Добываем дома: сколько еще денег нужно Сечину

Добываем дома: сколько еще денег нужно Сечину

21.04.2015 14:46
603

Игорь Сечин

Попытки главы «Роснефти» Игоря Сечина добыть деньги из Фонда национального благосостояния не только не прекращаются, но и, по сообщениям СМИ, приняли характер ультиматума.

Несите ваши денежки, иначе быть беде

Игорь Сечин намерен получить деньги из Фонда национального благосостояния (ФНБ) до 1 июня. В противном случае он угрожает сдвинуть начало разработки новых месторождений: Русского – с 2017 года на 2019 год, Юрубченко-Тохомского – с 2017 года на 2018 год. В результате в ближайшие пять лет по этим двум проектам будет добыто на 10 млн т меньше, чем было запланировано, а доходы в бюджет сократятся более чем на 90 млрд рублей. Кроме того, руководитель «Роснефти» ожидает негативного эффекта от снижения инвестиционной привлекательности проектов, которые он оценил в 50 млрд рублей. Такие данные приводят «Ведомости», ссылаясь на оказавшуюся в их распоряжении копию письма Сечина к вице-премьеру Аркадию Дворковичу от 20 марта. «Конкретные сроки разработки Русского и Юрубчено-Тохомского месторождений продиктованы очевидной производственной логикой. Это сезонность работ и завоза материально-технических ресурсов на Крайнем Севере, это сложные технологические аспекты передвижения по зимнику, короткая навигация, логистика завода и мобилизация подрядчиков», – приводит издание слова неназванного представителя «Роснефти». На средства ФНБ претендует не только сама «Роснефть», но и ее газовая «дочка» «Роспан». Если ей не хватит финансирования, то планов компании по выходу к 2018 году на уровень 18 млрд куб. м газа в год достичь не удастся, а обязательства по поставкам газа будут не выполнены, говорится в письме Сечина. Как сообщила вице-президент «Роснефти» Влада Русакова, суммарный объем заключенных контрактов по газу уже превышает 80 млрд куб. м. В общей сложности «Роснефть» просит выделить из ФНБ 1,3 трлн рублей на 28 инвестпроектов.

Гоните ваши золотые и не забудьте серебро

Эпопея с походом Сечина за государственной «заначкой» стартовала в августе прошлого года. Глава «Роснефти» предложил тогда несколько способов поддержки госкомпании, один из которых предусматривал выкуп ее новых облигаций общей стоимостью 1,5 трлн рублей за счет средств ФНБ. На тот момент это составляло половину всей имевшейся в Фонде суммы. По состоянию на 1 апреля 2015 года Фонд национального благосостояния насчитывает 4,3 трлн рублей – прибавку в рублевом эквиваленте обеспечила девальвация российской валюты. Такая потребность возникла у компании после того, как она попала под санкции США. Американский Минфин перекрыл ей и трем другим российским корпорациям кислород на внешнем рынке кредитования. Из-за этого «Роснефть» стала испытывать проблемы с погашением ранее взятых международных кредитов, пик выплат по которым приходится на 2014-2015 годы. Эти кредиты потребовались нефтедобытчику на приобретение своего конкурента «ТНК-ВР» в 2013 году – они составили 31 млрд долларов из общей суммы сделки 54 млрд долларов. Вначале инициатива «Роснефти» не вызвала энтузиазма в правительстве РФ. Но Сечин не сдавался, и уже к октябрю ему удалось договориться о получении финансирования. При этом запрашиваемая сумма менялась в сторону увеличения и достигла пика в 2,4 трлн рублей. Число проектов, нуждающихся в поддержке, также стремительно росло: если в первоначальной заявке фигурировали четыре проекта, то потом к ним добавились еще восемь. В январе их количество подскочило с 12 до 28 – правда, запрашиваемые для них средства сократились, как говорилось выше, до 1,3 трлн рублей. В феврале часть этой заявки была одобрена: на пять проектов Минэнерго и Минэкономразвития согласились выделить из ФНБ около 300 млрд рублей. Сюда входят упоминавшиеся месторождения Русское и Юрубченко-Тохомского, проект «Роспан», Ангарская нефтехимическая компания в Иркутской области и новая судоверфь «Звезда» в Приморье. Последний проект не относится напрямую к «Роснефти», но компания является одним из соинвесторов. Общую сумму затрат по данным проектам, не считая «Звезды», «Роснефть» оценивает в 1,4 трлн рублей. Помимо этого, принимается решение еще по трем месторождениям, относящимся к Ванкорскому кластеру (Сузунское, Тагульское и Лодочное), а также по модернизации Ачинского НПЗ. При этом число НПЗ, которые находятся в таком же подвешенном состоянии, может вырасти до четырех.

В его руках от счастья ключ, и потому он так везуч

Игорь Сечин планировал и планирует получить средства ФНБ не «за так» и тем более не безвозмездно, а под проценты. Как уточняет министр энергетики Александр Новак, «под хорошие проценты». Разумеется, Сечин не видит в этом ничего зазорного. «Вклад “Роснефти” в доходную часть бюджета является самым крупным в стране. Поэтому нам не стыдно обращаться с такой просьбой, тем более что речь идет о займе на рыночных условиях», – говорит он. Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов тоже не видит в этой ситуации ничего предосудительного. По его словам, в текущих экономических условиях бюджетных денег на крупные проекты стали выделять меньше. Поэтому Сечину приходится обращаться к запасному варианту, тем более что он не просит их подарить, а обещает вернуть с процентами, замечает эксперт. Кроме того, покупка «ТНК-ВР» была, в общем-то, совершена в государственных интересах, и кому, как не государству за нее теперь расплачиваться. И, в конце концов, иностранный кредитный рынок закрылся для России не из-за действий «Роснефти» и лично ее босса. Надо сказать, что досужие разговоры на тему стыда неслучайны – президенту «Роснефти» вменяют в вину то, что он зарится на деньги российских пенсионеров. Действительно, Фонд национального благосостояния участвует в пенсионном обеспечении граждан. Но Сергей Правосудов не разделяет возмущения СМИ по этому поводу и считает, что это не соответствует реальности. Справедливости ради отметим, что деньги пенсионерам платятся все-таки не из ФНБ, а из Пенсионного фонда РФ. ФНБ же используется только для софинансирования добровольных пенсионных накоплений и покрытия дефицита бюджета Пенсионного фонда в случае необходимости. Нельзя не упомянуть и тот факт, что в стратегический резерв государства отправляются как раз нефтегазовые доходы, а значит, их поступление во многом зависит от успешности функционирования «Роснефти». Более того, не нужно забывать про наличие Резервного фонда, куда в первую очередь идут нефтедоллары, тогда как Фонд национального благосостояния пополняется ими лишь в том случае, когда превышена нормативная величина основного места их складирования. На начало апреля в Резервном фонде хранилось почти 4,5 трлн рублей. В общем, государственная «кубышка» создавалась в тучные годы, а в тощие годы вполне логично ее откупоривать. Как в свое время сказал Владимир Путин, комментируя запросы Сечина: «А что? А кто не требует? Все просят денег и рассчитывают на их получение». Так что пожелаем Игорю Ивановичу удачи в нелегком деле обивания правительственных порогов.

Андрей Величко
ДНР выпустит серию марок с героями Донбасса
Закрыть