Да здравствует рок-н-ролл: Денис Мажуков вспомнил о концерте с Чаком Берри к его 95-летию

Да здравствует рок-н-ролл: Денис Мажуков вспомнил о концерте с Чаком Берри к его 95-летию

Сегодня, 18 октября, свое 95-летие мог отпраздновать американский исполнитель песен в жанре рок-н-ролл Чак Берри. В составленном журналом Rolling Stones в 2004 году списке «50 величайших исполнителей всех времен» он занял пятое место. Сегодня мы вспоминаем легендарного музыканта вместе с российским пианистом, певцом и композитором Денисом Мажуковым. Вместе с Чаком Берри они играли на одной сцене на концерте последнего в Москве.

Да здравствует рок-н-ролл: Денис Мажуков вспомнил о концерте с Чаком Берри к его 95-летию

— Как вы познакомились с Чаком Берри и как вышло, что вы были пианистом на его концерте?

— В 1997 году мне позвонил мой администратор тогдашний и сообщил, что на следующий день я с ним играю на одной сцене. Я сначала не поверил, думал, шутка. Это было лето 1997 года. Оказалось, его инкогнито привезли в Москву на закрытие XX Московского международного кинофестиваля. И он там должен был быть как сюрприз. По контракту, насколько я знаю, с ним приехал исключительно его басист. А барабанщика и пианиста должна была предоставить принимающая сторона. И выдали барабанщика Александра Торопкина из группы CrossroadZ и меня. Потому что никто больше не был в состоянии с ходу сыграть весь репертуар так, как надо. И на следующий день в студии SNC Records в парке Горького состоялась репетиция с Чаком Берри. Отдельную небольшую книгу воспоминаний можно выпускать про эту репетицию. Очень занимательная история вышла. Когда тестировали сначала барабанщика, потом меня. В начале Чак Берри ходил очень недовольный, с предвзятой гримасой. Но потом попросил меня проиграть что-то, наговорил кучу комплиментов, расцвел. Это абсолютная правда, я это помню прекрасно. И потом уже вечером произошло выступление с ним на одной сцене. Это был open air на Пушкинской площади.

— Каково это было играть с признанной легендой бы рок-н-ролла на одной сцене?

— У меня была очень непростая обстановка, стрессовая. Поскольку у меня не было живого рояля на сцене. А был в наличии синтезатор Ensoniq SD1. Который, как выяснилось, очень сильно зависел от сетевого напряжения. А на сцене сеть «прыгала» очень сильно. Видимо какие-то сбои были или еще что-то. И от этого у меня троила сеть в клавишах. И всю дорогу у меня скакала настройка Pitch для тонов на синтезаторе. Это когда минус полтона и так далее. Вот эта настройка у меня скакала. Еще октавы скакали. Для тех, кто разбирается, например, ты жмешь до первой октавы у тебя тут же играет малая октава, потом большая, а потом еще и субконтроктава. И в общем это все туда-сюда бешено скакало и мне в этой обстановке приходилось одной рукой возвращать эти октавы обратно, а второй играть. Вот такие у меня были ощущения. С одной стороны, Чак Берри был легендой и в происходящее с трудом верилось. С другой стороны, для меня это все было совершенно оправдано, потому что я этой музыке посвятил всю свою жизнь. И для меня было совершенно спокойно ощущать, что происходит то, что должно было произойти.

Да здравствует рок-н-ролл: Денис Мажуков вспомнил о концерте с Чаком Берри к его 95-летию

— Возможно, вы с ним общались с глазу на глаз. Каким человеком он вам показался?

— Мы с ним общались недолго. После концерта там была огромная толпа людей: охрана, менеджеры, его свита, плюс какие-то поклонники, какие-то любопытные. И все хотели у него автографы, как это обычно бывает, в суете. Но он мне крикнул что-то вроде: «Сейчас к тебе подойдет мой менеджер поговорить». И подошла женщина, спросила мои координаты, мои контакты. И, собственно, там такой был мимолетный разговор. Во вот именно с Чаком Берри скорее удалось пообщаться на репетиции. Когда он мне сказал, что его пианист играл всю жизнь так. А я то же самое играю, но по-своему как-то. И он говорит: «Я обалдел, я такого не слышал, все круто, все здорово». И вот это было действительно такое очень эмоциональное общение, которое запомнилось на всю жизнь.

— После 1997 года ваши пути еще как-нибудь пересекались?

– Нет, ни разу. Я знаю, что он в Москве был еще пару раз. Но я там не был и это было уже намного позже. Это уже было где-то в нулевые годы, в конце. А в 1997 был единственный раз, когда я именно с Чаком Берри общался. В марте того же года я выступал перед концертом Джерри Ли Льюиса в концертном зале «Россия». Тоже легенда не меньшей значимости в рок-н-ролле. Там было поинтереснее общение за кулисами после выступления.

— Могли бы вы порекомендовать нашим читателям свои любимые композиции исполнителя?

Их полно. Весь мир знает песню Johnny B. Goode. Это его самая знаменитая композиция. Также Roll Over Beethoven. Еще можно вспомнить Come On. Она не настолько, быть может, знаменитая, как предыдущие две, но тем не менее. Я вам тут сейчас могу очень долго называть. Чак Берри — человек, который написал, грубо говоря, половину всего рок-н-ролла планеты. Поэтому масштаб гения этого человека бесконечен. Вот сегодня у него день рождения. Его дело живет, его песни будут жить вечно. И никуда от этого не уйти. Да здравствует Чак Берри, да здравствует рок-н-ролл.

Да здравствует рок-н-ролл: Денис Мажуков вспомнил о концерте с Чаком Берри к его 95-летию

Напомним, что композиции Чака Берри были использованы в качестве саундтрека во множестве всемирно популярных фильмов. Так, композицию Johnny B. Goode зрители могут помнить по ленте «Назад в будущее». А не менее известная You Never Can Tell звучит в культовом «Криминальном чтиве».