Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Целью террористов в Барселоне была Саграда-Фамилия
Новороссия
Полиция ЛНР работает по законам военного времени
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Полиция ЛНР работает по законам военного времени

    17:40  16 Апреля 2015  /обновлено: 5:32  27 Октября 2015
    1813

    Луганская полиция вместе с народом

    Луганская полиция вместе с народом Корреспондент Федерального агентства новостей побывал в самопровозглашенной Луганской народной республике и узнал, как работают местные органы власти, в первую очередь полиция. Вот его рассказ. МВД Луганской республики МВД Луганской республики

    Артемовская полиция служит народу

    Я в Артемовске. Захожу в здание местного УВД, налево окно дежурной части, прямо дверь, собираюсь потянуть ручку. - Вы к кому? - обращается ко мне сидящий справа в углу мужчина с автоматом. При входе я его не заметил. - Я журналист, хочу поговорить с руководством. - Ничего не знаю. У вас есть договоренность? Зам.начальника Артемовского райотдела полиции Андрей Лянцев Зам.начальника Артемовского райотдела полиции Андрей Лянцев Не успел я ответить, как железная дверь распахнулась, и оттуда вышел человек. Слово за слово, и мы уже поднимаемся в кабинет заместителя начальника отделения. Кабинет небольшой, на стене висит писанный маслом Феликс Эдмундович, за столом сидит мужчина лет 45-ти, через плечо портупея с кобурой. Передо мной заместитель начальника Артемовского райотдела полиции начальник общественной безопасности Андрей Лянцев. Коридоры полиции ЛНР Коридоры полиции ЛНР

    Выбор

    - Как вы пришли в милицию? - Очень многие мои знакомые и даже родственники были сотрудниками милиции, сейчас уже некоторые на пенсии. Имея перед собой такой пример, я тоже решил пойти работать в милицию. В апреле 1995 года я, достаточно молодой и еще совсем неопытный сотрудник, прибыл в Артемовский райотдел милиции с желанием служить и с пониманием того, что я должен делать. Потом, конечно, судьба меня не раз перемещала, но когда грянули эти наши революционные события, и была альтернатива переходить на сторону ЛНР или оставаться на стороне украинской милиции, я выбрал сторону ЛНР. Хотя, несмотря на то, что мне оставалось до пенсии всего четыре месяца, Украиной мне были предложены всяческие должности. Тут сыграло роль, что первый человек, который был убит украинскими силовиками в Луганске, – погиб на моей территории. Я тогда был старшим участковым Большой Вергунки. Это было 3 июля 2014, где-то в 16.00. ВСУ обстреляло Большую Вергунку, снаряды рвались в двухсот метрах от опорного пункта. Я знаю фамилию того человека, которого убили. Это была молодая женщина, почти девочка, она несла ребенка домой. Осколок снес ей череп, ребенка она спасла ценой своей жизни. После этого снаряд попал в дом, где жила многодетная семья: семь человек детей, семья Кирилюки. То же самое, там побило ребят, ранило мать. Сам живу там недалеко, и мой дом тоже пострадал: попало в дом, отца контузило. Недалеко от моего дома находился седьмой блокпост, ребята приходили ко мне, и я непосредственно во всем этом участвовал. И после всего того, что там творилось, переходить на сторону Украины...Я не мог. Дежурная часть местного отдела МВД Дежурная часть местного отдела МВД

    От милиции к полиции

    - Как проходило ваше переподчинение от МВД Украины в МВД ЛНР? - Я сам сознательно на это пошел. Когда рвутся снаряды в городе, немногие вообще остаются работать и немногие среди них выполняют свои обязанности до конца. Из моего, уже бывшего, подразделения, все участковые инспектора, включая начальника городского отдела милиции, остались на стороне ЛНР. Все самостоятельно приняли решение остаться здесь. Но есть в нашем подразделении и выродки, они сейчас воюют на той стороне, причем они активные участники боевых действий. Конечно, гражданская война – гражданской войной, но никогда не ожидал от них в наше время такого «ура-патриотизма», переходящего в фашизм. Они остаются на той стороне и, мало того, присылают нам угрозы. - Участвовали ли вы или ваши подчиненные в разгонах митингов возле СБУ или ОГА, препятствовали ли захвату ополченцами этих зданий весной прошлого года? - Нет. Ни я, и никто из моих подчиненных. Мы сознательно заняли такую позицию. Уже в мае, видя все эти референдумы, переход Крыма, мы поняли, что устали от всего этого украинского национализма и пропаганды. Я русский человек, и мне было тяжело всё это воспринимать, все эти гонения из-за языка. Личное оружие полицейского не попадет в чужие руки Личное оружие полицейского не попадет в чужие руки

    Георгиевские ленточки

    Мы единственное подразделение, которое повязало себе на 9 мая георгиевские ленточки. Тогда пришел начальник, сказал, что была такая ситуация, что запрещалось носить георгиевскую символику, чтобы не было недоразумений с формировавшимся тогда ополчением, которое тоже стало носить ленточки. Поскольку мы были подчинены украинскому правительству, естественно, ношение такой символики было запрещено. Но к нам приехал начальник городского отдела №2, он и сейчас на своем посту, и сказал: «Это личное дело каждого». То есть на совести каждого человека - надевать ленточку, или нет. И мы единственное подразделение, которое целиком надело эти ленточки. А переподчинение происходило в сознание каждого. Нас бросило начальство во главе с генералом и всем эшелоном власти. Когда нас обстреливали украинские войска, и нам говорили работу не прекращать, мы военные люди, естественно, выполняли свой долг до последнего.

    Охрана общественного порядка

    - Вы не вмешивались в разгорающийся конфликт? - Напрямую мы не вмешивались, активных боевых действий ни на чьей-либо стороне не вели. Я выполнял свою работу: охрана общественного порядка на вверенном мне участке. В меру своих сил и возможности, я ее выполнял. Помощь людям, раненным. Я приходил на работу, и кроме меня из начальства никого не было, люди смотрели на меня, как на последнюю надежду. Когда уже отсутствовала связь, скорая помощь к нам не ездила, когда уже пожарные отказывались ездить – люди смотрели на наших сотрудников, как на последнюю надежду. Переломный момент наступил, когда пришел приказ оставить город и придти в Лисичанск на регистрацию. Это было начало августа. До этого момента еще можно было усидеть на двух стульях, а после этого приказа произошел переломный момент. Для тех, кто хотел остаться, кто принял для себя такое решение, произошло переподчинение. Получается, что это «переподчинение» было только в голове у людей. Никакого излома не было. Только с украинской стороны звонки руководителей и начальников кадров. Говорили, что если не прибудешь до указанного срока (до 15 августа 2014 года), то будешь уволен. Потом срок изменили до первого сентября.

    Полиция и ополченцы

    - Как поначалу складывались ваши отношения с ополченцами? - Я всех этих людей знал, и люди меня знали. Понимаете, у нас население не более шести тысяч человек. Все, кто строил блокпост, это всё были наши, никого чужого не было. Говорят, что, мол, неизвестно, кто приезжал и строил – это всё бред. Я знаю этих людей, не просто знаю, а знаю поименно. И каких-то трений с этими людьми не было. Были разногласия по поводу пересечения блокпоста, украинской символики, но чем дальше, тем лучше становились отношения. Никаких приезжих, наемников, инструкторов, как кое-кто рассказывает, не было. Люди пришли защищать свой город. Никаких угроз нам однозначно не было. - Много людей ушли со службы? - Много людей ушло, многие так и не приняли окончательного решения, с кем они хотят быть. Такие уволились. Конкретно по нашему Жовтневому району Луганска: четыре человека уволились, не выбрали какую-либо сторону, два человека ушли на ту сторону, а все остальные остались здесь.

    Новое вино в старых мехах

    - Что с приходом ЛНР главным образом изменилось в вашей работе? - Люди хотят и стремятся, чтобы по всем направлениям был прорыв, но объять необъятное невозможно. Мы работаем по Уголовно-процессуальному кодексу 1961 года, это советский кодекс. Уголовный кодекс мы оставили 2001 года, он старый украинский. Мы не пишем, что это украинский, мы пишем – «в редакции 2001 года». Чтобы не было путаницы в определении преступления, мы пока статьи называем старыми цифрами. Нового Уголовного кодекса пока нет. Зато есть уже закон ЛНР о полиции, прокуратуре. Суды, к сожалению, пока функционируют не в полном режиме. Очень многие дела зависают на уровне прокуратуры, но обещают, что с первого мая судебная система будет уже полностью восстановлена. Начнется судебное производство. Нельзя, чтобы преступник оставался безнаказанным.

    По законам военного времени

    Сейчас военное время, оно рождает новые задачи. Кроме простых функциональных обязанностей, которые на мне есть, стало больше гуманитарных задач. Народ видит, что власть есть. Ему ближе милиция, в старое время в милицию обращались по всем вопросам. Новая милиция, полиция, это должно быть не сильно что-то радикально новое, наша служба должна быть ближе к людям. Сейчас стало меньше формализма, когда одна бумага рождает десять бумаг. Мы поддерживаем порядок при выдаче пенсий, охраняем денежные средства. Нам стало проще попасть к замминистра МВД ЛНР. Сейчас любой рядовой сотрудник без записи может зайти, а раньше только в определенные дни, в определенное время. Отношение начальства совершено иное. Много лишних и ненужных звеньев обрезано, бюрократии стало меньше. Мы стали больше работать, а не пропадать в кабинетах за бумажками.

    Форма и содержание

    - Какие основные проблемы в вашей службе? - Обеспечение формой. Конечно, пока не хватает на всех. Выдаем наружным службам, чтобы люди видели, что идет сотрудник полиции. А вот уголовному розыску, по большому счету, форма не нужна. Потихоньку получаем экипировку, снаряжение. Тяжело пока. Нужна оргтехника, нужна бумага. Некоторые сотрудники, уходя, оставили нас с голыми столами. Нужно спецоборудование для раскрытия преступлений. Чтобы раскрыть преступление, мы лучше отдадим деньги на специальный порошок, чем на форму этого человека. Человек может раскрыть преступление и в гражданской одежде, а без спецоборудования, других технических средств – это очень тяжело. Война вызвала всплеск преступности Война вызвала всплеск преступности

    Преступный элемент

    - Среди преступлений, совершающихся сейчас на территории ЛНР, какие самые распространенные? - Статистически я не готов вам ответить. Могу вам сказать однозначно, что львиная доля всех преступлений, которые совершаются – это кражи. Очень много людей уехало, и преступный элемент, понимая, что много квартир осталось без присмотра, пользуется этим. Также много угонов автотранспорта. - А со стороны ополчения были ли случаи «изъятия» автотранспорта у граждан? - Мы не уполномочены давать тут оценки, но вы сами понимаете, что без перегибов не обошлось. Были и объективные моменты по завладению автотранспортом, были и не объективные. Объективные - это когда нужно было срочно вывозить раненых, подвозить боеприпасы, перебрасывать людей с места на место. Но потом было очень много автомобилей возвращено, грузовые автомобили возвратили предприятиям. Но под эту марку работали и преступники. Прикрываясь ополченцами, совершали преступления. Если бы была общая, специализированная форма, то можно было бы определить. А так любой человек в камуфляже с георгиевской ленточкой мог выдать себя за ополченца. - В СМИ прошла информация, что проводится операция по возвращению транспорта владельцам. Это так? - Что значит операция? Такое постоянно происходит. Это постоянное направление, по этому вопросу работает отдельная группа. У них совместный план мероприятия с ГИББД, с военной комендатурой, с полицией. Это происходит постоянно, нельзя сказать, что это месячник. Мне всегда смешно было слышать слова «месячник раскрытия преступлений». - Получается, что в остальные одиннадцать месяцев мы ничего не делаем? - Сейчас вы работаете по всем направлениям? - Да, однозначно. И с военной автоинспекцией, и с ГИББД, и с нашими сотрудниками из отдела поиска автомобилей, которыми завладели незаконным путем. Идет постоянная работа по всем направлениям. Если какой-либо отдел создан, то он должен работать, функционировать и давать показатели, результат. Сейчас мародерства уже нет, основное – это кражи. И раскрываемость очень большая. Преступному элементу не поздоровится Преступному элементу не поздоровится

    Оружие продолжает стрелять

    - Уровень среднестатистического преступника повысился или понизился? - Те, кто раньше привлекался, тех в основном и задерживаем. Был пик прихода в криминал молодой поросли, когда милиции почти не было, когда было безвластие, шла активная фаза боевых действий, всё еще только создавалось. Средний возраст преступника понизился. А вот сами преступления стали жестче, более дерзкими. Стало больше преступлений с применением огнестрельного оружия. Когда войска отходили, в полях было брошено много оружия. А раз оно оставалось, то много попало в руки населения. А раз оно на руках, естественно, оно перетекло к преступному элементу. Вырос не уровень профессионализма преступников, выросла их оснащенность, - отметил Андрей Лянцев. Подозреваемых содержат в неплохих условиях Подозреваемых содержат в неплохих условиях

    Беспачпортным вход воспрещен

    Корреспондент ФАН побеседовал и с начальником Артемовского паспортного отделения Анной Олейник. - Кому сейчас в ЛНР выдают новые удостоверения личности? - Удостоверения личности в ЛНР выдаются по достижению шестнадцати лет, а также тем людям, которые утеряли свои паспорта, у которых документы украдены или сгорели. - Какого образца выдаваемые документы? Паспорт гражданина ЛНР? - Скажем так, это не паспорт, а временное удостоверение, которое действительно только на территории Луганской области. - А чтобы людям выехать за пределы Луганской области, вы выдаете им украинские удостоверения личности? - Нет, украинские удостоверения личности мы не выдаем. В ближайшее время планируется выдача документа, который будет уже действительно выездной. - Какие документы необходимо предоставить, чтобы получить паспорт? - Временное удостоверение, а так все зависит от причины, по которой ты получаешь временный паспорт ЛНР. Желательно, если есть: ксерокопия утраченного паспорта, свидетельство о рождении, фотографии, акт о пожаре, если документы сгорели вместе с жильем. -А если всё это отсутствует? - Тогда нужна фотография, а для установления личности требуется справка с места жительства. Если нет справки с места жительства, то приводятся люди, которые могут подтвердить личность человека, или его пробивают по базе. Используем базы адресного бюро или отдела, где человек ранее получал документы. - В какие сроки планируете начать выдавать паспорта, которые будут действительны не только на территории Луганской народной республики? - Пока ответить не могу, как будут распоряжения, в те сроки и будем выдавать. - Много ли к вам народу приходит? - Много, очень много. Бывает пятьдесят человек в день, бывает меньше. Есть люди, которые идут целенаправленно за документом, есть те, которые идут спросить, проконсультироваться, вклеить фотографию, оформить прописку или выписку. К нам идут и те, кто потерял паспорт и хочет подать заявление. - А вы производите переклейку фотографий в украинских паспортах? - Конечно, мы производим переклейку фотографий. - И эти паспорта действительны за пределами ЛНР? - Да, - подтвердила начальник Артемовского паспортного стола Анна Олейник.

    Автор: Степан Яцко, Виктор Сухоруков
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях