Эксперт Фролов объяснил, какими путями может пойти Россия после введения потолка цен на нефть

Эксперт Фролов объяснил, какими путями может пойти Россия после введения потолка цен на нефть

Министерство финансов США считает, что ценовой потолок на российскую нефть размером в 60 долларов за баррель достаточно приемлемый для того, чтобы Россия продолжила продавать энергоносители на мировые рынки.

В то же время украинский президент Владимир Зеленский заявил, что цена должна быть снижена до 30 долларов за баррель.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов в беседе с ФАН объяснил возможные варианты развития российской энергетической промышленности.

«Европа с 5 декабря прекращает покупать российскую нефть, потому что с 5 числа вступает в силу эмбарго. И если вы увидите новости о том, что поставки продолжаются в декабре, то только потому, что ее отправка и доставка могут продолжаться до 19 января. Это не какое-то продление, это не какое-то исключение, это просто регламент реализации эмбарго, которое было принято в 6 пакете санкций, прописанном и принятом в конце мая-начале июня», — объясняет эксперт.

Владимира Зеленского, который заявил о необходимости снизить ценовой потолок до 30 долларов за баррель, в этом вопросе никто слушать не станет. Ни его, ни поляков, которые предлагали нечто подобное, отмечает Фролов.

Эксперт также объяснил, какие два варианта сейчас есть у России, и они довольно просты: либо мы присоединяемся к этой системе, либо нет.

На вопрос о том, выгодно ли нашей стороне продавать нефть по 60 долларов, Фролов ответил, что да. Потому что, объясняет он, если мы соглашаемся на ценовой потолок, мы не сможем вернуться на рынок США и Европы, но сможем продолжать пользоваться услугами западных компаний, обеспечивающих морские перевозки. Ведь большая часть нашей нефти, перевозится морем при участии западных компаний. И после 5-го числа эти компании теряют возможность обеспечивать перевозки российских энергоносителей, если только они не продаются на уровне предельных цен или ниже.

Эксперт Фролов объяснил, какими путями может пойти Россия после введения потолка цен на нефть

То есть таким образом, мы можем, присоединившись к этой системе, продолжать пользоваться услугами этих компаний и поставлять нашу нефть любым потребителям. При этом мы еще и сможем нарастить добычу нефти с 9,9 до примерно 10,5 миллионов баррелей в сутки. Это уровень, который разрешен в рамках квот ОПЕК+ для Российской Федерации, отмечает эксперт. Россия сейчас добывает меньше сырой нефти, чем прописано в рамках квот, потому что у нас вместе с нефтью считается еще и газовый конденсат. И при цене в 60$, мы сможем, нарастив добычу, не нарастив экспорт, компенсировать выпадающие доходы на каждом барреле.

«А если мы не присоединяемся к этой системе, то где-то с января-февраля у нас, скорее всего, произойдёт некоторое сокращение добычи, потому что на 100% переориентироваться на других поставщиков услуг по морской транспортировке нефти мы вряд ли сможем. То есть не вся наша нефть сможет переориентироваться с европейского рынка на азиатский сразу после введения эмбарго», — объясняет собеседник издания.

То есть перед нами довольно банальный выбор, отмечает Фролов: либо мы принимаем правила игры, либо нет. Потому как если мы начинаем подчиняться ценовому потолку, то стоимость постепенно будет снижаться, потому что мы увеличим поставки на мировой рынок. А если произойдет снижение цен, то начнется разлад в ОПЕК+, и организация имеет все шансы развалиться. Более того, в самом неблагоприятном случае участники ОПЕК могут начать ценовую войну друг против друга, еще больше сбивая цены на нефть, считает Фролов.

Есть и другое решение. Если мы не вступаем в эту игру, которую нам предлагают США и Евросоюз, то нам надо быть готовым к тому, что наша добыча сократится и нам придется вкладывать больше денег в развитие собственной инфраструктуры, обеспечивающей морские перевозки нашей нефти. Это долго, это дорого, но, со стратегической точки зрения, это безальтернативно, отмечает эксперт. Если стратегия нас не интересует, а интересуют только ближайшие два месяца зарабатывания денег для реализации нефти, тогда мы согласимся на западные условия.

Ранее британский политик Куртен раскрыл неудобную для G7 правду о потолке цен на российскую нефть.