Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Кому на Руси запрещают быть русским: о пользе и вреде 282-й статьи

Кому на Руси запрещают быть русским: о пользе и вреде 282-й статьи

17:57  22 Мая 2015
2456

Кому на Руси запрещают быть русским: о пользе и вреде 282-й статьи УК РФ

Топовый пользователь «Живого журнала» Павел Гладков (hueviebin1) опубликовал большой материал, в котором, по его словам, «попробовал сорвать покровы с либерально-националистического мифа о неописуемых ужасах 282 статьи». Какую роль эта, пожалуй, наиболее резонансная статья Уголовного кодекса играет в сегодняшней политической жизни?

Уголовный кодекс надо чтить

Статья 282 УК РФ наказывает за «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети „Интернет“». Наказания сильно варьируются – здесь имеются различные варианты крупных штрафов, исправительные работы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и, разумеется, тюремный срок (до пяти лет при отягчающих обстоятельствах). Кроме того, у статьи имеются подпункты, касающиеся создания экстремистского сообщества или организации, а также финансирования экстремистcкой деятельности. В некоторых случаях срок может достигать 10 лет. Ненавистная многим противникам режима статья появилась еще при Ельцине, в 1996 году. Однако первое уголовное дело по ней было заведено лишь несколько лет спустя – «первой ласточкой» стал неоязычник из Марий Эл Виталий Танаков, который в своей книге критиковал «пришлые религии», включая христианство. Впоследствии по ней довольно часто привлекались радикальные русские националисты и сторонники радикального неоязычества (эти два идеологических течения бывают нередко сопряжены), особенно в первое время. Это и дало повод считать 282-ю статью «русской», т.е. направленной против этнических русских в угоду остальным народам России. Сами же националисты регулярно заявляют, что эта статья подавляет самосознание русского народа и не дает ему ощущать свою «русскость». Блогер Павел Гладков так не считает. Если опустить его грубоватые словесные эскапады в адрес осужденных по этой статье русских националистов, которые, по мнению Гладкова, попадают под нее из-за собственного идиотизма, суть его аргументов сводится к простому подсчету. Он приводит в пример 29 осужденных (надо полагать, эта цифра в действительности больше), из которых лишь восемь имеют отношение к русскому национализму. Еще трех он не смог идентифицировать, а все остальные обвиняются в поддержке радикального исламизма. Отсюда Гладков делает вывод, что статья никому не запрещает быть русским, особенно если сопоставить общую численность русских в России с микроскопическим количеством осужденных по 282 статье. Сама же статья, по его мнению, несет явную пользу обществу.

50 оттенков экстремизма

С этим мнением в корне не согласен известный оппозиционный адвокат Марк Фейгин, в практике которого эта стать фигурирует сравнительно часто. Он выделяет две стороны вопроса – правовую и политическую. С правовой точки зрения, «понятия экстремизма нет в цивилизованных странах. То есть, это уже как-то связано с насилием – терроризм и подобные действия с неким политическим смыслом. Даже статья за оправдание терроризма еще имеет под собой какой-то смысл, поскольку призывы к совершению терактов – это нечто определенное, связанное с насилием. А особенность именно состава экстремизма и вообще понятия экстремизма как дефиниции правовой – оно ведь размыто, оно неопределенно». «У меня Горячев (российский публицист и общественный деятель Илья Горячев, которого обвиняют в причастности к созданию радикальной группировки «Боевая организация русских националистов» – прим. ФАН), которого по 282-й привлекли – была целая проблема его экстрадиции из Сербии, потому что в Сербии нет аналогов понятия экстремизма», – приводит в пример Фейгин одного из своих подзащитных. При этом адвокат отмечает, что во многих странах за различные радикальные высказывания и тому подобное предусмотрено административное наказание – в основном, крупные штрафы. Однако его беспокоит то, что в России в данном случае административная ответственность смешивается с уголовной и приводит к реальным тюремным срокам. Что касается политической стороны, Фейгин уверен в том, что 282 статья – это инструмент государственного контроля и борьбы с несогласными. «Нужно очень широкое сообщество людей, вовлеченных в политику, держать под контролем. Лучшего хлыста, лучшей плетки для них, чем эта статья, и придумать нельзя. Она позволяет предупреждать – с точки зрения государства, конечно, – любого инакомыслия, любой инсургенции по отношению к власти», – говорит он. Адвокат согласен с блогером в том, что это уже давно не «чисто русская» статья: по ней действительно привлекают и исламистов, и, с началом украинского кризиса, сторонников радикальных организаций Украины – таких, как запрещенные в России «Правый сектор»*, УПА*, УНА-УНСО* и другие. Однако помимо этнического разнообразия, Фейгин упоминает очень тревожную, по его мнению, тенденцию ужесточения наказания по ней – в частности, то, что «она перекочевала из преступлений средней тяжести в тяжкие». Он пессимистически предрекает ее дальнейшее развитие в этом направлении, включая детализацию и более широкий охват противоправных деяний.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Андрей Величко
Новости партнеров
mediametrics