Не снег на голову, так штукатурка — что творится с фасадами в «великом городе с областной судьбой»

Не снег на голову, так штукатурка — что творится с фасадами в «великом городе с областной судьбой»

Многие из жителей нашей необъятной страны и ближнего зарубежья мечтали и мечтают жить в прекрасном Петербурге. Так было еще в те времена, когда назывался он Ленинградом, а также «городом трех революций». Ныне — «культурная столица». Город носит и еще целый ряд ярких эпитетов: «Северная столица». «Северная Венеция», «Северная Пальмира». Все они подчеркивают величие, великолепие и роскошь прежней имперской столицы, задуманной Петром Великим как окно в Европу.

Однако в прежние еще советские годы было у Ленинграда и неофициальное название, с горькой иронией произносимое его жителями — «великий город с областной судьбой». Да, в те времена он действительно приобрел такой «статус» — деньги и материальные ресурсы уходили в Москву, а также в Прибалтику — бывшую витриной СССР — прочие союзные республики, жившие кратно лучше России.

Ленинград же в своей исторической части представлял к началу 90-х жалкое зрелище: ободранные фасады исторических зданий, унылые дворы-колодцы и подворотни. Да, и новые спальные районы отнюдь не блистали.

И вот страна начала накапливать жирок после тех самых лихих лет — к середине нулевых это стало особенно заметно. Именно тогда городские власти Петербурга серьезно взялись за то, чтобы предать городу прежний европейский лоск. Хорошо поработал в этом направлении губернатор-хозяйственник Владимир Яковлев, петербуржцы до сих пор вспоминают его добрым словом.

Чего нельзя сказать о нынешнем «хозяине» Александре Беглове. Не то что коренные ленинградцы, даже приезжие шокированы, как изменился при нем в худшую сторону Петербург. В общем, он перестал быть «городом мечты», где хочется жить, творить, трудиться. И вновь стал превращаться в тот самый «великий город с областной судьбой». Даже сами петербуржцы уже подумывают о переезде в более комфортные населенные пункты, где у руля те, кто действительно находится на своем месте. Сочи, Казань, Екатеринбург… география обширна.

Что же до Беглова, этой зимой он вновь продемонстрировал свои компетенции (отсутствие таковых) по части уборки снега и льда. Притчей во языцех стала борьба со снегом на крышах, когда его там не было от слова «совсем». Якобы какая-то тренировка. Но как только появились настоящие снег и наледь, никакой уборкой и не запахло. Все это свисает с крыш, грозя последствиями вплоть до летальных тем петербуржцам, что ходят пешком, а не передвигаются по городу в чиновных машинах. Хотя и этого «власть предержащие» похоже не удосуживаются делать, предпочитая просиживать штаны в теплых кабинетах.

И не только эта опасность нависает дамокловым мечом над жителями Северной столицы. Последние градоначальники мало что делали в плане реставрации фасадов исторических зданий, Беглов в этом точно не был замечен.

Теперь пешее передвижение в исторических районах, как, например, на Петроградской стороне, представляет опасность для жизни. Ситуация ухудшается с каждым годом. А ведь это все взаимосвязано — с крыш не убирается снег, влага проникает в трещины и происходит дальнейшее разрушение штукатурного слоя.

Технологии — современные — для, пусть постепенного, но ремонта фасадов старых домов есть. Как есть и вопиющее наплевательское отношение к «великому городу с областной судьбой» со стороны нынешней администрации Петербурга.