Лента новостей
Поиск
loop
Украина
Медикаменты, еду и деньги несут ополченцам жители Ростовской области - очевидец

Медикаменты, еду и деньги несут ополченцам жители Ростовской области - очевидец

17:44  17 Июля 2014  /обновлено: 3:45  28 Октября 2015
317

Жители приграничных районов Ростовской области помогают ополченцам Новороссии, приносят им еду, медикаменты и даже деньги, рассказала корреспонденту ФАН жительница Донецка Ростовской области, сотрудница таможенного пунка «Донецк-Изварино». Женщина сама попадала под обстрел, ведущийся с украинской стороны, прямо на своем рабочем месте. По ее словам, многие из местных покидают город, опасаясь за свою жизнь. Помощь местных «Да, мы помогаем ополченцам, многие помогают. Мы собираем им помощь – антибиотики, бинты, жгуты... питание – тушенку, сгущенку, печенье. Все, кому небезразлично, покупают, приносят, кто-то даже деньгами помогает», - рассказывает собеседница ФАН, просившая не указывать ее имя. По ее словам, неоднократно бывало такое, что, спасаясь от наступления нацгвардии, ополченцы переходили на территорию России и пережидали опасность. «Всякое было, нацгвардия на них нападала, они оставляли свое оружие и к нам перебегали», - говорит сотрудница таможни, добавляя, что ей приходилось видеть и обстрелянные автобусы с детьми, которые пересекали границу с украинской стороны. Автобусы с детьми «Всех беженцев я видела, потому что я тут работаю. Всё это было на моих глазах: ехали автобусы с беженцами, видела, как ехали расстрелянные автобусы, там дети сидели друг на дружке, маленькие, без родителей, в трусиках-маечках, с одной куколкой или машинкой в руках. Их высаживали тут, быстро проверяли документы и потом везли дальше, в лагеря распределять», - рассказывает женщина. Особенно ей запал в душу случай, когда границу пересекла очень пожилая пара: по всей видимости, у мужчины было какое-то заболевание ног, он передвигался, наступая не на ступню, а на щиколотки, и был в одних носках. «Люди рассказывали, что в очередях на границе сутки стояли. И на машинах ехали, и пешком шли, и на инвалидных колясках кого-то везли. Машины двигались вперемешку с людьми, было не протолкнуться», - вспоминает она. Под обстрелом в окопе Не раз женщина и сама попадала под украинский обстрел, находясь на рабочем месте. По ее словам, самый страшным днем было 5 июля. «Мы работали, были люди, которые переходили границу. Сначала был хлопок такой силы, что затряслись стены. Мы побежали, сначала нас завели в здание, потом мы сидели в окопе минут 15-20», - рассказывает она. Но на этом атака не закончилась: через некоторое время обстрел продолжился и стал более интенсивным. «На терриконах (искусственные насыпи из породы, извлеченной при подземной разработке месторождений угля – прим. ред.) стоят наши пограничники, им было видно, как там заряжают орудия, и откуда сейчас будут стрелять. Тогда мы перебежали к яме, где досматривают машины, и сидели там час-полтора. Меня прикрывал майор, он в бронежилете был, в каске... Потом приехал БТР, нас уже на нем вывезли. Стрельба не прекращалась трое суток, нам в домах все это было слышно», - говорит собеседница агентства. По ее словам, периодически украинская сторона продолжает обстреливать приграничную территорию России, последний раз это произошло 15 июля. «Мне страшно, еще и как... сегодня подъезжаем с мужем к работе, я ему говорю: мне так страшно! Всё время думаю: сейчас как опять начнется», - говорит она, добавляя, что ради безопасности они отправили своих детей в другой город к бабушкам-дедушкам, но сами покинуть русский Донецк не могут. «А как мы уедем? Муж военнослужащий, он обязан здесь находиться, я же его не брошу. А его никто не переведет, присягу давал, теперь выполняет», - поясняет сотрудница таможни. Не хотим рисковать При этом она отметила, что многие местные жители уже покинули ростовский Донецк, перебравшись в другие, более безопасные места. «Многие уезжают... воспитатель моего ребенка уехала в другой город, подальше от границы. Кто-то вообще увольняется, дома люди бросают, уезжают вообще насовсем. Говорят: не хотим рисковать, - рассказывает собеседница агентства. По ее словам, жители недоумевают в связи с тем, что палаточный лагерь беженцев после обстрела был перенесён подальше от границы для их безопасности (ранее он находился недалеко от таможни), однако о безопасности местных никто не позаботился. «После этого обстрела лагерь перенесли за 15 километров отсюда, за район Гундоровка, а местных жителей почему-то не эвакуировали», - возмущается женщина. Любовь Лепшина

Алексей Громов