же украинские «правосеки», точно бояться нечего. Подобный карт-бланш просматривается не только в деятельности прошедших через эти спецтюрьмы главарей ИГИЛ или «правосеков», буквально выжигающих русскоязычных «сепаров», но и в оправданиях их преступлений со стороны отечественной «креативной оппозиции». А то и в рукоплесканиях этим преступлениям. Такое вот «эхо войны».  

Александр Маслов
Главные новости 21 января
Закрыть