Сербов больше не обмануть: музыкант Кочич о связи народов, переезде в РФ, СВО и будущем Европы

Сербов больше не обмануть: музыкант Кочич о связи народов, переезде в РФ, СВО и будущем Европы

Сербский музыкант Александр Кочич решил переехать жить в Россию. За два месяца пребывания в нашей стране он уже создал рок-группу «Залп» и начал запись двух альбомов: лирического о любви и камерного, состоящего из казачьих и военных песен.

Как признался сам музыкант, он в курсе, что жизнь в России не будет легкой и сладкой. Однако только здесь он ощущает «запах свободы на каждом шагу». И сравнивать музыканту есть с чем, после многочисленных западных гастролей мыслей о том, чтобы переехать в одну из стран ЕС, даже не возникает.

В интервью ФАН Кочич также рассказал, как сербы относятся к российской спецоперации на Украине и объяснил, почему он не считает этот конфликт «братоубийственной войной».

Сербов больше не обмануть: музыкант Кочич о связи народов, переезде в РФ, СВО и будущем Европы

— Как долго Вы уже именно живете в России? И это место окончательной дислокации или временный эксперимент?

— Россию я рассматриваю исключительно как постоянное место жительства. Я здесь уже около двух месяцев. И сейчас как раз рассматриваю все варианты, чтобы обосноваться здесь на постоянной основе.

— Почему выбор пал именно на Россию? Большая часть молодежи небольших европейских стран чаще всего стремится в такие государства как Германия, Франция, Испания, Португалия: там они пытаются строить карьеру и как-то обустраивать свою жизнь.

— Во-первых, для меня как для православного серба выбор был очевиден. Это у нас в крови — выбирать не самый легкий путь. А во-вторых, я в целом рассматриваю Россию как большую родину Сербии. Ну это как империя, царство, ради которого стоит пожертвовать абсолютно всем: комфортом, какими-то европейскими «плюсами» и так далее. С Россией меня связывает многое: отец моей прабабушки во время Первой мировой войны воевал в составе русской армии, а в революцию – в армии адмирала Александра Колчака. Плюс одним из моих преподавателей в университете была русская женщина, пережившая блокаду Ленинграда.

— Чем здесь планируете заниматься, зарабатывать на жизнь?

— В данный момент я подрабатываю в некоторых заведениях, играю в основном в выходные. В свободное время также занимаюсь записью альбома. Месяц назад я создал группу «Залп». Вот, вчетвером собираемся выйти на большую рок-сцену Российской Федерации и, если даст Бог, всего евразийского региона.

— Судя по Вашему раннему творчеству в группе «Клин» и названию нынешней группы это группа с композициями какой-то патриотической направленности, правильно?

— Нет, не только. Я как раз сейчас пишу альбом про любовь, про девушку. Параллельно с этим занимаемся записью камерного альбома, который состоит из казачьих песен и военных произведений. Песни там такие маршевые, и, да, тут ощущается патриотический накал.

(На видео: клип группы «Клин»)

— Вы почти два месяца находитесь в России и наверняка видите, что происходит с отечественным шоу-бизнесом из-за событий, связанных с СВО: часть артистов просто покинула Россию, часть получили статус иноагентов. Есть ощущение, что освобождаются какие-то ниши, которые по мнению государства должны быть заполнены серьезным творческим продуктом. Рассматриваете эту ситуацию как шанс для себя и своей группы?

— Я считаю, что шанс всегда есть, в любых условиях. Сейчас не буду забегать слишком вперед, но определенные шаги, чтобы выйти на эту самую большую российскую музыкальную и политическую, прежде всего, сцену делаются.

В принципе это мой долг как православного человека и как личности, для которой путеводной звездой был Достоевский, а не Ницше или кто-то из французских классиков. Я в курсе, что я не буду здесь жит в шоколаде. Но здесь, в России, ощущается запах свободы на каждом шагу. Может для кого-то это не понятно и труднообъяснимо, но я с бывшей группой достаточно гастролировал по Евросоюзу, чтобы у меня пропало желание и думать о Европе, а тем более жить там. Причем такая позиция у меня и в идеологическом, и в бытовом плане. В России мне нравится, мне приятно находится в этой стране, здесь живут люди, которых я понимаю и которые понимают меня. Можно сказать, что я вернулся в свою среду обитания.

— Как Вы относитесь к музыкантам, которые посещают зону СВО, и не планируете ли сами съездить туда, выступить перед бойцами?

— Однозначно положительно. Я до сих пор ищу варианты, чтобы попасть туда и поддержать наших пацанов. Это не братоубийственная война, это не специальная военная операции, это нечто гораздо большее. Это неверно даже называть гражданской войной, потому что с другой стороны, не хочу сказать коллективный Запад, но люди, которые ополчились на самого Бога. Россия сейчас как Катехон стоит на страже мира, если бы ее не было, то весь мир давно бы уже развалился. Может для кого-то это прозвучит смешно, но это факт. Пока Россия будет стоять на ногах, есть шанс, что на Земле родится еще несколько поколений, а без нее конец всему.

— А в самой Сербии обычное население как относятся к российской спецоперации на Украине? Влияют ли как-то лозунги западных СМИ, гласящие, что «Россия — агрессор»?

— Обычное население приняло это решение на «ура». Сербов больше не обмануть. Мы дважды в XX веке поверили, что можно дружить с врагами и даже строить с ними совместное государство, и это нам серьезно так по голове дало и в 1941 году, и в 1999-м!

Сербов больше не обмануть: музыкант Кочич о связи народов, переезде в РФ, СВО и будущем Европы

Все потому, что мы простили тех, кого не надо было прощать в 1918-м и в 1945-м. Поэтому невзирая на всю антироссийскую пропаганду, которая идет еще со времен Тито, львиная доля сербов считает себя частью Русского мира. Все последние восемь лет мы очень переживали за Донбасс и были в недоумении, задавая себе вопрос: почему Россия не реагирует. Так что, когда началась спецоперация почувствовали облегчение. Стало понятно — все, медведь проснулся и теперь начнется жара.

— Сербские власти сейчас балансируют между Востоком и Западом, пытаясь как-то удержаться: часто делаются какие-то сомнительные заявления на политической арене и прочее. А вот во внутренней жизни страны, в социальной сфере, в обществе, Запад оказывает какое-то влияние? Нет ли попыток переписать историю? Ведь на Украине все началось именно с этого.

— Нет. Для сербов, кроме православия, история представляет из себя одну из точек опор в жизни. Поэтому мы стараемся как можно более качественно сберечь все исторические факты. У нас в стране с 1941 1945-й было два движения ополчения против нацистов. Это забыть невозможно. С тех пор мы храним память о Красной Армии, которая освободила Югославию. У нас очень живая память. Наше православное боевое братство — это свет, который на Балканах никогда не угаснет, пока сербы там будут жить конечно.

— Есть такое выражение: сербы и русские — братья навек. С началом спецоперации часть граждан РФ решили уехать в Сербию. В этой стране действительно очень хорошо относятся к русским и уважают президента Владимира Путина. Естественно, покинувшие страну по политическим мотивам россияне в большей своей массе являются носителями либеральных прозападных идей. Как относятся к этому сербы, не задаются ли они вопросом: а эти люди точно нам братья, они точно русские?

— Да, конечно, был некий диссонанс. Понимаете, еще со времен Тито между нами стоит информационная стена. Сербы любят Россию на уровне мифологическом и даже религиозном. При этом, к сожалению, мы очень мало знаем о событиях внутри России. Но такая же история и русскими. Взять простой пример: как вы представляете себе сербов? Мужики под два метра ростом, герои. Но ведь это просто стереотип, в реальности — ничего подобного. Да, такие богатыри существуют, но мы все разные — я сам всего метр семьдесят четыре. У сербов тоже есть свои представления о людях, живущих в России. Наши общества слабо интегрированы, однако нас объединяет то, что все мы часть Русского мира. Сербы, македонцы, малороссы, великороссы, белорусы и так далее — если ты говоришь на славянском языке и хранишь православную веру, то ты русский и точка.