Школа должна давать «аттестат зрелости»: философ Смирнов о задачах российского образования

Общество
Школа должна давать «аттестат зрелости»: философ Смирнов о задачах российского образования

Позволю себе прямо ответить на вопрос, заданный на заседании Гражданского экспертного клуба накануне Дня знаний: какая школа нужна России.

Нам нужна школа, основанная на Национальной доктрине образования, которая, в свою очередь, исходит из приоритета самостоятельной суверенной государственной образовательной политики, и не только предметного, но и ценностного наполнения содержания и результатов образования. Вариант такого документа подготовила, например, группа члена-корреспондента РАО Виктора Слободчикова.

Но если более конкретно, то нам нужна школа, в которой на одного учителя-предметника в одном кабинете на одном занятии приходится десять, плюс-минус двое, учеников. Все остальное — все условия реализации образования, как то: здание школы, оборудование кабинетов, цифровизация образовательного процесса, зарплаты и профстандарты учителей, финансирование и тому подобное, — должно строиться вокруг этого стандарта как своего ядра.

Если этого не будет, то школа, образование будет продолжать существовать как социальная услуга. Не отрицаю цифровизацию школы. Но отмечу, что в нынешнем виде она ведет к тому, что преподавателю, по большому счету, скоро будет без разницы, скольким детям он преподает — 30, 50, 100 или 1000. Цифровая платформа обходит и детей, и за учителем проследит в случае чего. В этом случае для роли местоблюстителей в учебном процессе подойдут и те нынешние выпускники педвузов, кто уже учился в школе по ФГОС и сдавал ОГЭ-ЕГЭ.

Школа должна давать «аттестат зрелости»: философ Смирнов о задачах российского образования

Национальная доктрина образования должна зафиксировать статус образования не как одной из отраслей экономики услуг. Образование должно быть понято и определено иначе.

Во-первых, как отдельная и совершенно особая сфера жизнедеятельности общества, самостоятельная форма общественной практики, отвечающая укладу общества.

Во-вторых, как практика историко-культурного наследования, становление человека определенной цивилизации, культуры, культурно-исторического типа.

В третьих, как гуманитарно-антропологическая практика, то есть взращивание человеческого в человеке и становление его как самостоятельного субъекта.

Образование должно быть понято даже не как простая передача и экспозиция знаний или тренировка пользовательских умений, а как общественное благо и дар поколения поколению, человека человеку. Вот ровно для этого и нужен формат общения учителя с учениками — молодыми согражданами и семьянинами — как раз примерно по модели многодетной семьи.

И еще одно соображение на тему того, какая школа нам нужна.

Нам необходима школа, итогом обучения в которой должен стать не один только ЕГЭ, а «Аттестат зрелости».

Сейчас, когда речь идет об аттестате, подтверждающем наличие основного или среднего образования, то имеется ввиду просто две формы ГИА — ГВЭ или ЕГЭ для тех, кто не идет или идет в вузы. То есть, кто бы, что бы и сколько бы не говорил о воспитании — в аттестате это никак не отражается.

Но, на мой взгляд, школа должна быть главным путем продвижения учащихся из подготовленной юности к практической, в том числе и к семейной, молодости. Школа должна быть одной из основных линий продвижения учащегося через рубеж совершеннолетия к зрелому, не инфантильному, отношению к самостоятельной жизни — личной, общественно-гражданской, профессиональной.

Школа должна давать «аттестат зрелости»: философ Смирнов о задачах российского образования

В этом контексте видится целесообразным введение в практику школьного образования официально значимого документа, вручаемого по итогам обучения в школе, под названием не «Аттестат об образовании», а «Аттестат зрелости». Он должен стать свидетельством не только предметно-учебной подготовки выпускника, но и его успехов в овладении основами гражданской и религиозной культуры, культуры семейных отношений в современном обществе, а также, подчеркну особо, общественного этикета.

Иначе говоря, этот новый вид удостоверения об обучении и воспитании молодых граждан, достигающих совершеннолетия, должен стать комплексным свидетельством подготовленности юношей и девушек к взрослой жизни.

Почему я так считаю? Каждый раз, когда мне приходится участвовать в конституционно-консервативных штудиях, я вижу дилемму: конституционный гражданин РФ — это индивид, особь или семьянин? Конечно же, самый правильный ответ — и то, и другое вместе. Потому что семейные граждане, вне зависимости от дохода, это и есть тот самый подразумеваемый Конституцией РФ средний класс, который заинтересован в стабильности общества для его развития и движения в будущее. Семейные граждане должны быть поняты, по большому счету, как конституционный гражданский стандарт.

Вот наша массовая школа, наше общее образование и должны в своей части институциональной ответственности перед обществом выдавать нагора не просто компетентных пользователей или потребителей высоких технологий, не просто записных штампованных патриотов, а готовых развиваться в сторону своей гражданской и личной зрелости людей. А это, по определению, граждане с мировоззрением семейного человека.

Школа должна давать «аттестат зрелости»: философ Смирнов о задачах российского образования

С детства и до старости человек последовательно проходит несколько стадий нравственного развития. Однако далеко не все достигают последней из них — стадии нравственной зрелости. То есть биологическое взросление не обязательно приводит в итоге к нравственной зрелости. Многие остаются незрелыми людьми всю свою жизнь. Но совершеннолетие — это, без сомнения, и в телесном, и в нравственном, и в общественном, и в личном плане, этап в становлении зрелого человека, а не просто рубеж годов.

И «Аттестат зрелости» должен стать сводным свидетельством достижения молодым человеком вот этой самой «зрелости совершеннолетия» и объединить в себе итоги дошкольного, школьного и дополнительно-образовательного развития личности.

Наше образование должно быть не просто личностно-, но ещё и семейно-ориентированным. В нем нужно то, что называется семьеведением: образовательным, воспитательным, педагогическим. Такое педагогическое семьеведение — это, буквально, семьеведение, руководствующее детей разных возрастов к осознанному становлению в качестве семьянина в настоящем и будущем времени. Иначе говоря, это руководство обучающихся граждан возрастной категории «18 минус» к осознанному становлению в качестве семьянина в их настоящем и будущем.

Вместе с предметной и конституционно-гражданской подготовкой семьеведение составляет основу для получения «Аттестата зрелости» — свидетельства оценки и подтверждения обществом начального уровня личной и гражданской зрелости в самом начале жизненного самостояния.

То есть, «Аттестат зрелости» — это инструмент свидетельствования уровня готовности «новых взрослых» к жизненному самостоянию, который включает в себя следующие составляющие:

— ЕГЭ — как свидетельство готовности к обучению новым предметам и профессиям длинною в жизнь;

— гражданский экзамен — как свидетельство готовности к политийной практике, чтобы быть гражданином, а не идиотом в древнеафинском смысле этого слова;

— и собеседование по образовательному семьеведению, возможно, в форме тестирования, как свидетельство понимания и приятия «молодым взрослым» брачной и семейной жизни в качестве основы и стержня личной жизненной стратегии.

Вот такая школа, такое образование человека нужно сегодня России.