«Хочу защитить Родину»: помилованные заключенные рассказали ФАН о своем боевом пути

«Хочу защитить Родину»: помилованные заключенные рассказали ФАН о своем боевом пути

В луганском госпитале получившие ранения ветераны боевых действий в Донбассе перед отправкой на реабилитацию получили награды и документы. Одним из них стало помилование, поскольку эти бойцы отправились на фронт из мест заключения. В интервью «ФАН» они рассказали о причинах своего решения, подготовке к сражениям и боевом пути.

Руководство компании вручило каждому медаль «За отвагу», памятный знак «ЧВК Вагнер» за ранение, грамоту от начальника национального центра управления Министерства обороны Российской Федерации и документы о помиловании.

«Солдатской кровью, солдатским потом вы заслужили это помилование. Никто его вам не дал, не принес. Вы его заслужили сами. Именно за участие в боях и проявление геройства», – пояснили представители компании.

Корреспонденты ФАН лично пообщались с бойцами, которые рассказали о том, как попали в ряды «ЧВК Вагнера» и почему решились на такой шаг.

«Хочу защитить Родину»: помилованные заключенные рассказали ФАН о своем боевом пути

Станислав Леонидович Богданов уточнил в интервью, что отбывал срок в тюрьме по части 2, статьи 105 УК РФ («убийство с особой жестокостью») и 162 статье, ч. 4 («разбой»). Он провел в заключении около 10 лет и оставалось ему еще столько же, чуть больше.

— Хотел попробовать изменить свою жизнь и выбор был только такой. Продолжение такое только раз в жизни бывает и попробовал себя в деле. Может, я для другого чего-то создан, а не просто отбывать наказание и всю жизнь там просиживать. Подготовка была соответствующей. Мы приехали, отдохнули немного, и нас начали тренировать с утра до вечера. Очень даже жесткая была подготовка. Благодаря этому легче было намного в тех местах, где был последнее время. Я благодарен инструкторам, кто нас обучал. Нас очень было много, а их мало. Но мы все равно кучнее тренировались, что-то показывали, что-то рассказывали, а мы запоминали и учились. Даже бывало и для себя еще что-то в сторонке доучивали, что не могли на поле испытания. Но я им благодарен, спасибо им большое.

В армии не был, не знаю, как там учат. Но если судить по рассказам других парней, которые были вместе со мной, то нам отдыхать никто не давал. Тренировались, что есть сил и занятия нелегко давались. Но правильно говорят: тяжело в учении, легко в бою. Наше дело вперед идти. Да, были потери, и трехсотые, и раненые, кто-то даже оставался среди раненных. Если царапины, то сразу оказывали помощь на месте, своих не бросали.

Операцию по взятию позиции начали в 9 утра. Нас было 20 человек, две группы по десять, ну конечно, до девяти часов держались. Били их, били, стреляли из всего, чего только могли. Также ребята помогали с воздуха, но все-таки выбили их и взяли позицию. Я получил ранение осколком гранаты в ногу. Отказался уезжать, говорю командиру, ходить могу, царапина, осколок вынули, я остался.

После этого по нам начали националисты из танков стрелять. Нам нельзя было уходить. Мы взяли эту позицию и обязаны были удержать. Один прилет попал в товарища, второй прилет уже в мою ногу. Спасибо ребятам, которые меня вытащили и не оставили. Было часов 11 вечера, а там темно, даже руку не разглядеть вблизи. Только звезды в небе видны. Ребята вызвали эвакуацию, я не думал, что они придут в такую темноту и вообще найдут дорогу. Тем более это первая дорога, налаженная нами, но они нашли путь, и двое ребят на носилки меня погрузили и сказали, что будут нести медленно. Самое главное, что я боялся за них, поскольку там везде были разбросаны "лепестки" — этого там было очень много.

Вынесли меня на дорогу и сказали, что пойдем по дороге, чтобы не рисковать. Она, конечно, тоже простреливалась. Ребята рисковали своими жизнями, спасая мою. Очень сильно им благодарен.

Потом некоторые моменты я просто не помню, отключался периодически. Я благодарен тем парням, которые меня спасли. Они в данный момент тоже раненные, поцарапанные, встречал их здесь. Я их поблагодарил, обнял, пожелал самого лучшего. Чтобы не теряли ни духа, ни части тел, чтобы живы остались. Чтобы мамы их увидели, чтобы родители повидали своих сыновей.

Я, наверное, останусь тут, среди парней. Они дали мне вторую жизнь. Я использую ее в этих целях, останусь среди бойцов, среди верных, отважных и храбрых парней, которые не оставляют своих и всегда помогут.

«Хочу защитить Родину»: помилованные заключенные рассказали ФАН о своем боевом пути

Другой ветеран боевых действий также рассказал корреспондентам ФАН свою историю. Андрей Борисович Артеев находился в тюрьме по статье 162, ч. 2 УК РФ («разбойное нападение»). По его словам, за преступление получил пять лет.

— Как попал в "ЧВК Вагнера"? Сотрудники кампании приехали в исправительное учреждение, от них поступило предложение, и я сразу сам проявил инициативу. Я подошел к ним с той целью, что хочу защитить Родину, искупить свою вину, в целом на благо общества.

Я физически выносливый человек, старался каждый день с утра до вечера на постоянных тренировках. Потом питание, сон, а на следующий день все то же самое. Тренировались практически месяц. Этого времени вполне хватило для подготовки и для приобретения определенных навыков. На позицию приехали уже подготовленными бойцами. Инструктора большие молодцы, все объясняли хорошо и доходчиво. Мы приехали туда и уже знали, что нас ждет, кто наш противник, в целом все шло хорошо.

Нас никто не бросал, как говорят, на "пушечное мясо". Все делали слаженно и по уму. Готовились к наступлению, отбивались. Потом пошли на разведку боем, и я подорвался на мине. Оторвало ногу, оказали первую помощь. С лечением все нормально, все хорошо. Выжил, это самое главное. Очень благодарен тем ребятам, которые быстро среагировали, наложили жгут, сделали обезболивающий укол и эвакуировали. Машина вовремя приехала, быстро отвезли в больницу. Там сделали переливание крови, вылечили, все хорошо.

Уезжать не собираюсь, останусь здесь с "ЧВК Вагнера". Я обрел семью, там себя не вижу, в той жизни. Сейчас приеду домой повидаться с родными и близкими и вернусь. Очень рад освобождению, все благодаря кампании.

«Хочу защитить Родину»: помилованные заключенные рассказали ФАН о своем боевом пути

Владимир Владимирович с позывным «Барс» также пообщался с корреспондентами ФАН, рассказав свою историю. Он ранее отбывал наказание по статье 162, ч. 2 УК РФ («разбойное нападение»). Срок лишения свободы пять лет. По его словам, оставалось полгода, когда принял решение вступить в «ЧВК Вагнера».

— Посчитал, что нужно ехать, хоть и оставалось совсем чуть-чуть. Вроде и там все было неплохо, но это мой долг, моя работа.

Тренировки были как у подразделений специального назначения. Тренировки жесткие, но они целесообразные, направленные действия идут на тактику и все остальное. Подготовка очень хорошая, высокого уровня. Так наше Минобороны не готовит в принципе, я имею в виду Российскую армию.

Шли тропой, "зеленка", тропа, их позиция, наша позиция. Группой шли большой, растянулись. Первая группа прошла, мы за ними. Шел в "голове" и говорил, где "лепестки" — справа, слева обозначал. И каким-то чудом, не знаю как, передо мной прошел народ, а я на "лепесток" наступил. Буквально спустя считаные минуты командир прибежал, обезболивающие укололи, перевязали, ребята вообще молодцы. Положили на носилки, четверо меня несли, двое прикрывали, сам автомат из рук не выпускал. Потом дошли до нашей позиции и нацисты из минометов начали обстреливать. Недолго, протяженность, может, минут пять была. Дальше эвакуация, подъехали машины быстро, увезли. Сработали четко, даже собой прикрывали ребята.

Когда шли вдоль поля, видели воронки, сказал ребятам уходить в "зеленку", но они не бросили меня, вынесли. Дальше больница, уже не помню, как в нее попал. Планирую и дальше работать в "ЧВК Вагнера". Это моя работа, по-другому я не могу и не умею, и не хочу. Хочу служить Родине.

Ранее военкоры ФАН показали обстановку в зачищенном «ЧВК Вагнера» поселке Зайцево. Несмотря на артобстрелы со стороны ВСУ, «вагнеровцы» продолжают движение в сторону Бахмута.