Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Чернобыльская школа: как мирный атом стал оружием геополитики

Чернобыльская школа: как мирный атом стал оружием геополитики

17:48  25 Апреля 2015
1170

Чернобыльская АЭС

Чернобыльская катастрофа — событие трагическое, давнее, но актуальности и значения никак не утратившее. Тем более что сегодня на Украине в самом разгаре другая катастрофа — «майданная», жертвами которой за последний год стало куда больше людей, чем в результате аварии 4-го энергоблока ЧАЭС 26 апреля 1986 года. А уж ущерб для жилой, социальной и промышленной инфраструктуры, число беженцев из зоны катастрофы и уровень конфликтности, который возник в обществе по данному поводу, вообще несопоставимы. Что наглядно показывает, насколько «идейные реакции» разрушительнее реакций атомных ядер.

Эхо Чернобыля

Катастрофичность Чернобыля все это время всячески подчеркивалась и раздувалась. До 1991 года — с целью дискредитации Советского Союза, якобы неспособного обеспечить безопасность своей техносферы для собственного же населения. А после 1991 года к этой «интернациональной» теме добавилась тема сугубо «незалежная»: на ликвидацию последствий киевские власти ежегодно получали солидные, превышающие миллиард долларов дотации и с Запада, от США и Евросоюза, и с Востока, от России, которая, будучи правопреемницей СССР, получается, несла на себе ответственность и за Чернобыль. Впрочем, западная помощь предоставлялась не просто так, а с условием обязательного закрытия других, абсолютно не пострадавших после аварии блоков ЧАЭС, которые спокойно работали и давали украинской экономике дешевую электроэнергию. Последний из них, третий, был остановлен только в 2000 году, то есть через 14 лет после катастрофы. Точно так же под флагом «минимизации экологических рисков» в 2009 году была закрыта Игналинская АЭС в Литве, где за 26 лет не то чтобы ничего не взрывалось, но и не было ни единой внештатной ситуации, связанной с возможностью утечек радиации. Но зависимость от России в сфере энергетики представлялась гордым прибалтам настолько нетерпимой, что они предпочли остаться без света и тепла в надежде на новую Висагинскую АЭС, которую в кредит вроде бы собираются построить американские компании Westinghouse и General Electric при участии японской Hitachi. Решение об этом было принято в начале 2011 года, но после аварии на АЭС «Фукусима-1» конкретные сроки строительства так и не были определены, и проект находится в стадии заморозки.

Эхо Фукусимы

Кстати, фукусимская авария по ряду параметров выглядит намного серьезнее, чем чернобыльская, хотя по классификации МАГАТЭ (шкала INES) обеим присвоена седьмая, наивысшая категория угрозы. Это касается как общего объема выброса радиоактивных материалов, так и характера самой катастрофы. В течение первого месяца после 11 марта 2011 года оценка масштабов японской трагедии была повышена с четвертой до седьмой категории, поскольку выброс иода-131 (период полураспада – 8 дней) достиг минимум 130 тысяч терабеккерелей, цезия-137 — 6 тысяч терабеккерелей. На специальном брифинге было заявлено, что это примерно 10% от аналогичного показателя Чернобыльской АЭС, хотя «вклад» иода-131 равнялся примерно половине суммарной радиации, которая, по максимальным оценкам, равнялась 14 миллионов терабеккерелей, то есть почти в 500 раз больше, чем должно быть по реальному «иодному коэффициенту». Что лишний раз подчеркивает политическую ангажированность и преувеличенность катастрофичных оценок Чернобыльской аварии, которая должна была стать смертным приговором для советской, а затем — и российской атомной промышленности, расчистив «рыночное поле» в этом сегменте мировой энергетики для американских и отчасти для французских конкурентов. Конечно, даже десятикратная реальная разница в масштабах радиоактивного выброса между Чернобылем и Фукусимой — это чрезвычайно много. Однако проблема заключается в том, что японская авария, похоже, оказалась «долгоиграющей». Вот, например, сообщение, датированное февралем 2014 года, т.е. спустя три года после японских событий: «Радиоактивная вода из Фукусимы добралась до берегов Канады. Исследователи из Бедфордского океанографического института подчеркивают, что в настоящее время степень заражения нельзя назвать критичной, однако в том случае, если утечка радиации со станции будет происходить такими же темпами, как сегодня, то уровень загрязнения прибрежной зоны Канады может достичь критических показателей». А вот информация, опубликованная газетой «Версия» 7 апреля 2015 года: «Американские ученые обнародовали данные исследования, начатого еще 19 февраля. В этот день специалисты института океанографии Woods Hole взяли для анализа пробы воды у побережья острова Ванкувер. В ходе проведенного исследования выяснилось, что в непосредственно близости от берегов одной из провинций Канады – Британской Колумбии – вода содержит радиоактивные элементы. В сообщении отмечается, что цезий-134 и цезий-137 не встречаются в природе и могут попасть в открытую среду только из созданных человеком источников. Содержание радиоактивного цезия-134 в тихоокеанской воде достигло 1,4 беккерелей на один кубометр, а цезия-137 – 5,8 беккерелей на один кубометр». Поскольку период полураспада цезия-134 – всего лишь 2 года, а цезия-137 — 30 лет, эти цифры свидетельствуют о том, что в аварийных реакторах Фукусимы-1 продолжают идти ядерные реакции, то есть она не «фонит», а «зажигает». Но никакой официальной информации по этому поводу как не было, так и нет. С Чернобылем все было, если можно так выразиться, намного проще: мощный взрыв с выбросом радиоактивных материалов полностью разрушил активную зону реактора, а потому оказался разовым, и никаких рецидивов за 4-м блоком ЧАЭС больше не замечалось. Построенный над ним саркофаг, к сожалению, не обеспечил, да и не мог обеспечить абсолютной изоляции своего содержимого, но зато позволил свести дальнейший ущерб от катастрофы к минимальному уровню. Ничего похожего в Фукусиме, где тлеющие реакторы до сих пор продолжают заливать водой, сделано не было.

Эхо Майдана

В итоге сегодня на большей части чернобыльской зоны отчуждения радиационный фон находится уже в пределах нормы, максимальное превышение в радиусе 3-5 км от ЧАЭС достигает 15-20 раз — советского запаса прочности саркофага вполне хватает. То есть никакой необходимости в строительстве нового «суперсаркофага» над 4-м блоком, по большому счёту, нет и не было. Однако в марте 2004 года Европейский банк реконструкции и развития объявил тендер на его строительство, который в августе 2007 года выиграла специально созданная для этого французская компания NOVARKA с объявленной ценой вопроса в 505 млн евро. Строительство объекта «Укрытие» началось в марте 2012 года, и тогда же стоимость работ была вполне предсказуемо «скорректирована» до€935 млн евро, то есть увеличена почти в два раза. Но никакой массовой медиа-кампании относительно «коррупционных схем» в данном случае не наблюдалось. «Нормальная» практика строительства, да и деньги — кредитные. Работы по строительству «суперсаркофага» французского производства планировалось завершить в начале 2016 года. Но тут грянул Евромайдан, завершившийся государственным переворотом, он же «переход власти», по Бараку Обаме, — и финансирование этой грандиозной и, по большому счету, ненужной стройки было заморожено: пилить кредиты оказалось куда выгоднее через «антитеррористическую операцию» на Донбассе и «защиту от российской агрессии». Хотя попыток взять под свой контроль атомную энергетику Украины ее «западные друзья» не оставляют. Достаточно сказать, что компания Westinghouse продолжает эксперименты по переходу «незалежных» АЭС с российских тепловыделяющих сборок на американские, что уже привело к нескольким нештатным ситуациям на крупнейшей в Европе Запорожской АЭС. И если там по этой причине, вследствие какого-нибудь теракта, технологического сбоя и т.д., не дай бог, рванет, и Чернобыль, и Фукусима покажутся играми в детской песочнице. Впрочем, до Америки ни запорожское, ни любое другое радиоактивное облако с Украины не долетит, а вот конкурентов из Европы и России оно гарантированно подкосит, да еще как. Только ответственность за это хорошо бы спихнуть на «свидомого укра», который привык жечь шины и «коктейли Молотова», — с него и взятки гладки. И все речи о «грязной бомбе» из уст премьер-министра Украины Арсения Яценюка, которые, как известно, пишутся в американском посольстве, звучат неспроста: они приучают к мысли, что эти «борцы с москальскими ордами» готовы на всё. В том числе — на атомное самоубийство. Так, может быть, Европе и России пора отобрать у этих провокаторов, не очень умело косящих под олигофренов или детей неразумных, «ядерные спички»? Или хотя бы прекратить их явно и скрыто поддерживать, прогибаясь под уже почти неприкрытый, по форме — «независимый», а по сути — американский, шантаж?

Олег Щукин
Новости партнеров
mediametrics