Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

Интервью
Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

С изменением экспертного состава Фонда кино, изменится не только качество отечественных картин, но и их тематика. Выделены отдельные направления, которые связаны с патриотизмом, государственной политикой и с последними событиями в рамках специальной военной операции, сообщила депутат Госдумы, первый заместитель председателя комитета по культуре, заслуженная артистка РСФСР Елена Драпеко.

В интервью корреспонденту ФАН она рассказала, какие изменения ждут российский кинематограф в ближайшие годы, а также ответила на вопрос: потеряла ли Москва звание театральной столицы мира с отъездом прозападных режиссеров и драматургов.

В разговоре была затронута и тема сохранения объектов культурного наследия. Политик сообщила о новом законопроекте, который позволит реставрировать многоквартирные дома-памятники, что особенно актуально для Петербурга.

Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

— Какой курс взят Минкультом в сфере кинематографии на ближайшие годы?

— Для начала хочу сказать, что поменялся состав экспертного совета Фонда кино. Потому что, в Фонде кино оказались люди, которые не поддерживают государственную политику. Поэтому и состав самого Фонда кино сейчас будет резко меняться. Кроме того, появились новые направления, которые связаны с патриотизмом, государственной политикой и с последними событиями в рамках специальной военной операции. Думаю, это приведет к появлению более патриотичных кинокартин, которые будут рассказывать о героическом и историческом прошлом нашей страны.

— Система распределения финансирования или отбора материала изменится?

Мы надеемся, что Фонд кино вместе с Министерством культуры все-таки будут отслеживать не только финансирование производства, но и содержание фильмов. Сегодня, к сожалению, такого не происходит. Фонд кино выдает деньги и потом получает уже готовый материал, который получает прокатное удостоверение. Причем по нынешним нормам не выдать прокатное удостоверение сегодня практически невозможно. Из-за этого порой случаются казусы и задаются вопросы: почему такой фильм был снят на государственные деньги.

Мы хотим наделить Минкульт дополнительными полномочиями, чтобы они как бы отслеживали содержание картины, чтобы не было такого: я художник, я так вижу — показывайте.

Также надеемся, что и на кинофестивалях появится достаточное количество по-настоящему хороших патриотичных фильмов.

Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

— На чем сосредоточены сейчас основные усилия в сфере кино?

— Министерство культуры сейчас занимается двумя вещами. Одно из них — импортозамещение. К сожалению, у нас вся техника и программное обеспечение импортное. Поэтому сейчас при Министерстве культуры создана специальная комиссия, которая должна дать общую картину: чего нам не хватает, что надо производить самим, а что завозить по параллельному импорту. Сюда же относится и кинопрокат. Вы знаете, что многие кинокомпании ушли из российского проката, и их надо их чем-то замещать. Поэтому закупаются фильмы дружественных стран: совсем скоро у нас появятся индийские, китайские компании и прокатчики из других стран-друзей России.

Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

Во-вторых, мы увеличили финансирование Фонда кино для того, чтобы можно было доснять незаконченные фильмы. По нашему законодательству 70% от стоимости производства ленты мы можем финансировать за счет бюджета Российской Федерации, а еще 30% наши кинокомпании должны где-то найти сами, у инвесторов, например. Сложилась ситуация, когда многие фильмы оказались уже запущены в производство, а спонсоры из-за ситуации вокруг СВО отказались от своих инвестиционных обязательств. Остались незаконченные картины. Сейчас Минкульт попробует дофинансировать это дело, чтобы съемки запланированных проектов были закончены и картины фильмы на российские экраны. Это особенно актуально в свете того, что нам надо заполнять прокат.

— Президент России Владимир Путин поручил до 30 декабря закрепить в законодательстве полное государственное финансирование фильмов для детей и подростков. Опять же встает вопрос, кто будет снимать и что? Какие темы для этих фильмов будут избраны, на чем упор? Не получится ли что в погоне за соответствием четким указаниям, мы получим продукт не интересный детям и подросткам?

— Мы сейчас рассматриваем законопроект. Надеюсь, он в ближайшее время будет принят. Речь идет о стопроцентном финансировании производства детских и юношеских картин. Если говорить о содержании и темах. Я уже упоминала, что идет изменение состава экспертного совета Фонда кино. В измененном состоянии, думаю, он будет более ответственно подходить тематике детских и юношеских фильмов. Но главное — это искусство и художественная составляющая. За этим тоже нужно очень внимательно следить. Здесь, конечно, речь идет, в том числе и о кинофестивалях, которые должны отбирать лучшие картины и тем самым давать нам ориентиры.

Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

Очень много разговоров идет о возрождении специального органа по типу советского Госкино. Но они пока не находят поддержки в правительстве. Хотя многие кинематографисты считают, что этой сферой должен заниматься отдельный орган, а не Министерство культуры. То есть кино должно быть под отдельным государственным органом, наделенным дополнительными полномочиями. Но пока этот вопрос на повестке дня не стоит.

— Сейчас готовится к окончательному принятию закон о запрете пропаганды ЛГБТ, вас в нем ничего не смущает, что ожидаете от закона?

— Мы ждем определение, что именно является пропагандой, а что — нет. Плюс у нас, честно говоря, большие сомнения по поводу нынешней системы маркировки той же литературы. Потому что уже были случаи, когда книга выходила, допустим под маркировкой «18+» или «16+» попадала в руки несовершеннолетних. Вот, как с этим бороться, кто все эти и старые и новые ограничения будет регулировать? С другой стороны, есть Минцифры, а при них специальное федеральное агентство. Мы считаем, что это их обязанность и они должны взять на себя такие функции.

— Нет ли у вас опасений, что из-за боязни оплошать чиновники в борьбе с ЛГБТ-пропагандой начнут «охоту на ведьм», раскидывая запреты направо и налево?

— Вот, поэтому нам и нужно четкое определение, что является пропагандой. Понимаете, в искусстве вообще очень сложно что-то измерить или точно взвесить. Точку в подобной дилемме может поставить только экспертное заключение, и здесь вопрос: кто эти эксперты. Мы считаем, что это должны быть уважаемые люди, которым доверяет наше общество.

— Уехавший в США режиссер Александр Молочников в интервью Юрию Дудю✱ (журналист включен в реестр физических лиц, выполняющих функции иностранного агента) сказал:

«Москва была театральной столицей мира: Берлин, Париж, Варшава, Краков, Москва – самые крутые города где был самый крутой драматический театр и за первые 4 месяца СВО это схлопнулось … Из 15 действующих режиссеров 10 уезжают или не могут больше ставить спектакли — уходит конкурентная среда …»

Вы, как человек вовлеченный в культуру со стороны государства, как артистка, что можете сказать по этому поводу?

— Хочу сказать, что зрители вряд ли много потеряются от того, что нас покинул Молочников или Серебрянников (режиссер Кирилл Серебрянников — Прим. ФАН). Понимаете, у нас было очень много жалоб от граждан, потому что они такой театр не хотели смотреть. Театр, где ненормативная лексика, где обнаженная натура, где извращения всякие на сцене — им, зрителям, не нужен. А на Западе как раз именно это и ценится: чем больше извращения, тем, надо сказать, для них это кажется интереснее. Поэтому, я думаю, что классический русский театр, который рассказывает о душе, который призывает личность стать лучше, ищет в человеке человеческое — он и возобладает в России. Посмотрим пока, что слишком мало прошло времени для того, чтобы давать какие-то оценки этих «потерь».

Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

— На днях на совещании Президента с членами Правительства министр культуры РФ Ольга Любимова рассказала о ходе выполнения нацпроекта «Культура» и планах реставрации объектов культурного наследия. По ее словам, в 2022 году будут завершены работы по реставрации и консервации 107 объектов культурного наследия. Говоря о реставрации, в первую очередь, хочется спросить о Петербурге. В этом городе такое количество объектов культурного наследия, как ни в одном другом в России. И большая часть из них в удручающем состоянии. Самостоятельно город не способен поддерживать и реставрировать их все, федеральной помощи тоже не хватает, и мы по факту год за годом теряем Петербург, которым так гордимся на весь мир. Не пора ли создать какую-то отдельную федеральную программу? Город же рассыпается на глазах.

— Сейчас идет проверка петербургского Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Там работает Следственный комитет РФ. Потому что очень много случаев, когда памятники истории и культуры выводились из реестра или перестраивались недостойным образом. Мы надеемся, что это приведет к улучшению работы нашего КГИОП. Но со своей стороны, хочу сказать, что я заканчиваю работу над законом о многоквартирных домах-памятниках.

Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

Потому что с этими домами на сегодняшний день очень сложная ситуация. В законопроекте речь идет о том, чтобы их можно было реставрировать за федеральный счет: за счет субъекта Российской Федерации, а не только за счет граждан, проживающих в этих домах. Все, что касается реставрации общедомового имущества и различных коммуникаций должно взять на себя государство. Ведь привести в порядок наши витражи, разные уникальные лифты XIX века, лестницы — это все очень дорогостоящее удовольствие. Сегодня по Гражданскому кодексу, жители таких домов сами должны за свой счет это все реставрировать: приватизировал квартиру — получи и обязанности по поддержанию в надлежащем состоянии общедомового имущества. Если наш закон пройдет второе чтение и в итоге будет принят в том виде, в каком мы его подготовили, то это даст дополнительные средства для реставрации такого рода домов.

Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

В целом, федеральная программа по реставрации объектов культурного наследия есть. В Петербурге мы отремонтировали фасады практически дворцов. И потом у меня нет ощущения такой уж катастрофы. Мне кажется, самое главное, чтобы у этих домов и дворцов появились хозяева, то есть некие структуры, которые вместе с государством будут их реставрировать.

— Почему на ваш взгляд не очень эффективной оказалась программа «Рубль за метр», которая предусматривает передачу в частные руки памятников истории и культуры, которые находятся в плачевном состоянии и никем не используются, в аренду сроком на 49 лет?

— Потому что реставрация — это очень дорого. Бизнесмену проще и дешевле построить новый объект на пустом месте, чем реставрировать по всем правилам старый.

Об импортозамещении в кино, самоочистке театров, запрете пропаганды ЛГБТ: интервью с Еленой Драпеко

Именно поэтому у нас сегодня инвесторов, готовых вкладывать в это деньги, так мало. Они, конечно, есть: я вижу, как реально часть каких-то объектов, которые я видела разрушенными, сегодня превращаются в довольно уютные здания, но, к сожалению, не в таком количестве, чтобы решить эту проблему.

Хочу сказать, что государство очень много денег тратит на социальную защиту граждан на здравоохранение, плюс нас очень подкосила пандемия и в бюджете Российской Федерации не хватает денег на то, чтобы немедленно все отреставрировать. Поэтому сегодня мы ставим задачу перед Министерством культуры законсервировать те объекты, которые они сегодня не могут отреставрировать. Для того чтобы они дальше не разрушались.

  • ✱ - физлицо или организация, признанные в РФ иноагентами