Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Воздастся сторицей? Зачем Путин летит в Латинскую Америку

Воздастся сторицей? Зачем Путин летит в Латинскую Америку

14:32  10 Июля 2014
30673

Намеченная на 11-16 июля поездка Путина, в ходе которой российский президент посетит Кубу, Аргентину и Бразилию, станет, по сути, первым его полноценным зарубежным визитом после начала «украинского кризиса» в феврале текущего года. «Десант в Нормандию» 5-6 июня и австро-итальянское турне 24-25 июня были, скорее, тактически необходимыми и точечными «акциями быстрого реагирования», но не решали каких-то фундаментальных, стратегически важных вопросов.

Уже сам факт этой поездки примечателен сразу по нескольким причинам.

Во-первых, Путин почти на неделю покидает страну, у границ которой больше двух месяцев идут полномасштабные боевые действия с применением тяжёлой техники, включая авиацию. Тем самым он демонстрирует полную уверенность в том, что ситуация ни в Кремле, ни в России, ни в Донбассе, ни на Украине за это время не выйдет из-под контроля. Что заставляет предположить возможность каких-то активных действий России «на украинском фронте» (в данной связи, наверное, нелишне напомнить, что во время «войны 08.08.08» Путин также находился вне пределов РФ, на Олимпийских играх в Пекине, и боевыми действиями в Южной Осетии против грузинских войск формально руководил тогдашний главковерх Дмитрий Медведев).

Во-вторых, уже заявленный финансово-экономический аспект этой поездки (списание долгов Кубы, создание банка БРИКС и т.д., о чем речь пойдет ниже) должен свидетельствовать, что санкции Запада не произвели на Россию никакого политического впечатления, и за свободу своих действий на международной арене она готова платить не только запрошенную США и их союзниками, но даже гораздо большую цену. Готовы ли те платить соответственно больше — это уже «их проблемы».

В-третьих, участие Путина в VI саммите БРИКС (Форталеза, Бразилия) означает не только тщетность попыток Запада диффамировать нашу страну и изолировать её от остального мира, но и реальное смещение центра принятия глобальных решений от «Большой семерки» во главе с США — к государствам БРИКС во главе с Китаем. Тем самым широко разрекламированное «изгнание» России из «Большой восьмерки» и превращение G8 в G7 на деле продемонстрировало только сокращение зоны влияния «вашингтонского обкома». И есть все основания предполагать, что данный процесс будет продолжаться и в информационно-идеологическом, и в военно-политическом, и в финансово-экономическом измерениях.

А теперь по порядку.

КУБА

Президент России не только прилетит на Кубу — он встретится с Фиделем Кастро. И если принять известные путинские слова: «После смерти Махатмы (Ганди) и поговорить не с кем», — за правило, то здесь мы имеем дело как раз с подтверждающим данное правило исключением. Лидер "острова Свободы", более полувека стоявший во главе социалистической Кубы и продолжающий оставаться живым символом сопротивления американскому доминированию, — как раз тот человек, с которым не только можно, но и нужно «поговорить».

Учитывая нынешние более чем напряженные отношения между Москвой и Вашингтоном, более веской и оскорбительной символической пощечины Бараку Обаме Путин нанести не мог. А если подтвердятся настойчивые слухи о том, что декларированное списание 90% кубинской задолженности перед РФ на сумму в $31,7 млрд связано с возможностью восстановления работы российского радиоэлектронного центра в Лурдесе, зона действия которого перекрывает практически всю территорию США, пощечина окажется не только символической. Кстати, почему бы не назначить одним из руководителей этого центра Эдварда Сноудена? Да и Джулиана Ассанжа можно на работу пригласить. Но, глава WikiLeaks от такого предложения, скорее всего, откажется. А Сноуден — уже практически наш человек, только в самой России ему, привыкшему к более теплому климату, может быть холодновато. Зато на Кубе, в Лурдесе — самое оно…

О возможности размещения российских (или переданных Гаване) ракет, способных поразить не только Вашингтон с Нью-Йорком и Бостоном, но и Чикаго с Сиэтлом, и Сан-Франциско с Лос-Анджелесом, после Карибского кризиса 1962 года и до сих пор не заикался никто, но полностью исключать подобную возможность — например, в связи с дальнейшим развитием событий на Украине — уже не стоит.

 АРГЕНТИНА

С президентом Аргентины Кристиной Фернандес де Киршнер Путин за последние два года встречался неоднократно: и в Мексике на саммите «Большой двадцатки», и в России. Помимо совместных проектов в сфере энергетики между российским «Газпромом» и аргентинской YPF, у руководителей двух государств есть немало других тем для общения.

Как известно, Буэнос-Айрес подал заявку на присоединение к БРИКС, и поддержка этой заявки со стороны Москвы по данному вопросу никак не помешает. Необходимо также вспомнить, что Аргентина в 2001 году пережила дефолт «имени Карвальо», причины которого были аналогичны российскому дефолту «имени Чубайса и Кириенко» 1998 года. То есть «прелести» глобализации в рамках «вашингтонского консенсуса» две страны, расположенные на разных сторонах нашей планеты, испытали в равной мере. И подключение нынешнего аргентинского потенциала к потенциалу БРИКС, несомненно, сыграет в пользу России.

Учитывая достаточно сложные отношения Аргентины с Великобританией («фолклендская» война 1982 года), возможность договоренностей о поставках Буэнос-Айресу российской военной техники могут стать неприятным сюрпризом для Лондона, который за последние месяцы вновь отметился совершенно неадекватным градусом антироссийской активности.

БРАЗИЛИЯ

Вообще, России сегодня, в условиях кризисной мировой конъюнктуры, попросту необходим серьезный прорыв на латиноамериканском направлении, где активно работают американские, европейские, китайские, японские и даже индийские компании. И этот прорыв невозможно совершить без углубления сотрудничества с Бразилией, производящей до половины ВВП Южной Америки. Однако доля России во внешней торговле Бразилии по итогам прошлого года составила всего лишь 1,3% — ровно столько же, сколько и доля Бразилии во внешней торговле России. А в абсолютных цифрах торговый оборот между двумя странами составил $5,7 млрд (80% от рекордного уровня 2011 года — $7,1 млрд), при этом главная формула торговли остается такой же, как и 10-15 лет назад: «Удобрения в обмен на продовольствие».

Возможно, нынешний визит Путина придаст новый импульс реализации крупных двухсторонних и многосторонних совместных проектов в энергетике, металлургии, информатике, транспорте и связи, авиакосмической и военно-технической сферах. Взаимодействие между пятой (Россия) и шестой (Бразилия) по своим размерам экономиками мира, несомненно, должно быть намного шире и продуктивнее, чем это наблюдается сегодня.

Тем более, еще в 2011 году Россия и Бразилия ввели безвизовый режим для краткосрочных визитов своих граждан, а развитие транспортных, информационных и финансовых связей между двумя государствами — в том числе, в рамках БРИКС — могут и должны привести к тому, что именно Бразилия станет «опорным пунктом» для России не только в Латинской Америке, но и во всем Южном полушарии.

БРИКС ПРОТИВ «бакса»

Но, разумеется, главной интригой путинской поездки и всего бразильского саммита БРИКС будут решения в сфере финансовой и банковской деятельности. Озвученные недавно в связи с этим министром финансов РФ Антоном Силуановым планы вроде бы не впечатляют — на первый взгляд, для многотриллионного мирового рынка создание Нового банка развития (New Development Bank, NDB, с оплаченным капиталом в $10 млрд (распределенный — $50 млрд, а разрешенный — $100 млрд) — это капля в море.

Но ситуация категорически меняется, если принять во внимание, что объем ВВП стран БРИКС (по паритету покупательной способности) в настоящее время превышает $27,9 трлн, причем почти половина этой цифры приходится на долю Китая ($12,35 трлн).

И дело здесь вовсе не в том, как распределятся взносы и квоты участников, и где: в Шанхае или Нью-Дели, — разместится его штаб-квартира. Дело в том, что создаётся международный расчетный центр, независимый от американской банковской системы и подкрепленный мощью не только почти 40% мировой экономики, но и почти 40% населения Земли (в реальном измерении эти цифры окажутся примерно вполовину больше, с учетом «зон влияния» стран-участниц БРИКС).

Иными словами, в перспективе ближайших трех-четырех лет из-под нынешней глобальной империи доллара будет «выдернута» значительная часть международных расчетов. И, само собой, необходимость производить их именно в долларах исчезнет — пусть не сразу и не полностью, но введение новой клиринговой валюты NDB (или, что менее вероятно, принятие в качестве таковой, скажем, китайского юаня), несомненно, запустит давно ожидаемый экспертами процесс «краха доллара». Тем более, что нынешняя кредитно-финансовая и фискальная политика Вашингтона (в частности, введение глобальной системы контроля за денежными транзакциями FATCA) резко и повсеместно стимулирует мировой спрос на недолларовые финансовые инструменты.

Ситуация, несомненно, будет усугубляться и тем обстоятельством, что доступ обладателей номинированных в валюте США активов к реальным ценностям (заводам, газетам, пароходам и т. д.) на территории стран-учредителей NDB и в зоне влияния NDB будет чрезвычайно затруднен. А это значит, что именно БРИКС, а не «бакс» будет устанавливать «правила игры» во всей мировой экономике. А значит — и в политике, и в идеологии.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Пожалуй, самое печальное для Запада, вернее — для США и их европейских союзников, заключается в том, что у них нет реальных механизмов для того, чтобы воспрепятствовать подобному развитию событий. Украина — пожалуй, последний козырь, уже выброшенный на игровой стол, но оказавшийся вовсе не «самой старшей картой».

Не случайно в Пекин буквально накануне саммита БРИКС на несколько дней примчалась канцлер ФРГ Ангела Меркель, чтобы договориться о дальнейших рамках взаимодействия с «китайскими товарищами». И туда же отправилась представительная американская делегация во главе с госсекретарем Джоном Керри и министром финансов Джекобом Лью.

А Лондон вообще заботливо выстраивает «особые отношения» с Пекином, как после Второй мировой войны выстраивал их с Вашингтоном. При этом крупнейшие британские банки после возвращения Гонконга в состав КНР не только активно сотрудничают с китайскими финансовыми структурами по всему миру, но и активно содействуют утверждению юаня в качестве новой глобальной резервной валюты, идущей на смену доллару.

Иными словами, есть все основания полагать, что предстоящий Путину визит в Латинскую Америку станет временем «сбора урожая», наградой за те волю и выдержку, которые российская сторона всё последнее время проявляла в ходе развития кризиса на Украине, и за те немалые издержки, которые нашей стране пришлось в данной связи понести.

Владимир Винников

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics