Приезжают ради пиара и «работы» напоказ: Георгий Тесля-Герасимов о псевдо-военкорах в зоне СВО

Приезжают ради пиара и «работы» напоказ: Георгий Тесля-Герасимов о псевдо-военкорах в зоне СВО

Актер и доброволец НМ ДНР Георгий Тесля-Герасимов раскритиковал «военкоров», которые приезжают в зону проведения СВО ради пиара, ставя себя выше окружающих событий и подвергая опасности позиции бойцов.

Как он объяснил в авторской колонке для ФАН, на передовую ради минутной славы прибывает большое количество непонятных людей, которые делают неподобающие видео, а потом выкладывают все это в Интернет. По его мнению, это засоряет взгляд граждан на спецоперацию, армию и события в целом. Тесля-Герасимов отметил, что этим «военкорам» зачастую не хватает элементарной этики. Актер и сам был свидетелем их безалаберных и необдуманные поступков.

У нас очень много людей, желающих просто пропиариться на войне. Колонка Георгия Тесли-Герасимова

Как гражданин, живущий в нашей стране и любящий ее, хочу высказаться на тему псевдо-военкоров, приезжающих сейчас в зону СВО.

Как человек, родившийся в Советском Союзе и заставший афганскую войну, помню был такой военный корреспондент Михаил Лещинский.

Приезжают ради пиара и «работы» напоказ: Георгий Тесля-Герасимов о псевдо-военкорах в зоне СВО

Еще мальчишкой смотрел его репортажи и, честно скажу, я видел в этом корреспонденте все, что присуще настоящему профессионалу и патриоту своей станы. В нем было мужество, порядочность, честь, достоинство, уважение к солдату, любовь к профессии, к Родине, к нашим ребятам, которые выполняли интернациональный долг.

Почему я вообще завел этот разговор? Потому что, будучи кинорежиссером и артистом, сразу после начала спецоперации я решил поехать в Донбасс. Впервые туда я попал именно в качестве журналиста. История с добровольным вступлением в ряды НМ ДНР случилась позже. Думал, поеду как режиссер, возьму с собой оператора и будем работать. Так и получилось. Мы приехали по заданию одного из телеканалов, и я впервые в жизни оказался зоне боевых действий. Это был мой первый опыт работы военным корреспондентом и здесь я впервые увидел войну.

Приезжают ради пиара и «работы» напоказ: Георгий Тесля-Герасимов о псевдо-военкорах в зоне СВО

Я начал снимать, работать. В целом было четыре командировки в Донбасс, правда, каждый раз я ездил туда с разными операторами. Тогда еще, помню, возмущался: почему мне дают разных операторов, только сработаешься с одним, его меняют и начинается все по-новому — как кадр выставлять и так далее. Непрофессиональный подход со стороны руководства, на мой взгляд. Должен же быть какой-то творческий сработавшийся тандем.

Так вот, в первую командировку нас поселили в гостиницу в Донецке, где жили журналисты. Их там было очень много, и с кем я там только не общался. Единственное — не было, конечно, наших известных военкоров типа Сладкова, но оно и понятно — эти ребята всегда в разъездах по линии фронта, потому мы и не пересекались. Здесь, в Донбассе, для меня человек с микрофоном и камерой был не просто военным корреспондентом. Нет, это было нечто более глубокое и серьезное. В памяти сразу всплывал Михаил Лещинский. Но таких, как Лещинский, лично я здесь не встречал. Конечно, может, достойные этого имени коллеги-военкоры и правда все на передовой. Но я заметил, что у нас очень много людей, желающих заработать себе популярность и просто пропиариться на войне. В зону СВО ради славы приезжает большое количество непонятных «журналистов», которые делают какие-то съемки и потом выкладывают все это в Интернет. По моему мнению, это засоряет наш взгляд на спецоперацию, армию и в целом на события, происходящие вокруг этого конфликта. Все это приобретает какой-то глобальный масштаб и является одной из наших внутренних проблем, на которую пора обратить внимание.

Очень много «военкоров», приезжает сюда не для того, чтобы раскрыть какие-то истинно патриотические вещи. Они приезжают и делают себя выше всех событий, «работают» напоказ. Все это «военкорное движение» можно сравнить с отечественной эстрадой. Для чего выходит артист на цену? Да, чтобы зритель услышал в форме песни какую-то историю и сопереживал ей. А у нас сейчас певцы, и это молодых в основном касается, выходят, чтобы просто показать себя. Так и здесь — показывают не историю, а то, какие они крутые супермены, решившиеся приехать в Донбасс. Хотя в приоритете должны быть — спецоперация и события, происходящие здесь, а потом уже это чванливое «я».

Но есть и другая проблема. Сейчас в TikTok выкладывается очень много различных видеороликов ради минутной славы. А потом мы не понимаем, почему внезапно начинается обстрел конкретных позиций. Много раз уже говорилось о том, что у ВСУ есть специальные службы, которые отслеживают, опубликованные в Сети материалы, и потом дают наводку для ударов. Всем участникам СВО и так называемым военкорам в этом вопросе надо быть, как можно более внимательными. А Госдуме нашей, думаю, пора срочно принять какой-то закон, благодаря которому можно было бы отсеивать все эти лишние материалы — это, во-первых. А, во-вторых, чтобы можно было как-то наказать или привлечь к ответственности этих «блогеров». Это ведь очень серьезные вещи.

Почему человека, который за рулем автомобиля пересек сплошную, привлекают к ответственности. А тех, кто делает безнравственный контент, превращает специальную военную операцию непонятно во что — нет.

Это все очень серьезные вещи, и наши службы должны очень внимательно к этому относиться. Опять же повторюсь, каждый из нас делает вклад в нашу большую Победу. Но поведение этих псевдо-военкоров вызывает вопросы. Им не хватает элементарной этики и с этим я здесь, на передовой, сталкивался. Я их видел, видел эти безалаберные и необдуманные поступки, съемки, опять же мат направо и налево в кадре. Это просто катастрофа. Мы хотим воспитывать наших детей, а тут сыпется огромное количество видео из зоны СВО, где и гражданские, и военные, и «корреспонденты» матерятся, неуместно хихикают. Все это в итоге превращается в какой-то фарс. Это недопустимо. Мне кажется, это тоже нужно отслеживать и принимать меры.

Почему у меня всегда всплывает имя Михаила Лещинского? Да, потому что это для меня эталон профессионализма. Александр Сладков, Евгений Поддубный и другие — у нас есть люди, на которых надо равняться. У меня вопрос: чему учат сейчас на факультетах журналистики? Просто взять камеру и пойти поснимать?! Уже много было случаев, когда это все плачевно заканчивалось: обстрелами позиций и всеми остальными «сюрпризами».

Опять же возвращаясь к той афганской войне, тогда было как-то жестче, дисциплинированнее. На мой взгляд, нам не хватает цензуры, в хорошем ее смысле, и дисциплины. Все-таки надо уважать бойцов, к которым ты едешь. Я знаю, есть артисты и военкоры, которые со мной полностью согласятся в этом вопросе. Профессия журналиста, а уж тем более военкора — непроста и прекрасна, не надо ее срамить.

В заключение, хочу рассказать интересный случай с зарубежными корреспондентами. Когда я жил в одной из центральных гостиниц Донецка, случайно увидел итальянского журналиста. Слышу, по-русски он плохо разговаривает, но разобрать можно. Решил взять у него интервью. Подошел, представился, попросил рассказать его, почему он сюда приехал, какие у него впечатления и что он может сказать, как иностранный журналист о ситуации. Он отказался обсуждать эту тему. Говорит — меня там в Италии иначе уволят. Вот, и все. Дальше не буду продолжать. Вот, вся «чистоплотность», вся «правда», вся «нравственность», «духовность», «искренность» в работе. Мне тогда ему захотелось прям дать по балде и спросить: «А чего ты тогда сюда приперся, Федя?!». Ну, думаю, если начну, заведусь, так и махнул на этого «журналиста» рукой.