Поиск
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Итальянский дизайнер хочет засудить Иванку Трамп из-за красных туфель
Общество
Прилепин: Восточная Украина будет принадлежать России
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Прилепин: Восточная Украина будет принадлежать России

    18:02  23 Апреля 2015  /обновлено: 5:05  27 Октября 2015
    1941

    Захар Прилепин: Россия, как империя, осуществляет экспансию на вверенных ей территориях. Известный русский писатель, лауреат премии «Большая книга» за роман «Обитель» Захар Прилепин решил на время отвлечься от литературы и вернуться к увлечению молодости – музыке. 22 апреля состоялся интернет-релиз состоящего из 13 песен альбома «Охотник», который Прилепин записал вместе с Константином Кинчевым, Александром Ф. Скляром, Дмитрием Ревякиным и группой «Элефанк». Захар Прилепин согласился ответить на вопросы корреспондента Федерального агентства новостей, и речь пошла не только музыке, но и о кино и, конечно, о Донбассе, куда писатель несколько раз ездил, доставляя гуманитарную помощь.

    Музыка вместо литературы?

    — Почему вы решили на время променять литературу на музыку? — Ну, потому что, в отличие от литературы, музыка задействует какие-то другие энергии, на другие рецепторы действует, и ощущения от нее совершенно другие. Это такое большое коллективное действо. Я от этого сам лично получаю огромное удовольствие, и это самая главная причина, почему я этим занимаюсь. И я, безусловно, сам дружу с музыкантами, с группой «25/17», с рэперами… И я вижу, что существует огромное количество молодых людей, до которых очень сложно докричаться книжками и статьями: они просто читают мало, и книжки не читают, и газеты не читают, и в Интернете читают только Facebook. Так что музыка – это возможность как-то еще и к этим людям обратиться – в другой, в музыкальной форме до них докричаться, какие-то важные для тебя вещи произнести. Ну, это я уже придумал какие-то причины, а на самом деле мне самому радостно этим заниматься, мне это приятно, меня это торкает, поэтому я этим и занимаюсь.

    Про русский рок

    — Какое место в нашей жизни занимает рок? Я думаю, что рок, рок-н-ролл занимает сегодня далеко не то место, которое он занимал в 80–90-е годы. Из оружия прямого действия он отчасти стал таким музейным экспонатом. Это как бы наш музей русского рока, который можно посетить, посмотреть – какие там красивые вещи есть, какие красивые были штуки. Но это уже не дубина, это уже не петарда, это уже не что-то такое, что воздействует немедленно и заставляет подниматься. Поэтому мы рискнули как бы немножко новой крови в эти меха влить. — О чем именно вам бы хотелось докричаться своими песнями? — Я хочу донести какие-то очевидные вещи. Для очень многих молодых людей понятие «Отечество», понятие мужества, понятие дерзости, понятие родины, понятие почвы, жертвенности превратились в антипонятия, что не совсем меня устраивает. Просто есть необходимость – не в революции, а в консервативной революции, революции во славу традиций. Потому что мы слишком долго боролись с традицией, все смыслы были вывернуты наизнанку, и хочется опять надеть на руку эту перчатку так, чтобы она была в нормальном, обычном виде. Вот об этом, об этом… Потому что мужчина должен быть мужчиной, женщина – женщиной, родина – родиной. И ты славен не тем, что ты пришел в этот мир, чтобы вокруг тебя водили хороводы. Ты пришел в этот мир, потому что есть прошлое и есть будущее. И ты обязан…

    Про Донбасс

    — Вы несколько раз ездили в Донбасс, эта война вас, похоже, сильно зацепила. Можете объяснить, чем? — На Донбассе произошло… что произошло… Произошла возможность того, о чем я уже мечтал лет 25 – реанимация российской государственности в самой удивительной и многообещающей для меня форме. И я думаю и совершенно убежден, что Россия, безусловно, существует в качестве империи, которая так или иначе осуществляет культурную, дипломатическую, а если нужно – военную экспансию на вверенных ей территориях. И если это не осуществляет непосредственно государство, то это осуществляет народ. В той или иной форме. Я не думаю, что есть какие-то колоссальные различия между веком X, XVII, XIX или XXIII. Всегда будут происходить одни и те же процессы, и они происходят сегодня. И территории, которые по праву, по истории, по качеству и составу населяющих их людей принадлежат России, будут принадлежать России. В данном случае это Восточная Украина. Эти процессы совершенно никак не прогнозировались и не имитировались государством, они оказались стихийными и подтвердили мою веру в то, что русские люди еще не израсходовались, количество материала у нас еще огромное, и многое впереди. Я очень рад был в этом убедиться еще раз и увидеть там лучших, золотых, прекрасных, сногсшибательных мужчин. И не только мужчин.

    О международном праве

    — По вашим словам можно сделать вывод, что вы отрицаете само понятие международного права. Как Россия будет осуществлять эту свою «экспансию»? Воюя со всем миром? — Ну слушайте… Во-первых, международное право - это такая вещь… Как в русской пословице сказано, «закон - что дышло: куда повернул, туда и вышло». И если есть какие-то вещи, которые необходимо произвести в рамках международного права, право для этого активно использует все свои возможности. И революция на Майдане может быть признана как правильная революция. А революция в Йемене может быть признана как переворот. Ну и так далее. Это не имеет ключевого значения. То, что происходит в Донбассе, было неоднократно подтверждено выборами. Туда призвали наблюдателей со всех стран и от всех «мировых демократий». И это проблема «мировых демократий», что они не подключились к этому процессу и не легитимизировали своих прав, чтобы избежать кровопролития. Напротив, они заинтересованы в противоположных вещах. Поэтому международное право – это система не только сдержек и противовесов, но и система колоссального фарисейства, непрестанного лукавства, откровенной подлости, передергиваний и передержек. И мы готовы участвовать во всей этой игре, как участвовали в ней и ранее. Если вам кажется, что Россия только сегодня нарушила международное право, то это не совсем так. Она нарушала его в течение XX века многократно, и в XIX многократно, и в XVII многократно. И точно также его нарушают и ведущие «мировые демократии», и Соединенные Штаты Америки. У нас есть свои интересы, и мы будем так или иначе применять их к международному праву и пытаться так или иначе к этому праву их адаптировать. Но это не значит, что мы будем воевать со всем миром – не надо ничего преувеличивать. Какой вы здесь видите "весь мир"? Вы видите какое-то количество стран – 15-20, у которых другие представления о международном праве и о наших интересах. А есть другие страны, этих стран 20, или 25, или 50, которые вполне спокойно смотрят на все происходящее и прекрасно отдают себе отчет, почему Россия действует именно так, как минимум, они готовы дать этому объяснение. Вот и все. И не надо ничем никого пугать.

    Про гомосексуализм

    23 апреля в издании в издании «Свободная пресса» появилась статья Захара Прилепина «Яблоко Тьюринга» о сверхпопулярном, номинированном на «Оскар» фильме «Игра в имитацию». Вот фрагмент из этой статьи. «Человек, вчера родившийся, после просмотра этого фильма должен вынести одно: победу во Второй мировой ковали не под Сталинградом, не на Курской дуге, и не в битве за Берлин. Что там Жуков или Рокоссовский, Конев или Баграмян – Тьюринг, гей Тьюринг – вот истинный отец победы в самой страшной мировой войне… Ни в чем не повинные сексуальные предпочтения, на которые имеет право каждый, незримыми пассами возводятся в идеологию», - пишет Прилепин. Корреспондент ФАН решила обсудить с писателем эту непростую тему. — Захар, хотя в статье вы упоминаете, что равнодушны к чужим сексуальным предпочтениям, но, насколько я поняла, у вас абсолютно другая система ценностей, чем та, что декларируется в фильме. Извините за прямоту: нет ли все-таки в вашей позиции некоторой гомофобии? — Ну, про какую другую систему ценностей вы говорите? Во-первых, если там у меня написано, что у меня нет гомофобии, значит, не надо про это спрашивать. Значит, нет здесь гомофобии. Там это сказано прямым текстом. Я не гомофоб, меня совершенно не интересуют чужие сексуальные предпочтения. Меня волнует, когда сексуальные предпочтения начинают выноситься в качестве идеологии. А ныне все, что связано с нетрадиционными сексуальными связями и с ЛГБТ, становится новейшей мировой идеологией. Я не знаю, для чего она используется, но, тем не менее, агрессивное наступление этой идеологии совершенно очевидно. Эта идеология все больше и больше, по крайней мере в Европе, начинает пронизывать социальные и прочие страты. Церковь, семью, школу, детские сады, культуру как таковую. Если вы этого не замечаете, то я ничем вам не могу помочь. Но это колоссальное, и я не скажу, что стихийное, а, скорее всего, так или иначе спланированное наступление. Потому что еще 15 лет назад ничего подобного не было. И вдруг в течение последних 5-7 лет произошло сильнейшее наступление на самые разные вещи. Например, когда церковь принудили венчать однополые браки, что противоречит на самом деле всему тому, что церковь собой являла до сих пор. И когда в скандинавских странах, в европейских странах вместо двух полов вводят пять, 25, 37 полов, когда детей называют «оно», когда появляются сказки «про принца и принца» – все это наводит на какие-то сомнения, что это разумно, понимаете? И этот фильм – одно из звеньев в этой цепи. Тут слишком видны эти швы, слишком видны эти нитки, слишком видна ангажированность, слишком видна назойливость, с которой при помощи мощнейшей иезуитской машины сообщается «граду и миру», что вот кому мы обязаны победой в самой страшной мировой войне, иначе нас погибло бы еще 14 миллионов: «Никогда не смейте обижать гомосексуалистов». И это настолько заметно – это соцреализм такой. Это такая пропаганда, которая совершенно не стесняется выглядеть пропагандой. Это моя точка зрения. При этом кто угодно может жить и развлекаться друг с другом и использовать свою физиологию, как ему угодно. Мне до этого нет никакого дела. Но не надо мне объяснять события мировой истории вашими сексуальными предпочтениями. И уж тем более трогать мою церковь и моих детей.  

    Triangle Created with Sketch.
    Автор: Елена Янкелевич
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях