Ева Бартлетт: Время похоронить миф о «братских могилах» Мангуша, Старого Крыма и Виноградного

Иностранные колумнисты ФАН
Ева Бартлетт: Время похоронить миф о «братских могилах» Мангуша, Старого Крыма и Виноградного

Независимый журналист из Канады Ева Бартлетт развенчала распространяемые в западных СМИ мифы о «братских могилах» в населенных пунктах Мангуш, Виноградное и Старый Крым. В авторской колонке для ФАН она привела факты из своей поездки в эти поселки, которые прямо указывают на лживость заявлений западных СМИ о «массовых захоронениях» мирных жителей. К слову, в ходе своих поездок Барлет дабы не быть голословной посетила местные кладбища и пообщалась с жителями этих населенных пунктов о событиях, произошедших там весной-летом 2022 года.

Ева Бартлетт: Время похоронить миф о «братских могилах» Мангуша, Старого Крыма и Виноградного

Они думали, что общество никогда не узнает правды, а журналисты поленятся изобличить ложь. Колонка Евы Барлетт

В последние дни западные СМИ воскресили историю о «массовых захоронениях» под Мариуполем, и поскольку — в отличие от любого из людей, стоящих за этими заявлениями, я на самом деле нахожусь в Донецкой Народной Республике, я отправился на сайты, чтобы развенчать лживую пропаганду. Как я уже делала это в апреле, когда западные СМИ заявили, что в поселке Мангуш была братская могила.

Тогда в качестве источника информации в сообщениях западных СМИ упоминался бывший мэр Мариуполя Вадим Бойченко. К слову, ни в апреле, ни сейчас Бойченко не было и нет даже на окраинах города. Но это не помешало ему сделать заявления о том, что 9000 тел были брошены в ямы шириной 30 метров.

Когда я поехала в Мангуш, что находится к западу от Мариуполя, я действительно нашла кладбище, которое расширялось. Из более чем 300 новых захоронений на кладбище почти 100 все еще пустовали. Двое могильщиков на месте были возмущены заявлениями и настаивали на том, что они похоронили тела по отдельности, включая нескольких украинских солдат.

Этот факт нашел отражение в моем видео о мистификации мангушской «братской могилы».

Принцип работы западных СМИ заключается в том, что они постоянно используют пропагандистские тезисы, прям до тошноты, думая, что общественность никогда не узнает правды, и ошибочно полагая, что другие журналисты не потрудятся разоблачить их ложь. Что ж, вопреки их ожиданиям мы это делаем. И хочу сказать, что на самом деле очень легко разоблачить прозрачные измышления западных СМИ.

Возможно, из-за этого, заново раскручивая мистификацию «братской могилы», BBC и другие западные корпоративные СМИ переименовали свои заявления в «место массового захоронения». Что ж, в этом отношении Арлингтонское кладбище в Вашингтоне, округ Колумбия, можно охарактеризовать как место массового захоронения.

Причем помимо ребрендинга, по-прежнему сохраняется цель напугать читателей, заставив их думать, что места, о которых идет речь, являются именно массовыми захоронениями.

Последние сообщения сосредоточены на населенных пунктах Старый Крым, к северо-западу от Мариуполя, и Виноградном, к востоку от города. СМИ в очередной раз заявляют, что все «места захоронений», включая Мангуш, расширяются. Конечно, это так. Это кладбища. Вот для чего используются кладбища: для захоронения людей.

На самом деле, когда 9 ноября, взяв такси, я просто отправилась в Старый Крым, то там я стала свидетелем похорон пожилого мужчины, возле кладбищенской церкви проходила заупокойная служба.

Сам поселок Старый Крым большой, по-видимому, один из крупнейших в Европе. Новые места захоронений находятся на южном краю кладбища. Как всегда, нечестные репортажи западных СМИ изображают эти места просто как находящиеся в поле, а не на огромном кладбище.

Ева Бартлетт: Время похоронить миф о «братских могилах» Мангуша, Старого Крыма и Виноградного

Чтобы добраться до новых могил, я проехал мимо старых, которые выглядели как могилы на любом другом кладбище: с надгробными плитами, крестами и цветами. Затем я довольно долго бродила по окрестностям, снимая новые места захоронений.

Здесь, как и на мангушском кладбище, которое я посещала в апреле, могилы четко помечены именем человека, датой его рождения и датой смерти. Если же данные о покойнике неизвестны, на могиле установлена табличка с идентификационным номером. Находясь тут, я наткнулась на пожилых мужчину и женщину, которые отдавали дань уважения своему внуку, умершему еще в марте. Журналисты, также находившиеся на кладбище, объяснили, что многие из недавно похороненных тел были эксгумированы с того места, где они были первоначально похоронены во время боевых действий.

Еще в мае в Рубежном, ЛНР, я видела примеры таких импровизированных могил, где местные жители хоронили своих близких, погибших от украинских обстрелов. Это делали, где только могли. В день посещения мной Рубежного, украинские войска находились примерно в 1,5 км от него, продолжая обстреливать город. Жители говорили о том, что ВСУ удерживали их в качестве заложников в квартирах, а потом даже поджигали эти квартиры — это был настоящий живой щит. Тогда же мне рассказали, что тела с улиц начали убирать только два дня назад, раньше делать это было слишком опасно. По информации того дня на городских улицах были обнаружены 64 тела, еще более 100 тел найденных в квартирах находились в морге. Наиболее распространенной причиной смерти людей было чрезмерное кровотечение. Если раненый в квартире, нет возможности получить помощь. Если один — это смертный приговор.

Вернемся к настоящему. Гораздо меньший участок в Виноградном, к востоку от Мариуполя, также называют местом массового захоронения. Как и в случае со Старым Крымом, большинство западных СМИ, распространяющих пропаганду массовых захоронений вокруг Виноградного, снова забывают упомянуть, что это обычное кладбище с новыми могилами.

Ни в Старом Крыму, ни в Виноградном, ни в Мангуше никто не мешал мне войти на кладбище, не спрашивал меня, почему я снимаю, не пытался помешать мне снимать или каким-либо образом пытался запугать меня. Хотя какая-то реакция должна была бы быть, если бы съемки проходили на предполагаемых местах массовых захоронений. На самом деле, единственными людьми, которых я видела в Виноградном, были мужчина и женщина, посещавшие чью-то могилу. После прогулки и съемки новых могил, которые, как я и ожидала, выглядели, как те, что я видела в Мангуше и Старом Крыму, мой водитель поболтал с парой о кладбище. Они сказали, что у тех, кто не был похоронен просто с крестом, не было бы при себе документов, их нельзя было бы опознать. Некоторые захоронения и вовсе были помечены табличками с обозначениями: «останки» или «человеческие ноги», — значит это все, что было найдено для захоронения неопознанного человека. Поэтому часть могил отмечены табличками с номерами, а на захоронениях людей, чьи тела опознали родственники, виднелись кресты, венки и цветы.

Ева Бартлетт: Время похоронить миф о «братских могилах» Мангуша, Старого Крыма и Виноградного

Что касается одного из главных источников такой большой пропаганды вокруг Мариуполя, бывшего мэра Вадима Бойченко, могу сказать одно — он покинул город в конце февраля. Где сейчас находится украинский чиновник, я не знаю, но, где бы он ни был, Бойченко определенно не может подтвердить конкретными фактами заявления, которые он извергал.

На самом деле, в сентябре, когда я была в Мариуполе, там случайно столкнулась с главой администрации Константин Иващенко. Когда кто-то указал мне на него, я попросила о разговоре с ним, мне было любопытно узнать, что он скажет о Бойченко. Иващенко сказал мне, что Бойченко бежал из Мариуполя через пару дней после начала специальной военной операции России. Это согласуется со свидетельствами мариупольцев, которые проклинают Бойченко за бегство и за то, что он не открыл гуманитарные коридоры для выхода мирных жителей. Это конечно не значит, что на трех кладбищах не было бы жертв боевых действий, конечно, они все равно были бы, и они есть. Но имейте в виду, что нацисты «Азова»✱ и украинские силы в целом имеют особую тягу к расположению на верхних этажах жилых домов, дабы удерживаемые ниже в квартирах или подвалах мирные жители были живым щитом при попытках ответного огня. Они также очень плотно заминировали жилые районы Мариуполя. В июне, будучи в жилом районе недалеко от «Азовстали», я видела, как российские саперы работали над его разминированием.

Сейчас не март 2022 года, а ноябрь. К настоящему времени имеется достаточно доказательств жестокого обращения Украины с жителями Мариуполя, Донбасса и многих городов самой Украины.

Западные корпоративные СМИ пользуются нулевым доверием. Они переворачивают реальность, распространяют мистификации, обеляют преступления украинских силовиков и украинских нацистов и демонизируют тех самых людей, которые освобождали гражданское население от фашизма. Пришло время похоронить мистификацию братской могилы.

  • ✱ - запрещенная в РФ террористическая организация