У них уже иммунитет к войне: актер Георгий Тесля-Герасимов о жизни и поступках детей Донбасса

Общество
У них уже иммунитет к войне: актер Георгий Тесля-Герасимов о жизни и поступках детей Донбасса

Что отличает детей Донбасса от своих сверстников из самых разных уголков России? Актер и доброволец в частях ДНР Георгий Тесля-Герасимов знает ответ на этот вопрос. Он каждый день видит, как эти дети идут в школу, гуляют, играют, улыбаются и смеются. Но за этими улыбками и наивностью скрывается настоящий иммунитет к войне.

Как выразился актер в авторской колонке для ФАН, у всех этих ребятишек свое «иваново детство» и ничего с этим не сделаешь. Они понимают это, а потому живут, растут, также едят конфеты, радуются игрушкам, подаркам, артистам, которые приезжают, как обычные ребята, живущие мирной жизнью. Но в то же время у них уже есть особая закалка. Они знают, что такое потеря и что такое горе. И знают, как с этим горем жить.

У них уже иммунитет к войне: актер Георгий Тесля-Герасимов о жизни и поступках детей Донбасса

Маленькие взрослые — дети Донбасса. Колонка Георгия Тесля-Герасимова

Сейчас я нахожусь в небольшой деревушке под Донецком, там в основном службу и несу. Часть жителей разъехалась кто-куда, много брошенных полуразрушенных домов. Но основная масса населения продолжает жить здесь. Тут есть замечательная школа, куда на мое удивление ходят дети. Я думал на удаленку все перешли, но — нет. Смотрю, идут детишки с мамами за руку, довольные, как будто ничего не происходит вокруг. На фоне разрушенных домов детская непосредственность очень бросается в глаза.

Я уже говорил о том, что жители Донбасса — это защитники с особым уровнем мужества, так вот эти улыбающиеся дети — настоящие маленькие донбассовцы! Знаете, сталкиваюсь с ними, когда иду куда-то по своим делам, и будь то магазин или просто улица, они всегда здороваются, спрашивают, правда ли я артист, просят сфотографироваться вместе. Контактные, но воспитанные. Это говорит о простоте человеческой, о тех важных базисах, которые передаются из поколения в поколение.

У них уже иммунитет к войне: актер Георгий Тесля-Герасимов о жизни и поступках детей Донбасса

В этих детях несмотря на обстоятельства осталась вежливость, наивность, да и чувствуется отсутствие какого-то страха. Я понимаю, что дети многого не осознают, да и во многом не разбираются, в отличие от взрослых, тем не менее, в их глазах страх отсутствует. Зато есть безумная воля и интерес к жизни, к происходящему, а также желание скорой победы.

Они как обычные ребята из мирных городов играют, бегают по улицам, катаются на велосипедах. Единственное, если едет военная техника, дети останавливаются, машут, как в старых советских фильмах. За время восьмилетней войны ничего в них не изменилось — дети есть дети, это период детства, даже если время военное. Когда смотрю на них вспоминаю фильм Андрея Тарковского «Иваново детство». Как ни грустно, у всех этих ребятишек свое «иваново детство», но, что еще остается делать?! Поэтому они живут, растут, также едят конфеты, радуются игрушкам, подаркам, артистам, которые приезжают.

Отличаются ли дети Донбасса от своих российских сверстников? Конечно же, отличаются тем, что у них уже есть закалка, произошла переоценка ценностей. Ведь кто-то из них потерял родителей, кто-то близких, кто-то соседей или друзей. Они знают, что такое потеря и что такое горе. Они знают, как с этим горем жить и идти дальше несмотря ни на что.

Можно сказать, что все эти ребятишки — дети полка. Ведь они все время живут среди военных: то среди бойцов ВСУ, которые удерживали поселок, то среди военных ДНР, которые его освободили. Я видел и вижу, что дети нас здесь ждали. Они всегда нам улыбаются и смеются.

У них уже иммунитет к войне: актер Георгий Тесля-Герасимов о жизни и поступках детей Донбасса

Еще один момент удивил меня. Я тут в церквушку неподалеку хожу, рядом дети в парке часто играют. Был свидетелем — идут обстрелы, слышна канонада, снаряды свистят над головами, а дети как гуляли, так и продолжают. Оказалось, они в своем малом возрасте уже знают, где вылет, куда будет прилет, какой снаряд летит, из какого орудия стреляют. Обученные ребята. Такое ощущение, что у них уже иммунитет к войне. Они еще у матери в утробе слышат разрывы снарядов, потом рождаются во время войны, растут, а кто-то из них и умирает. Это глубокий процесс воспитания личности.

Отдельно хочется сказать про подростков, живущих здесь. Я периодически, когда есть возможность, хожу на службу в местную церковь. И часто вижу там ребят 12-13 лет. Они подпевают в хоре, помогают бабушкам чистить лампадки. Для них это обычная, привычная жизнь. В их делах есть некая непосредственность. Война может и не изменила их детскую непосредственность, но повлияла на поступки, которые они совершают. Этакие маленькие взрослые.

Помню фильм про то, как отец вернулся с Великой отечественной войны. Он не видел четыре года своих детей. Мальчик, сын его, уже стал настолько взрослым и самостоятельным, что он его не узнал. А этот мальчик и не мог быть другим, потому что мать осталась одна с детьми, отец на фронте, и этому ребенку пришлось стать взрослым, помогать матери. Тоже самое происходит с детьми Донбасса, которые живут сейчас вот в таких деревушках и хуторах. Да и в самом Донецке, где мальчикам приходится брать на себя мужские обязанности, а девочкам помогать близким по хозяйству, чувствуется эта неподдельная взрослость среди подростков. Если у военнослужащего во время войны год за три идет, то у этих ребят, наверное, год за пять. Очень быстро происходит взросление и осознание того, что происходит вокруг.