«Молись Богу, от него победа»: протоиерей Андрей Ткачев дал совет мобилизованным и членам их семей

«Молись Богу, от него победа»: протоиерей Андрей Ткачев дал совет мобилизованным и членам их семей

Объявленная в России 21 сентября частичная мобилизация коснулась всех жителей страны без исключения. И пусть повестки получили только 300 тысяч русских мужчин, но это чей-то муж, сын, отец, друг или возлюбленный. Многим справиться со страхами и тревогами помогает вера. В зону спецоперации отправляются и священнослужители, где выполняют свой долг в роли духовников. О месте священников в армии и о том, как их служение и слово Божье может помочь в наше время всем, нуждающимся в утешении, корреспонденту ФАН рассказал протоиерей Андрей Ткачев.

— Андрей Юрьевич, в своем видеоблоге «Святая правда» вы совсем недавно говорили, что в армии РФ должны быть священники РПЦ: «Как мы пришли к мобилизации, хотя и делали вид, что нам это не надо, так мы должны прийти и к духовенству. Это должно быть централизовано». Что вы имели в виду под этими словами?

— Во времена тяжелые, в частности, военные, становится очевидным, что идеологическая повестка либерального общества потребления — не состоятельна. Она плодит воров, развратников и предателей, и нужно менять идеологические рельсы нашего государства — это очевидно в военные времена. Поэтому нужно, в конце концов, перестать стыдливо проговаривать какие-то пошлые фразы про отсутствие идеологии, идеология должна быть. И Русь всю жизнь идентифицировал себя как Русь Святая, поэтому нужно возвращать духовный смысл жизни и наличие священника в армии такая же необходимая вещь, как наличие ложки за обедом.

Надо читать Святое Писание, там написан принцип священной войны, в Книге Второзаконие и в других Книгах. Там говорится о том, что должен делать и зачем нужен священник в армии. Военно-историческое общество при желании могло бы просветить всю Россию по части того, какой огромный опыт накоплен в части присутствия духовенства в войсках, и какую пользу от этого имела в любой войне действующая армия. Я ничего тут нового не сказал, это совершенно прописные вещи, которые понятны любому верующему патриоту.

— По сути, военное духовенство у нас начало возрождаться с 2009 года, когда президент России Дмитрий Медведев принял решение о воссоздании в Вооруженных Силах России института военного духовенства. Однако по факту священников в армии по-прежнему не хватает. Как вы считаете, с чем это связано.

— У нас священников не хватает не только в армии, но в тылу. У нас большой недобор священства и, по идее, священников должно быть в разы больше, чем у нас есть на сегодняшний день. У нас, да будет всем стыдно, количество экстрасенсов, официально зарегистрированных, превышает количество священников в разы. Поэтому священников в принципе не хватает. Вообще человеческий недобор — проблема любого ведомства и министерства. Министерству здравоохранения не хватает врачей, строителям — нормальных инженеров, не хватает нормальных преподавателей, и, конечно же, не хватает духовенства.

Это принцип кризиса, надо почитать Книгу пророка Исаии, когда Господь хочет наказать какой-нибудь народ, он отнимает у этого народа мудрого старца, храброго военачальника, мудрого священника и все остальное. Жулье какое-то есть, а нормальных людей нигде нет, строить и воевать некому. Это кризисное явление. Мы должны выкарабкиваться из ценностного кризиса, который охватил нашу страну, живущую в этой вонючей парадигме либерального потребления.

— Кто нужнее сейчас в армии: политруки, психологи или священники?

— При отсутствии в государстве четко сформулированной идеологии политрук абсолютно бесполезная и пустая фигура. Какие идеалы он будет проповедовать и внедрять в сознание своих бойцов, если этих идеалов в принципе нет.

Психологи — это баловство. Психология — это лженаука. В преамбуле любого учебника по психологии нет объяснения предмета своей науки, то есть нет определения души. Наука о душе ничего о душе не говорит. Говорит о рефлексах, инстинктах, комплексах, обидах детства, — это все не о том.

Духовенство сегодня тоже не готово заниматься этим вопросом, там нужно учиться этому всему с колес. Конечно, священник это интегральная фигура, которая заменяет собой бесполезного политрука и болтливого психолога. По идее, священник заменяет собой все, половину разных дутых профессий и специальности собой заменяет нормальный священник, но нормальный священник, а таких тоже не хватает.

Это вопрос не такой легкий, как кажется, но если говорить в принципе, то всякие психологи пусть сидят дома и читают американские книжки — меньше вреда от них будет, а на фронте должен быть серьезный человек.

— Не секрет, что среди людей военных, особенно прошедших горячие точки, верующих людей больше, чем среди гражданского населения. Почему так?

— Если человек нюхал смерть, терял товарищей и висел на волоске, он, безусловно, знает о жизни немножко больше, мягко говоря, чем человек, который смысл жизни полагал в мягком диване, вкусной еде и созерцании футбольных матчей.

— То есть, к Богу можно прийти только через испытания?

— Нормальный человек приходит к Богу через совесть, книги, созерцание прекрасного, через наставление старших, через молитву, изучение опыта прошедших поколений. Но поскольку всем этим арсеналом люди не пользуются, поскольку вся современная цивилизация состоит в повседневном отворачивании от Бога и, по сути, война человека с человеком — это следствие войны людей с Богом. Если бы мы не воевали с Богом, мы бы не воевали друг с другом. Наша безбожная эпоха беременна миллионом войн.

Люди могли бы распознавать Господа в мирные времена через красивые и умные вещи, но им на это наплевать. Поэтому Бог, как последний довод, употребляет фронду и сечет нас, идиотов, за то, что мы плохо живем в мирные времена. И тогда уже, в случае опасности болезни, одиночества, страха, паники, мы, конечно же, находим Бога быстрее и лучше, чем находим его в состоянии комфорта.

— После объявления частичной мобилизации специальная военная операция со всеми вытекающими последствиями пришла на порог многих домов в России. Люди, конечно же, испытывают тревогу и страх. Какой совет вы бы, как священнослужитель, дали членам семей мобилизованных и им самим?

— Есть такое известное произведение Константина Симонова «Жди меня, и я вернусь, только очень жди». Я бы советовал поменять там пару слов для того, чтобы было понятно, что делать сегодня. «Ты молись, и я вернусь всем смертям назло. Кто не молится, тот пусть скажет повезло».

Пусть мамы, дочери, невесты и жены, пусть они с колен не встают, пусть вымаливают своих мужиков, как это было на Руси во веки веков, во все исторические периоды. Пока что в храмах людей больше не стало, это плохо. Значит, никто ничего не понял. От сидящего в министерском кресле до последнего пенсионера-бюджетника люди должны понять, что смерть — не шутка, война неизбежна. Молиться Богу надо, надо покаяться во всех грехах своих.

Перед уходом на фронт нужно исповедоваться в грехах своих. Нужно крепко схватиться за божью ризу, как хватали за одежды Христа люди, требовавшие помощи. Это самый первый, самый главный совет.

— Чтобы вы сказали мобилизованным, которым совсем скоро с учебных полигонов предстоит отправиться в зону проведения специальной военной операции.

— Во-первых, я снимаю головной убор и кланяюсь им в ноги, потому что воюющий человек никогда не воюет за себя лично, он всегда воюет и за того парня. Они будут драться с настоящими фашистами, которые, в свою очередь, являются настоящими цепными псами Вавилонской блудницы.

Наш главный враг — это Вавилонская блудница, это империя лжи, разврата и воровства — США с сателлитами. А души наших братьев-украинцы стали цепной собакой в руках этих негодяев. Поэтому драться они будут и за погибших товарищей, и за людей, оставшихся в тылу, за свои семьи. Потому что цель наших врагов — убивать нас всех, они давно мечтали об этом и это не шутки. Они хотели бы ездить на танке по Красной площади и вешать русских только за то, что они русские. Поэтому нам придется уничтожать фашизм под корень, за всех тех, кто остался в тылу.

И я бы посоветовал им призывать на помощь Господа Бога и Пречистую Богородицу. Как говорил Суворов: «Без сей молитвы оружия не обнажай, ружья не заряжай, ничего не начинай!». В современных условиях это означает — заряжай «Град» с молитвой, снаряжай боекомплект с молитвой, садись в БТР или танк с молитвой. «Молись Богу, от него победа. Мы русские, с нами Бог. Бог — наш генерал». Это слова Суворова.