Журналист Симонов рассказал, чего лишаются покинувшие страну граждане России

Журналист Симонов рассказал, чего лишаются покинувшие страну граждане России

После переезда в другую страну быт человека и привычные для него вещи меняются. ФАН решил выяснить, что исчезает из обихода людей, когда они уезжают жить заграницу. Журналист Сергей Симонов рассказал агентству об опыте жизни в Германии, а также насколько отличается менталитет немцем от русских.

— Какие вещи исчезают из обихода после переезда в другую страну?

— В Германии мне не хватало уже привычных для любого жителя российского города цифровых сервисов. Например, сервисов доставки продуктов там нет. Во всяком случае, за полугодичную жизнь в Берлине — с 21 декабря по 22 мая прошлого года — ни разу не столкнулся. Сервисы доставки еды из ресторанов есть, но работаю по сравнению с нашими из рук вон плохо.

Если тебе доставили неполный заказ, забыли одно или другое — обычное дело в Германии. И потом тебе днями приходится добиваться компенсации, у нас в таких случаях проблему решают, как правило, очень быстро.

Я уже не говорю про цифровые «Госуслуги». Если бизнес в Германии худо-бедно оцифровался и черепашьими темпами врывается в 21 век, то германское государство провалило цифровизацию полностью. Не сделано вообще ничего. О таком сервисе как наши «Госуслуги» немцы могут только мечтать.

— Насколько отличается менталитет людей?

— Отличается. Например, вопреки расхожему мнению, немцы в куда большей степени подвержены пропаганде, нежели русские. Среднестатистический гражданин России скептичен по отношению к власти и во все что угодно не поверит. Это имеет историческое объяснение — позднесоветский период, когда с экранов телевизоров говорили о скором наступлении коммунизма и тому подобное, но мало кто в обществе по-прежнему в это верил. Девяностые, когда государство вообще самоустранилось и попросту кинуло людей на произвол судьбы. Все это, естественно, сказалось на нашем восприятии государства. Мы не верим во все, что нам рассказывают чиновники, иногда относимся к представителям государства, возможно, даже с излишним скептицизмом.

У немцев все наоборот. Среднестатистический немец куда более лоялен и доверчив своему государству верит и зачастую принимает за чистую монету все, что ему рассказывают чиновники и системные эксперты по ТВ, на страницах мейнстримных СМИ вроде журнала Spiegel и др. Ситуация в Германии меняется, там сейчас тоже появляется все больше скептиков и оппозиционно настроенных людей. Особенно на фоне стагнирующей экономики, но меняется медленно. Большинство по-прежнему лояльно и с головой погружено в официальную пропаганду. Поэтому в Германии относительно легко удалось впарить населению совершенно чудовищную по своей сути ложь, что поставки тяжелого вооружения Украине — это во имя наступления мира и победы добра над злом. Прямо согласно старому хипповскому лозунгу времен Вьетнамской войны. Война — это мир, оружие и бомбы — это пацифизм. Чистейший и злой абсурд, но большинство немцев эту ложь съело и не поперхнулось.

— Как иностранное государство относится к российскому мигранту?

— В Германии весной были случаи, когда человеку без предупреждения и причины блокировали банковские карты и счета. Почти всех русских банки просили подтвердить статус пребывания в стране. Были случаи, когда людей преследовали и заводили уголовные дела за их пророссийские высказывания в соцсетях (Юлия Прохорова, Алина Липп). Был случай в марте прошлого года, когда моих коллег, молодых девушек, которые говорили друг с другом по-русски в общественном транспорте начал преследовать безумец. Видимо, человек пересмотрел телевизора и у него протекла крыша. Начал кричать им: «Кто вы, русские националистки или сербские нацистки?!». С такой формулировкой почему-то. И шел за ними, девочки убежали. И попросили на работе у начальства перцовые баллончики.

Был случай поджога русской школы в Берлине. Были случаи оскорбительных граффити у входа в русские детские садики. Общим местом были разного рода жесты солидаризации с Украиной, вся Германия была увешана прошлой весной украинскими флагами — их вешали госучреждения, частные лавочки, обычные бюргеры на свои балконы. Сказать, что лично меня это несколько смущало, было бы преуменьшением. По-моему, достаточно сложно чувствовать себя комфортно в такой среде, если ты из России.

Можно сказать, что я перечислил единичные эксцессы, и, в определенном смысле, это будет справедливо. Все-таки в среднем отношение обычных немцев к русским — ровное, нормальное (во всяком случае, пока речь не заходит о политике). Но из таких единичных эксцессов все же на мой взгляд складывается определенная не самая положительная картина. Во всяком случае, я был очень рад вернуться в конце мая в Россию.