Александр Хаминский: Лесные богатства России нуждаются в заботливом отношении

Александр Хаминский: Лесные богатства России нуждаются в заботливом отношении

Напряженная политическая и экономическая ситуация последнего года заставляет по-новому взглянуть на свои собственные ресурсы, в первую очередь – природные. От их использования и восполнения зависит безопасность страны. О том, к чему может привести бесконтрольное использование одного из таких ресурсов – лесного фонда, рассказывает юрист, член генерального совета «Деловой России» Александр Хаминский.

Мы привыкли к тому, что главное богатство России – это углеводороды, в частности нефть и газ. На самом деле они просто на слуху и страна обладает множеством иных ископаемых и перерабатываемых стратегических товаров. Это металлы, удобрения, драгоценные камни, уголь и многое другое. Значительную роль не только в экспорте, но и в экономической мощи России играет лес. Он также является основой нашей экологической безопасности, главным поставщиком кислорода и легкими страны. На территории Российской Федерации расположены 20% всего лесного фонда Земли. При том, что в отличие от нефти и газа лес является восполняемым природным ресурсом, на его воспроизводство и восстановление уходит не менее полувека. Поэтому любые разрешения и допущения, связанные с заготовкой древесины, должны сопровождаться мероприятиями по контролю восполнения в виде посева и выращивания новых деревьев.

К сожалению, сегодня ситуация с территориями, на которых произведена вырубка леса, весьма печальна. Основная проблема видится в несовершенстве законодательства. У леса фактически нет хозяина. Формально лесной фонд относится к федеральной собственности. Но роль федерального органа в области управления лесами сводится лишь к выдаче представления местным властям на заключение договора с хозяйствующими субъектами на производство вырубки деревьев и заготовку древесины. Обычно это договор аренды участков лесного фонда, в котором прописаны обязанности сторон, в том числе в части мероприятий по лесовосстановлению. Соблюдению экологического баланса служат требования разработать проект использования земельного участка, в состав которого также входят указанные мероприятия.

Однако с недавнего времени правительством России введен целый ряд послаблений. Так, предприятия малого и среднего бизнеса в целях упрощения доступа к аукционам освобождаются не только от обязанности проведения лесовосстановительных мероприятий, но и от заключения договора аренды участков лесного фонда. Победитель аукциона получает разрешение на вырубку определенного объема деревьев на определенной площади, причем никто не сможет точно установить эту площадь ввиду отсутствия требований к ее кадастровым границам. Таким образом, создаются условия для бесконтрольной вырубки и последующего оборота древесины. В созданную для осуществления такого контроля государственную систему ЕГАИС предприниматели могут вносить лишь минимальные показатели и проверить их практически невозможно. Помимо всего прочего, в подобных обстоятельствах возникают коррупциогенные факторы, связанные с необоснованно широким пределом усмотрения чиновников, уполномоченных осуществлять надзор в области лесного хозяйства.

Александр Хаминский: Лесные богатства России нуждаются в заботливом отношении

Что касается лесовосстановления, то и здесь ситуация складывается не лучшим образом. Сегодня в отрасли действует принцип «срубил – заплати». По результатам аукционов компании перечисляют в региональные бюджеты денежные средства, которые должны быть направлены на восстановление лесов. По закону эти поступления имеют целевой характер, за счет них финансируется рекультивация земель и высадка или пересадка молодняка. Но это в теории. Что происходит на практике? Местные власти отчитываются о пополнении бюджета, затем местные чиновники заключают государственные контракты с «уполномоченными» фирмами на проведение рекреационных и восстановительных работ, по которым переводятся деньги и через некоторое время подписываются акты приемки. В большинстве случаев никаких работ не производится. На месте вырубок остаются десятки, а то и сотни тысяч невыкорчеванных пней и развороченная гусеницами земля. Чиновники и приближенные к ним коммерсанты уверены, что никто и никогда не проверит их бездеятельность, ведь дать оценку тому, насколько восстановлен лес в месте вырубки, можно только через несколько десятилетий. Вот где непаханое поле для работы Следственного комитета.

Такая же ситуация и с инфраструктурой, строительство и обустройство которой должно осуществляться параллельно с вырубкой леса, а во многих случаях и до ее начала. Самый наглядный пример – это лесовозные дороги. Порядок их обустройства прописан в соответствующем приказе Минприроды. Но для лесорубов главное, чтобы никто из контролеров не приходил с проверкой в период активной деятельности, а по окончанию действия разрешения – хоть трава не расти. Именно поэтому в целях экономии зачастую не соблюдаются требования к таким дорогам, особенно если по проекту они считаются временными. По этим же причинам лесозаготовительные компании включают в свои логистические цепочки дороги местного и регионального значения. Такая экономия приносит дополнительные прибыли лесорубам, но несет катастрофические последствия для дорожной сети, восстанавливать которую приходится за счет местного и регионального бюджетов.

Если оценить последствия вырубки лесов в Российской Федерации в комплексе, то это будет напоминать игру в одни ворота. В выигрыше всегда оказываются лесозаготовительные компании и чиновники. А среди проигравших – уничтоженная экосистема региона, миллионы животных и птиц, погибших или покинувших места привычного обитания, и, самое главное, местные жители, которым вместо привычных лесов и более-менее сносных дорог останется развороченная земля, ямы и ухабы. И без совершенствования законодательства, которое регулирует правоотношения в лесной сфере, сложившуюся ситуацию переломить будет невозможно.

Ранее спасатели Приморья доставили продукты оказавшемуся в снежном плену сторожу.