Священник Олег Скоморох рассказал, как церковь помогает осужденным вернуться к нормальной жизни

Пресс-центр
Священник Олег Скоморох рассказал, как церковь помогает осужденным вернуться к нормальной жизни

Протоиерей Олег Скоморох, руководитель отдела Санкт-Петербургской епархии по тюремному служению, благочинным тюремным храмам Санкт-Петербургской епархии рассказал в эфире пресс-центра медиагруппы «Патриот» о том, как организовано пастырское служение в тюрьмах и что это дает осужденным.

В России священники помогают заключенным, решая их духовные проблемы в тюремных храмах. Молельные комнаты или даже часовни есть сегодня во многих пенитенциарных заведениях страны. О специфике функционирования церкви в тюремных условиях ведущий программы «Вертикаль» диакон Георгий Роденков, клирик храма во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», попросил рассказать руководителя отдела Санкт-Петербургской епархии по тюремному служению, благочинным тюремным храмам Санкт-Петербургской епархии протоиерея Олега Скомороха.

По словам протоиерея Олега, священники отправляют в тюрьмы для пастырского служения не по принуждению или ради любопытства, а из чувства любви и сострадания, взращивать которые напутствовал своих последователей Иисус Христос.

«Могу сказать, что не было у меня такого горячего желания пойти в тюрьму и там служить, но было чувство послушания, того, что надо туда идти и заниматься духовным окормлением осужденных», — рассказал священник.

По его словам, опыт, который он приобрел, окормляя заключенных в тюрьмах, является не менее ценным, чем другое социальное служение, которое ведут представители церкви.

«Служение в детских домах, больницах, приюта, интернатах для престарелых, воинских частях и местах лишения свободы — это все много дает для развития личности, для понимания того, как живут самые разные люди. Меня тюремное служение воспитывало и сформировало таким священником, каким я являюсь», — отметил протоиерей Олег.

По словам священника, в настоящее время в каждой тюрьме и колонии Петербургской митрополии есть храм или часовня. По большей части, это храм с престолом, где совершается Божественная литургия, к которому закреплен один или двое священников.

Определенную сложность для деятельности церкви, по его словам, создает неопределенность статуса православной общины или любой другой религиозной организации в тюрьмах. В СССР, например, в тюрьмах были секции, им были выделены специальные помещения, был определенный план их мероприятий, и заключенные могли вступить в эти секцию и там общаться.

«Во время не прекращающегося с 1990-х годов реформирования нашей уголовно-исполнительной системы эти секции были упразднены, поэтому сейчас православные общины в тюрьмах есть, но формального их закрепления нет», — рассказал протоиерей Олег.

Спектр деятельности тюремного священника очень широк. По словам эксперта, она не замыкается только в реализации права осужденных на свободу вероисповедания, но также несет на себе полезную нагрузку по изменению поведения осужденных, по подготовке их к освобождению, по их социализации, по поддержанию и укреплению семейных связей. Фактически, отметил протоиерей Олег, церковь решает очень важные задачи, которые государство ставит перед уголовно-исполнительной системой.