Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Премьер Австралии представил концепцию защиты от террористов на машинах
Общество
Выйти замуж за космонавта
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Выйти замуж за космонавта

    6:54  12 Апреля 2015  /обновлено: 5:57  27 Октября 2015
    74

    Каково это - быть женой космонавта?

    Каково это - быть женой космонавта? По статистике меньше половины нынешних космонавтов уже совершили свой первый полет. По 10-15 лет они находятся в постоянном ожидании, в режиме непрерывного обучения. Такую психологическую нагрузку вряд ли кто-то способен выдержать в одиночку, пусть это даже супервыдержанный космонавт. Нужна крепкая и дружная семья, рядом обязательно должны быть супруга или супруг, которые способны не только поддержать, но и поделиться терпением со своей второй половинкой, выбравшей по-прежнему престижную профессию космонавта. Один из счастливчиков – Олег Новицкий – ждал своего первого полета гораздо меньше традиционных сроков. «Всего лишь» шесть лет. Об этом корреспонденту Федерального агентства новостей рассказала его супруга Юлия – журналистка и автор блога «Дневник жены космонавта».

    Труднее всего – ждать

    Олег Новицкий прослужил десять лет в Северо-Кавказском военном округе в должностях от летчика – до замкомандира авиационной эскадрильи штурмового авиаполка 4-й воздушной армии и 4-й армии ВВС и ПВО. За это время освоил Л-39 и Су-25. Налетал свыше шестисот часов. В 2006 году в возрасте 35 лет был зачислен на должность кандидата в космонавты отряда Центра подготовки космонавтов. – Насколько я понимаю, период ожидания первого полета в космос у Олега Викторовича был коротким… – Да, старт был в 2012 году, а назначение, если не ошибаюсь, в 2009 году. Мы были очень рады, потому что по статистике в космос слетали менее 50% космонавтов. И для самих ребят большая трагедия, если они не летят – люди идут к этому долгие годы. У моего мужа – время от поступления в отряд космонавтов до первого полета составило около шести лет – это очень маленький срок. А некоторые ребята ждали по 12-13 и даже 16 лет своего первого полета. Это очень тяжело и морально, и физически – постоянно готовиться, постоянно быть в форме. Постоянно подходить к черте, когда ты должен полететь. И для семьи это очень тяжело – те, кто живет в Звездном городке, конечно, имеют и свои занятия, но живут все-таки работой мужчин. Это — общая цель, к которой идут и сами космонавты, и их семьи, потому что без поддержки близких всё это было бы еще более тяжело — нагрузка колоссальная! Мы как-то подсчитывали, что за время общекосмической подготовки, которая длится два года, космонавты сдают порядка 150-170 экзаменов и зачетов. Затем ребята сдают госэкзамен – перед комиссией из 80 человек, где каждый — специалист в своей сфере и может задать любой самый каверзный вопрос. И человек должен знать на всё ответ. – Тем не менее, ваш муж смог преодолеть все трудности. Присутствовали при его первом старте? – Конечно! Мы приехали на Байконур за три дня до старта, наблюдали всю подготовку – от вывоза ракеты и до заседания госкомиссии. Нам уже рассказывали, конечно, как все это примерно будет выглядеть: как дрожит земля, и каково это – видеть столп пламени! Я в своем дневнике писала – несмотря на то, что я журналист, мне было тяжело подобрать слова, чтобы описать все эмоции и чувства, пережитые тогда. Да, наш русский язык очень богат, но слов для описания не хватает — это надо хотя бы раз увидеть. – Дочка тоже там была? – Да, ей было почти 16 лет тогда. На нее увиденное произвело тоже колоссальное впечатление. А папа - в космосе А папа - в космосе

    Санкции в космосе не работают

    В связи с обострением в прошлом году геополитической ситуации ряд экспертов и политиков обратили внимание на космическую отрасль: каким образом Россия и Штаты, обменивающиеся санкционными угрозами, намерены сотрудничать в международной программе по изучению космоса. Заявлений тогда было много – и популистских, и рациональных. Однако в итоге, похоже, здравый смысл победил. – Юлия Владиславовна, известно, что Олег Викторович станет командиром следующей экспедиции на МКС. Как проходит подготовка к полету? – Да, но пока официального назначения экипажа еще не было. Предварительно старт назначен на конец ноября 2016 года, то есть где-то через полтора года. Однако подготовка уже идет полным ходом: занятия, тренировки, иностранный язык — обязательно. Затем начнутся командировки: НАСА, ЕКО. – Ситуация с санкциями и противостоянием между Западом и Россией влияет каким-то образом на пилотируемую космонавтику? – Нет, потому что когда объявляли все эти санкции, изначально было оговорено, что МКС это не касается. Космонавтам часто задают на конференциях вопросы, связанные с санкциями, и все отвечают примерно одинаково: «Когда ты находишься в космосе и смотришь на Землю, то не видишь границ». Все, кто летал в космос, начиная с Гагарина, произносят примерно одинаковые слова, что наших президентов надо отправить туда, в космос, чтобы они посмотрели на Землю и поняли, что границ нет! Что Земля – хрупкая и красивая, что ее надо беречь. Кажется, что слова эти неоправданно высокие, но ведь не один человек их произносит! – Звучит красиво, без пафоса… – Да, реалии жизни осознаешь именно там, когда происходит перелом в сознании, когда понимаешь, что все эти войны — пыль по сравнению с тем, что видно оттуда, сверху. Земля вовсе не большая, она и впрямь хрупкая! Оттуда видны все пожары и цунами. Всё, что человек делает с планетой. И там, в космосе, люди понимают, что Землю надо беречь, что надо пересматривать взаимоотношения между странами и людьми на планете. Кроме того, мой муж — человек не сильно романтичный или чувствительный. Это я могу чем-то восхищаться, выражать свои эмоции в превосходной степени. Он же – человек сдержанный. Но когда он звонил из космоса, то все пять месяцев полета не переставал восхищаться нашей планетой. Он мне говорил: «Вот была бы возможность, я бы все бросил, сидел и смотрел на Землю!» И вы знаете, у него даже голос звучал по-другому, такое восхищение было. «Никакой фотоаппарат, никакая видеокамера не передает той красоты, тех ярких цветов, которые наблюдает человеческий глаз из космоса», – говорил он мне. Сегодня в космос можно Сегодня из космоса можно "позвонить" – Часто ли можно разговаривать друг с другом, когда супруг в космосе? – Да, сейчас с этим очень здорово. У них там есть ip-телефония, они могут звонить по несколько раз в день — когда есть связь с Землей. Но только при условии, что космонавт в этот момент ничем не занят. Олег мне рассказывал, что день у них расписан буквально по минутам, присылал мне свое расписание: допустим, с 9:15 до 9:25 у них запланирован один эксперимент, а с 9:25 до 9:30 – уже другой. А еще у нас есть вид связи «приватка» – приватная конференция. Мы приезжаем в Центр управления полетами в Королеве, там есть специальная комната, где установлен большой телевизор – видеосвязь наподобие нашего Skype. И мы могли общаться от получаса до часа один раз в неделю. Земля в иллюминаторе, а жена на экране Земля в иллюминаторе, а дочь на экране Как-то раз время нашей «приватки» перенесли на другой день. Мы с супругой Жени Тарелкина, с которым Олег тогда летал, попросили объединить время сеансов, увеличив его до двух часов. А нам говорят: «Вы что?! У одного эксперимент в такое-то время, у другого – следом!». И вот тут я, наконец, поняла, что там действительно все расписано по минутам, что у них не получится, как дома – попить кофе в любое время. То есть если на данный момент запланирована работа, ее нужно сделать обязательно: например, на физкультуру у них отводится до четырех часов — они обязаны нормально заниматься, чтобы после посадки нормально себя чувствовать. Думаю, у нас, на Земле, так занимаются только спортсмены.

    Выйти замуж за космонавта

    Во времена СССР каждый мальчишка мечтал быть космонавтом. Но мне лично ни разу не доводилось слышать, чтобы девочки мечтали «отхватить» себе мужа, покоряющего просторы космоса… Впрочем, Юлия Новицкая, в девичестве – Андреева, вовсе не искала «перспективного» супруга. Она вышла замуж за мужчину, которого полюбила. – Честно говоря, семья, где он – космонавт, она – журналист – это просто какая-то ядерная смесь. И в первую очередь интересно, насколько откровенны вы можете друг с другом быть? – Мой муж – довольно сдержанный, серьезный и неболтливый человек. Из него я обычно ничего и никогда не могу вытянуть. Новости узнаю от подруг, друзей мужа или из официальных источников, но от него самого я всё узнаю в последнюю очередь. А если вдруг сама делюсь с ним чем-то интересным, в ответ получаю: «А я это знаю…». Естественно, спрашиваю: «Почему ты мне об этом не сказал?» На что он говорит: «Ну не сказал…». В принципе, он может мне рассказать о своей работе много чего, в пределах разумного, конечно. И будет уверен, что я разумно воспользуюсь этой информацией, поскольку я пишу на тему космонавтики и сама прекрасно знаю, что можно говорить, а чего нельзя. Нередко у него берут интервью белорусские журналисты, потому что он по национальности белорус, и там его считают третьим белорусским космонавтом. И частенько первую сверку материала делаю я, а потому уже он. Я ведь тоже много чего могу рассказать о космонавтике. Но когда я только пришла в журналистику и попыталась у него попросить телефон одного из космонавтов, то получила: «Это твоя работа, это ты хочешь сделать с ним интервью, я помогать не буду». Это было один-единственный раз. С тех пор контакты добываю сама (смеется). – Вы брали интервью у своего мужа? – Скорее комментарии. Развернутого интервью я у него не брала, но было бы интересно увидеть, что из этого получится. Мне вообще сложно брать интервью у космонавтов – пытаюсь «откусить себе язык». Когда я задаю им вопросы, уже примерно догадываюсь, что они мне ответят, и что бы я сказала, будучи на их месте. – Расскажите, как вы познакомились? – Я жила в небольшом городе Борисоглебске в Воронежской области рядом с летным училищем. Мой муж отучился там первый-второй курс, потом в 90-м году училище расформировали, и он попал в другой город, а потом вернулся опять в Борисоглебск, в Центр переучивания летчиков. Возле летного училища располагался Дом офицеров, там была прекрасная библиотека. А я училась на филфаке, нам задавали читать много разной литературы, и мне нужно ходить в библиотеку – в институтской всегда была большая очередь, а в Доме офицеров записывали лишь тех, чьи родители были военными. Мне повезло. Я ходила туда очень часто и брала много книжек. А муж, сидя на занятиях, увидел, как мимо окон прошла девушка с большой стопкой книг. Потом это стало повторяться. Муж заинтересовался — что это она тут с книжками ходит, неужели она может столько читать? И он решил познакомиться — вычислил, где я живу. Теперь я всем говорю, что читать очень хорошо и полезно – можно познакомиться с будущим мужем. – Могли ли подумать в детстве, что станете женой космонавта? – Я не очень люблю сочетание слов «мать космонавта», «жена космонавта», «сестра космонавта». Мне кажется, что космонавт – этот тот, кто сам всего добился. В первую очередь я – просто жена, а чья – это второстепенно. А стать журналистом я мечтала с детства, писала в городскую газету. Но жизнь сложилась так, что после окончания филфака пришлось работать в совершенно разных направлениях, даже военнослужащей. Лишь когда мы попали в Звездный городок, и муж стал космонавтом, именно он вытащил для меня счастливый билет по пути на работу. Сорвал со стены объявление и принес мне его со словами: «Держи номер телефона. Я сделал тебя счастливой на всю оставшуюся жизнь – звони, сбудется твоя мечта». В Центре подготовки космонавтов долгое время никто не знал, что я его жена – на космическую тематику я изначально писала под своей девичьей фамилией. Для меня очень важно было, чтобы меня восприняли не как его жену, а как журналиста. И первый свой материал о зимнем выживании космонавтов, который я принесла в журнал «Новости космонавтики», подписала своей девичьей фамилией – Андреева. И даже главный редактор Игорь Маринин не знал, кто я такая, пока не увидел мой паспорт. То есть было напечатано уже два или три моих материала, и лишь тогда он увидел в моем паспорте фамилию Новицкая, и понял, что я жена космонавта Олега Новицкого. Спустя какое-то время, конечно, когда я стала брать интервью в Центре подготовки, меня конечно постепенно узнали. А когда муж полетел в космос, и я стала вести дневник жены космонавта, там уже пришлось публиковаться под фамилией Новицкая. Жена космонавта - это почти профессия Жена космонавта - это почти профессия

    Космические династии

    Большая удача, по словам Юлии Новицкой, если День космонавтики удается провести дома всей семьей. Обычно, по словам нашей собеседницы, 12 апреля проходит в суете, праздновании и командировках – и так обстоят дела у большинства космонавтов. – Расскажите, пожалуйста, как собираетесь в этом году отмечать праздник? – Обычно где-то недели за две до праздника и пару недель после у ребят сплошные поездки. Они шутят: «Мы приезжаем для того, чтобы поменять рубашки в чемоданах». Но те, кто находится дома, собираются вместе, не забывают и жен, и детей тех, кто в данный момент в отъезде. Вот, к примеру, 10 апреля в Москве проходило торжественное мероприятие, мы с дочкой были туда приглашены – и поехали, несмотря на то, что муж в командировке. Ну а 12 апреля мы обязательно собираемся всем отрядом. "Космическая" семья в сборе – Кстати, о дочери. Она не задумывается о том, чтобы стать космонавтом, как отец? – Нет, дочка пока не задумывалась. Она поступила в РУДН на физико-математический факультет, на бизнес-информатику. Не знаю, как будет дальше. Вообще очень мало детей космонавтов, которые мечтают пойти по стопам родителей. В данный момент у нас два действующих космонавта, у которых целая династия — Сергей Волков и Роман Романенко. Их отцы тоже были космонавтами. Сергей Волков как-то рассказал, что с самого детства дети космонавтов видят всю эту жизнь изнутри. То есть не ту мишуру, которая окружает со стороны. Сыновья и дочери видят, как их отцы уходят на подготовку к семи утра, чтобы вернуться в 12 ночи. Или вернуться вовремя, но сидеть до трех ночи и учить что-то. У них мало бывает выходных дней. Кроме того, обязательной частью работы у них стала общественная нагрузка, командировки. Жизнь у них интересная, профессия – любимая, но тяжелая. Дочка сейчас смеется: «У папы нашего график – три дня дома, четыре – в командировке». На данный момент я знаю, что у одного из космонавтов есть дочка, про которую вроде бы говорили, что она хочет и будет проходить отбор. Пока у нас таких – из «космической» династии – только двое – Волков и Романенко, и они уже слетали по два раза, герои России. А Сергей Волков и в третий раз собирается.

    Автор: Лада Михайлюк
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях