Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Хулиганы закидали камнями пять поездов на востоке Москвы
Политика
Газовый клубок противоречий: зачем Сербия «предала» Россию
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Газовый клубок противоречий: зачем Сербия «предала» Россию

    19:53  28 Мая 2015  /обновлено: 2:24  27 Октября 2015
    572

    Сербия с подачи США изъявила желание присоединиться к газопроводу, который является альтернативой «Турецкому потоку» и по которому газ будет поставляться в Европу из прикаспийского региона в обход России. Какие последствия повлечет это решение?

    Сербский гамбит

    В свежем интервью американскому агентству Associated Press премьер-министр Сербии Александр Вучич сообщил, что его страна готова диверсифицировать источники газоснабжения, чтобы снизить свою зависимость от России. Вучич особо подчеркнул, что этот момент «очень важен также и для наших американских друзей», тем самым недвусмысленно дав понять, откуда ветер дует. Впрочем, это и так не было загадкой. Альтернативу «Газпрому» сербский премьер обсуждал с вице-президентом США Джо Байденом еще в начале февраля, когда Россия уже отказалась от «Южного потока», а пришедший ему на смену «Турецкий поток» находился в зачаточном состоянии. Но тогда это было логичным, поскольку Сербия являлась одним из ключевых реципиентов газа из «Южного потока» (и его транзитером в Австрию, Венгрию и Словению), а перспективы российско-турецкого проекта были совсем туманны. Сейчас же слова Вучича можно с некоторой натяжкой расценивать как антироссийские. И хотя американские журналисты поспешили интерпретировать это заявление как «крупный сдвиг» в политике «традиционного союзника России», а сами сербы пока не отказываются от «Турецкого потока» и занимают выжидательную позицию, для Кремля это очередной тревожный звоночек. Справедливости ради нужно сказать, что особого выбора у Сербии нет. С одной стороны, этой стране интересны экономические связи с РФ, учитывая прошлое наших взаимоотношений и нынешнюю роль Сербии как форпоста России (правда, довольно относительного) в ее геополитических играх с Европой. Сербский президент – один из немногих европейских лидеров, который не только посетил парад 9 мая, но и отправил своих солдат для участия в праздничном марше по Красной площади. С другой стороны, сербские «братушки» давно нам не союзники в том смысле, который обычно вкладывают это понятие. Главная цель этой балканской страны на современном этапе ее развития – вступить в Евросоюз. Ради этой сверхзадачи она и жертвует газовой дружбой с Россией, а Европа и США используют грядущее принятие в ЕС как рычаг давления на Сербию, а, проще говоря, шантажируя ее этим.

    Российский гамбит

    Чтобы понять роль Сербии в этих углеводородных забавах, необходимо рассказать об имеющихся проектах транзита газа в Европу в южном направлении. Их можно разделить на российские и антироссийские. Российский проект, собственно, только один, хотя у него могут быть вариации. Это «Турецкий поток», который предполагает прокладку газопровода по дну Черного моря, вывод его к сухопутному хабу близ греко-турецкой границы, а там – куда кривая трубы выведет. В идеале – через Балканы в Центральную Европу с ответвлением от Греции в сторону Италии. Об этом проекте, который сейчас находится на стадии утряски деталей между РФ и Турцией, было объявлено в конце прошлого года. Россия пошла на этот шаг в связи с упорством Болгарии, которая должна была стать «точкой входа» для схожего газопровода «Южный поток», но опять-таки под нажимом ЕС и США всячески затягивала проект и чинила ему препятствия. И это несмотря на то, что все межправительственные соглашения были подписаны, а «Газпром» успел создать совместные предприятия с каждой из стран-участниц, включая Болгарию. С точки зрения географии в «Турецком потоке» произошло два важных изменения. Во-первых, как следует из названия, ключевая роль отводится Турции, которая в «Южном потоке» не участвовала. Во-вторых, если «Южный поток» разветвлялся в Болгарии на центральноевропейскую и греко-итальянскую ветки, то новому газопроводу придется пройти через Македонию. Других вариантов нет, поскольку еще одна страна, с которой Греция граничит с севера – Албания – традиционно занимает крайне недружественную позицию по отношению к России и абсолютно лояльна США. Так что включить ее в «Турецкий поток» совершенно точно не удастся. К настоящему моменту интерес к импорту газа через Турцию проявили также Венгрия, Сербия, Македония и в особенности Греция, которая с недавним приходом к власти социалистов очень хочет дружить с Россией. Россия же, как это часто бывает, готова ради реализации проекта пожертвовать деньгами: она предлагает в обмен на сотрудничество солидную скидку на газ для турков и финансовую помощь для греков.

    Турецкий гамбит

    Альтернативой российскому газу являются поставки из района Каспийского моря под общим названием «Южный газовый коридор». Сюда входят Трансанатолийский газопровод, или TANAP (из Азербайджана через Грузию и Турцию в Болгарию, Румынию и далее) и Трансадриатический газопровод, или TAP (ответвление от TANAP в европейской части Турции, идущее через Грецию и Албанию в Италию). Проект лоббируют США и ЕС (вторые – с меньшим энтузиазмом). Участие в TANAP/TAP может также принять Туркмения, если удастся построить Транскаспийский газопровод (по дну Каспийского моря), который соединит эту страну с Азербайджаном. Против этой ветки выступает Россия, которая пользуется не до конца урегулированным правовым статусом Каспия, чтобы, как государство, имеющее выход к нему, блокировать нежелательную хозяйственную деятельность. Кроме того, месяц назад Иран предложил Болгарии возродить закрытый в 2013 году проект Nabucco – по сути, тот же TANAP, только начинающийся одновременно из Азербайджана и Ирана. Иранцев в 2008 году отстранили от предполагаемого газового экспорта в Европу из-за санкций, введенных за стремление развивать ядерную программу. Сейчас этот вопрос практически урегулирован, что может сделать Иран крупным игроком на европейском рынке углеводородов. Как нетрудно заметить, Турция является ключевой страной для обоих проектов. Причем если Россия еще теоретически может вернуться к болгарскому варианту (например, если в Болгарии придут к власти националисты из партии «Атака», которая симпатизирует российской политике и резко критикует американское вмешательство), то Южный газовый коридор без Турции в принципе невозможен, поскольку гипотетическая прокладка газопровода напрямик из Азербайджана в Болгарию по черноморскому дну требует в соответствии с морским правом согласия либо Турции, либо России. В таких условиях для Турции велик соблазн пожертвовать российским проектом ради американо-европейского – конечно, за хорошую цену. Трудно сказать, что было бы тем предложением, от которого Турция не смогла бы отказаться – раньше она могла бы позариться на принятие в Евросоюз, но сейчас ей это не слишком интересно. В идеале для нее – попробовать усидеть на обоих стульях.

    Американский гамбит

    Как говорилось выше, если не брать в расчет Болгарию, перевалочным пунктом на пути российского газа из Греции в центральноевропейские государства может быть только Македония. Она и «посыпалась» первой: как только стало очевидно ее значение для «Турецкого потока», в стране удивительным образом активизировались албанские боевики и оппозиция. Первые устроили бойню как раз в начале мая, когда глава Македонии отбыл на российские торжества. А вторые поспешили обвинить власти страны в нестабильности и неспособности контролировать ситуацию и потребовали их отставки. Эксперты сходятся во мнении, что эти события были инспирированы США при молчаливом одобрении ЕС. Их результатом стало то, что Македония, которая, как и Сербия, является кандидатом на вступление в Евросоюз, заявила о согласии на участие в «Турецком потоке» только с одобрения Брюсселя. Учитывая положение дел в обеих балканских странах, вероятность того, что российский газ не выйдет за пределы Турции и Греции, растет. В такой ситуации у России есть два варианта. Первый – идти на поводу у Европы (прежде всего, по украинскому вопросу – притом, что как раз из-за отказа от транзита через Украину и возникли оба проекта южных газопроводов). Второй – довольствоваться усеченным вариантом «Турецкого потока», пытаясь каким-то образом сбыть излишки газа на Балканах и начав снабжать Центральную Европу через инфраструктуру «Северного потока», который, напомним, проходит по дну Балтики и выходит на сушу в Германии.  

    Автор: Андрей Величко
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях