Выборы в Казахстане: что ждет Назарбаева на пятом президентском витке

Выборы в Казахстане: что ждет Назарбаева на пятом президентском витке

27.04.2015 10:01
636

При явке в 95% Назарбаев набирает почти 100% голосов

При явке в 95% Назарбаев набирает почти 100% голосов На пятых по счету президентских выборах в Казахстане, на которых предсказуемо победил бессменный лидер страны Нурсултан Назарбаев (воскресные экзит-поллы отдавали ему 97,5% голосов), существовала лишь одна интрига — сколько избирателей придет на участки. В ситуации, когда результат предрешен, очень сложно собрать у урн несколько миллионов человек. Тем не менее, у казахстанцев это получилось — быть может, слишком хорошо. На выборные участки пришло около 95% избирателей — удивительная цифра для столь гигантской и по большей части пустынной территории. Такая явка обезоруживает: поверить в подтасовку числа участников голосования невозможно. Вот и Владимир Чуров, глава российского ЦИКа, заявил, что на казахстанских выборах "все было настолько отработано, что у нас не возникало практически никаких вопросов". Необходимую легитимацию этому досрочному плебисциту (нарушение сроков было связано с решением развести в Казахстане президентские и парламентские выборы) придали два альтернативных кандидата, продержавшихся в избирательной гонке дольше четырнадцати менее удачливых конкурентов. Увы, коммунист Тургун Сыздыков и профсоюзный деятель Абельгази Кусаинов имеют слишком незапоминающиеся фамилии, чтобы завтра о них кто-то вспомнил.

Четыре вызова

Итак, Назарбаев продлил свое президентство. Но зачем? Что он теперь намерен делать? Вот действительно интересные вопросы. Как поведет себя "Елбасы" — лидер нации — перед лицом по-настоящему серьезных вызовов? А ведь таких вызовов, по меньшей мере, четыре. Важнейший из них связан с внутренней стабильностью Казахстана. Назарбаев может царствовать еще сто лет — однако это не отменяет нарастающих противоречий внутри казахстанского общества. Одно из них связано с "дестабилизирующими элементами", способными перечеркнуть два десятка лет назарбаевской стабильности. Достаточно вспомнить подавленные войсками массовые беспорядки в Жанаозене в декабре 2011 года, в результате которых погибло, по официальным данным, 15 человек, а по неофициальным — 64 человека. Это был не единственный случай гражданского неповиновения в Казахстане; но еще важнее то, что социальная почва для новых волнений никуда не делась. Основу бунтовщиков составляют т. н. орламаны — антисоветские переселенцы, вернувшиеся в Казахстан из эмиграции после 1991 года. Другая питательная среда для восстаний — сообщества радикальных исламистов, численность которых в Казахстане непрерывно растет. На это наслаиваются социальные протесты среди отдельных групп профессий, вроде жанаозенских нефтяников, и безработной молодежи. Как долго сможет Назарбаев противостоять этому накату? И что он станет делать, если к выступлениям исламистов и "пятой колонны" добавятся протесты русского населения на севере страны? Астана очень жестко реагирует на любые проявления солидарности жителей северных регионов с Донбассом — вплоть до тюремных сроков для казахстанских добровольцев, воевавших за Новороссию. Вот уже год Астана не приветствует георгиевские ленты, а в этом году на День Победы в стране была даже выдумана собственная "победная" расцветка — голубого цвета с желтым национальным орнаментом — лишь бы только она не совпадала с черно-оранжевым двуколором. Пока перспектива "русской весны" в Казахстане исчезающе мала, однако ее нельзя сбрасывать со счетов — особенно если в условиях кризиса интересы северных промышленных русскоязычных районов будут принесены в жертву ради процветания "коренного этноса" страны. Кризиса? Ну да, конечно. И это еще один вызов, возникший перед Казахстаном буквально в последние месяцы. Воссоединение постсоветского пространства в рамках Таможенного, а затем и Евразийского союза в прошлом году неожиданно застопорилась. Виной тому стал внутрироссийский кризис, падение нефтяных цен и западные торговые санкции, в результате которых рубль упал в 2,5 раза, и многие интеграционные вопросы оказались подвешены в воздухе. Слабый рубль ударил по казахстанскому, а также по белорусскому производителю, а вновь введенные таможенные барьеры едва не поставили на новорожденном ЕАЭС большой жирный крест. Наконец, есть и четвертый, интегральный вызов для казахстанской стабильности. Имя ему — время. В этом году Нурсултану Абишевичу исполняется 75 лет: возраст почтенный. Рано или поздно ему придется оставить власть. Но на кого? Явных преемников у Назарбаева нет, и уже сейчас понятно, что любой новый лидер вызовет отторжение у некоторой части населения страны. Как произойдет трансляция власти от Назарбаева к новому преемнику — вопрос предельно открытый.

Только с Россией

Впрочем, имеются в Казахстане и незыблемые истины. Одна из них заключается в том, что без дружбы с Россией эта страна обречена на деградацию и историческое поражение. И причины тут как экономические, так и геополитические. Астана может годами посматривать в сторону Китая, видя в нем единственного реально мощного игрока на всем евразийском континенте, — но, в случае чего, Поднебесная способна поглотить Казахстан целиком и даже не подавиться. Готовы ли казахстанские элиты к ускоренной ассимиляции внутри полуторамиллиардного китайского этноса? Вряд ли. Еще более близкая и во сто крат более опасная угроза для Казахстана связана с уже упомянутым радикальным исламизмом. Достаточно просто представить себе, что ИГИЛ исполнит свои обещания и объявит джихад против южного подбрюшья России, — способен ли Казахстан в одиночку сдержать эту силу? Всё говорит о том, что Казахстан просто обречен жить рука об руку с нашей страной — или быстро сгореть в огне геополитических пожарищ, оставшись одиноким. Это прекрасно понимает Назарбаев, которого по праву считают главным генератором евразийской интеграции. Это придется принять в качестве аксиомы и его преемнику — когда бы ни состоялись следующие выборы президента в этой дружественной стране.

Илья Вахлаков
Киевская Рада рассмотрит законопроект об исключительности украинского языка
Закрыть