«Хочу пожелать быть сильными людьми»: ополченец-француз Франсуа Модеме о референдуме, людях Донбасса и Русском мире

Интервью
«Хочу пожелать быть сильными людьми»: ополченец-француз Франсуа Модеме о референдуме, людях Донбасса и Русском мире

Франсуа Модеме — личность в Донецке легендарная. Сегодня он солист Донецкой филармонии, доброволец, ставший на защиту ДНР еще в 2015 году. Дончане называют его «наш Франсуа», он пользуется настоящей всенародной любовью.

В интервью ФАН известный ополченец, а также артист рассказал о своем видении перспектив Донбасса и Русского мира в целом после проведения референдума.

— Франсуа, какая сейчас атмосфера в Донецке?

Она все еще остается напряженной. Каждый день идут обстрелы со стороны укропов, так что на улицах нет праздника, но я был на голосовании на своем избирательном участке и там очень воодушевляющая радостная картина. Длинные очереди, веселые радостные люди. Пять дней шел референдум, весь город уже проголосовал и все очень счастливы, потому что здесь будет теперь Россия.

— В русском языке есть такое выражение «врасти в землю». Вы ощущаете, что вросли в донецкую землю или шире — в русскую землю, в Русский мир?

Это очень интересный вопрос. Я простой человек из Шампани, но в кругу моих друзей всегда были русские люди потомки первой волны эмиграции. Они уже четвертое поколение, но сохранили родной русский язык. Превосходно его знают. Мы собрались и вместе приезжали на Донбасс еще в 2015-2016 годах, и это нас, как команду друзей, еще больше сплотило. Тогда мы собирались, не зная, что будет дальше, а сейчас появился смысл всей нашей жизни. Это для нас теперь Донбасс.

Как только я приехал сюда в 2015 году, я сразу понял, что это русский мир и его люди. Конечно, есть свой донецкий характер — шахтерский — но все-таки это люди из разных уголков России и СССР, объединенные именно русским духом. И на протяжении уже восьми лет я очень четко вижу, что у нас есть очень большое развитие, и, наконец, ожидания закончились положительным результатом тем, за что мы боролись. Люди очень трепетно ждут того момента, когда официально здесь будет Россия.

— Кем вы себя больше ощущаете — солдатом или артистом? Быть может, это гены французского рыцарства, ведь в средние века такой воин должен был не только виртуозно владеть мечом или шпагой, но и слагать баллады, играть на музыкальном инструменте?

Я совершенно точно музыкант. Да, у меня военное образование, и я определенное время воевал на фронте, а в феврале этого года был мобилизован. Но все же я не профессиональный военный и уже давно не воюю как военный специалист. Считаю себя гражданским человеком и артистом. Очень люблю академический вокал. Свое призвание вижу в оперной сцене. Люблю и французские песни, но я служу в филармонии и с нетерпением жду, когда вновь смогу исполнять со сцены Чайковского, Шостаковича, Глинку, прочие произведения русской классической музыки. Здесь все этого ждут, очень любят русскую классику. Думаю, в 2023 году мы откроем сезон и дадим большие концерты.

Что бы Вам хотелось пожелать тем, кто читает это интервью?

— Конечно, я хочу, чтобы наступили мир и спокойствие. Но, думаю, что надо потерпеть, ведь конфликт затяжной, если смотреть честно. Поэтому хочу пожелать быть сильными людьми. И душой, и телом. Все будет хорошо, если ты сильный человек.