Степан Бандера как кнут для «офисных хомячков»

Степан Бандера как кнут для «офисных хомячков»

19.05.2015 17:09
1564

50 оттенков Бандеры

50 оттенков Бандеры Возрождают «красно-черных героев» не подпольные сторонники, а представители власти. К примеру, президент Петр Порошенко усаживает ветеранов УПА на одну скамью с ветеранами Великой Отечественной, пытаясь уверить всех, что они все достойны звания «Героя Украины». «Тема "бандеровщины" – это, в основном, тема западных украинцев. На Галичине была создана Организация украинских националистов, там же была создана Украинская повстанческая армия. Прославление и возрождение так называемой "любви" началось еще в Перестройку. Тогда оно шло по полной программе именно в этом районе. Тогда журналистами писались реабилитирующие статьи об украинских националистах, вскрывались какие-то новые факты. После и в центре Украины их тоже начали потихоньку воспевать», – рассказывает Александр Чаленко. Я достаю из широких штанин... Я достаю из широких штанин... Он приводит пример: в 1993 году одну из улиц Киева переименовали в честь известной поэтессы и националистки русского происхождения Елены Телиги. «Именно в честь этой бандеровки и была названа одна из улиц Киева. Кстати, хочу отметить, что она расположена недалеко от дома, где жил покойный Олесь Бузина, которого, как я уверен, убили те же бандеровцы», – заявил Чаленко в разговоре с корреспондентом ФАН. История этой женщины, согласно сведениям украинских националистов, довольно трагична и даже в какой-то мере поэтична, однако все ли так на самом деле? В роковом для многих 1937 году она была танцовщицей кабаре Варшавы и выступала перед студенческой ОУН. Именно тогда она начала восхищаться фашистами. «Любить свое дело превыше всего, смотреть на него, как на саму жизнь, отдаваться ему с радостью — эту большую правду хорошо поняли нации, которые растут и крепнут на наших глазах, — Италия и Германия», – высказывала свои мысли Телига. В 1939 году она вступила в ряды сторонников Бандеры и переехала в Киев. Здесь она участвовала в создании радикальных газет, писала стихи, воспевавшие националистическое самосознание. Однако после разделения бандеровцев на два лагеря за «неправильное» поведение она была в 1942 году расстреляна в Бабьем Яру. Перед смертью Телига якобы написала на стене камеры: «Здесь сидела Елена Телига, и отсюда она идет на расстрел». Однако эту версию событий большинство историков не подтверждают. По воспоминаниям современников, Телига, опасаясь наказания, перерезала себе вены в одиночной камере.

Ющенко и «нацики»

«История с возрождением ОУН и УПА среди украинских политиков до 2004 года популярностью не пользовалась. Да, о них говорили на западе страны, но в центре и на юге все было довольно спокойно. Люди поддерживали идею украинской независимости, отказывались от союза с Москвой, но при этом не принимали Бандеру. Для народа он был олицетворением если не фашистского, то, во всяком случае, радикально-националистического начала. Обществом он не принимался как герой», – рассказывает Чаленко. Журналист вспоминает, как во время избирательной кампании того времени многие считали, что если Виктор Ющенко станет президентом, то он мигом всех «этих нациков» реабилитирует, «а тот, в свою очередь, наоборот заявлял, что все это “кучмовская ложь” и попытки дискредитации». Выпей за Бандеру! Выпей за Бандеру! Однако когда Ющенко заветное кресло главы Украины все-таки занял, тема Бандеры всплыла. «Он не экономические аспекты страны улучшал, а занимался реабилитацией националистов. И в начале 2010 году Бандере и его коллеге по цеху Шухевичу были присвоены звания "Герой Украины», – говорит Чаленко. – Тогда начался скандал, возмущались сторонники Тимошенко. Вскоре все вроде бы затихло, а в начале 2010-го опять вспыхнуло, когда этим товарищам звание все-таки дали». Здесь разговор логично перетек в русло схожести «Оранжевой революции» и Евромайдана. «Безусловно, основной движущей силой двух переворотов были "ультрас". Только в 2004 году скандально известный националист Олег Тягнибок призывал молодежь "как бандеровцы, брать в руки автоматы и бить москалей и жидов". Все это показали по телевизору. Все начали осуждать Ющенко, поскольку именно в его поддержку выступал известный националист. И Тягнибока выгнали. Во время "оранжевого Майдана" все попытки проявления радикальных идей подавлялись», – объясняет Чаленко. По его словам, Майдан-2014 начался довольно демократично, однако кончился совсем иначе.

Как Бандеру достали из нафталина

«Бандеровцы к разгару событий перестали стесняться. При этом до января выпустить джина из бутылки все же боялись. Я помню тогда, когда националисты попытались поджечь гостиницу "Украина", их жестко пресекли. Они кинули дымовую шашку в начале октября, и их сразу исключили из партии "Свобода", – вспоминает Чаленко. По его мнению, после этого нынешний президент со своими соратниками Виталием Кличко и Арсением Яценюком начали понимать, что без поддержки националистов им не обойтись. Тогда-то Бандера и начал возрождаться. Радикальные идеи потекли в народ. «В силу того, что политическое украинство было дискредитировано, на первый план вышли сторонники УПА. Майдан начал затухать. Киевляне же, в отличие от первого Майдана, ко второму, в большей степени, были равнодушны. Тут, как говорится, все совпало: трусость Януковича дала толчок и дала возможность радикалам расправить крылья», – считает Чаленко. Памятник неонацизму Памятник неонацизму «Власть на Украине сейчас принадлежит политическим украинцам, таким, как Порошенко или Тимошенко. Украинских националистов не так много, если честно, и все они почти на службе у так называемых "жидо-бандеровцев". К таким, в частности, я могу отнести олигарха Игоря Коломойского», – заявляет журналист. При этом, если проследить по процентам полученных на выборах голосов, партии националистов много не набирают.

«Офисные хомячки» и парни с дубинками

Почему же, если украинских националистов не так много, следы их деятельности видны повсюду? «Украинский народ можно сравнить с "офисными хомячками". Люди готовы выходить на демонстрации, точно зная, что их не убьют и не посадят. Таких в стране 98%. Националисты же выходят на улицы с дубинками. Их боятся. Они могут убить любого, поступить точно так же, как с Бузиной. Они ведь окружат тебя, и что ты сделаешь? Ничего. Будучи в меньшинстве, они продолжают чувствовать себя хозяевами», – уверен Чаленко. Отвечая на вопрос, что же будет дальше, Александр Чаленко не строит иллюзий относительно судьбы независимой Украины: «Украина настолько искусственное государство, что если не придумывать врагов, то страна просто распадется. Между жителями Львова, Харькова или Одессы нет ничего общего. Как только ситуация с Новороссией разрешится, государство снова расколется. Киев и Львов в своих взглядах разойдутся». «Именно для того, чтобы этого не произошло и нужны националисты. Сейчас все видят одного врага и воспевают идею единства. Как только накал страстей спадет, они нынешнему правительству будут не нужны. Сейчас идти на фронт и умирать готовы, в основном, бандеровцы. Так что если их не воспевать, воевать в Донбассе некому. Нынешняя власть понимает, что все эти "правосеки" – необходимый инструмент в управлении страной. Когда они станут не нужны, их выкинут. Но пока Порошенко готов воспевать и терпеть этот "Правый сектор», – подводит итог Чаленко.  

Валентина Рингельман
Ученые рассказали, как глоток вина перед сном поможет похудеть
Закрыть