Политолог Брутер: немецкой экономике предстоит повторить молдавский путь

Политолог Брутер: немецкой экономике предстоит повторить молдавский путь

В ФРГ наблюдается активная деиндустриализация из-за высоких цен на энергоносители.

Германская промышленность имеет серьезный стимул перенести свое производство за пределы страны и сейчас осуществляет соответствующий процесс. Об этом корреспонденту международной редакции ФАН рассказал политолог Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.

Глава концерна BMW Оливер Ципсе в понедельник сообщил о вероятном уходе компании из Германии и с европейского рынка. В качестве причины он назвал гигантский скачок стоимости электричества и отсутствие альтернатив.

Комментируя данную новость, Брутер констатировал, что чем выше издержки, тем больше существует стимулов переносить производство туда, где оно дешевле. Однако же критической угрозы для немецкого бюджета нет, так как его наполнение напрямую не связано с тем, сколько людей потеряют рабочие места.

«Коллективный Запад торгует в ущерб всем остальным, ситуация с российскими энергоносителями на протяжении последних 30 лет и ранее нам это показала. Почти вся добавленная стоимость при торговле с ними остается у них, и для того, чтобы этому противостоять, нужна такая страна, как Китай», — говорит он.

Собеседник ФАН напомнил о кризисе на азиатских рынках 1997–1998 годов, когда те страны, которые шли перед Китаем по объему экспорта на Запад (например, Малайзия, Южная Корея), столкнулись с сокращением бюджетных поступлений и падением спроса на их продукцию. Это произошло потому, что на арену вышел Китай, который производил все то же самое, но мог не повышать заработную плату и концентрировать у себя значительную долю добавленной стоимости.

«В Вашингтоне в период резкого роста торговли с Китаем требовали, чтобы Пекин не опускал курс своей валюты, так как подобное в итоге позволило ввести полузапрет на излишний импорт. То есть когда вам поднимут зарплату на 10% и цены в магазинах вырастут так же, вы этого не ощутите, а если стоимость импорта повысится более чем на 10%, то вы будете покупать все отечественное, так как оно дешевле. То есть это одностороннее ограничение на экспортно-импортные операции: продавать выгоднее, а покупать — наоборот. Этого не могли сделать Малайзия и Корея, потому что их валюты свободно конвертируемые», — продолжает Брутер.

Эксперт приводит в пример Молдавию, где инфляция достигает 35%, но обменный курс не меняется. Дело в том, что экономика в данном случае носит виртуальный характер, долларов поступает столько же, сколько и раньше, однако купить ничего нельзя, так как цены уже другие. Таким образом, свободно конвертируемая валюта не падает, но стоимость продукции растет. Этот путь повторит и немецкая экономика, но в меньших размерах, так как у Берлина есть печатный станок — страна может выпускать новые деньги.

Политолог ранее спрогнозировал ускорение деиндустриализации ФРГ. По его мнению, крах немецкой промышленности повлечет за собой цепную реакцию по всей Европе.