С заботой о товарищах: министерство обороны и командование Росгвардии будут руководствоваться новой методикой

Общество
С заботой о товарищах: министерство обороны и командование Росгвардии будут руководствоваться новой методикой

Не секрет, что обстановка в зоне военных действий зачастую зависит от морально-волевых качеств бойцов и командиров. Нахождение под обстрелом, гибель товарищей, а также физическое и нервное истощение являются мощными стресс-факторами, пагубно влияющими на психоэмоциональное состояние даже закаленных в боях мужчин. Невозможность разгрузиться, сбросить накопленные тревоги и негатив способны вызвать нервный срыв в самый неподходящий момент, поставив под угрозу как свою жизнь, так и жизнь своих товарищей.

Сегодня завершается работа над специальным методическим пособием, при помощи которого военнослужащие смогут освоить различные методы и техники саморегуляции, что позволит переживать стрессовые ситуации с наименьшими издержками.

Понятие боевого стресса всегда интересовало не только военачальников, но и специалистов в области военной медицины. С одной стороны — стрессовые физические реакции будет испытывать и водитель, который избежал аварии, и человек, пошатнувшийся на высокой стремянке, и пловец, который чуть не утонул. То есть речь идёт о ситуациях, в которых существует реальная угроза жизни. Другое дело, что в жизни человека, связанного с войной, эти ситуации встречаются на много порядков чаще, чем в жизни обычного человека. Фактически, ежедневно. Поэтому для подготовки специальной методики для военных ведомств понадобилась существенная практическая база анализа состояния бойцов и исследования его с разных сторон.

Автор методики, руководитель Центра правопорядка в г. Москве и Московской области Александр Хаминский считает, что нужен огромный профессиональный и боевой опыт, чтобы уметь просчитывать ситуацию так, чтобы не бояться её, но особое значение играет именно взаимная помощь.

Поддержка товарищей по оружию. Колонка Александра Хаминского

На протяжении достаточно длительного времени мы занимаемся вопросами психологической устойчивости сотрудников и бойцов силовых ведомств. Параллельно я руковожу Научно-диагностическим центром клинической психиатрии, поэтому к работе привлечены одновременно юристы, психиатры, психотерапевты и клинические психологи, что позволяет подойти к разрешению проблемы со всех сторон.

Мы с самого начала понимали, что жизнь наших ребят во многом зависит от состояния их психики. Стресс даже в более простых ситуациях может вызывать симптомы психических заболеваний, даже если человек ими не страдает. Что уж говорить о боевых действиях. Боец может потерять контроль над собой, сорваться, побежать, и в этот момент его настигнет пуля снайпера.

Подготовка пособия к изданию заняла достаточно много времени. Но на это имелись объективные причины. К началу работы у нас была уже солидная практическая база. Я проводил занятия с сотрудниками и бойцами оперполков полиции, отвечающими за безопасность на массовых мероприятиях, спецназа Росгвардии, участвующих в пресечении террористических актов и ликвидации их последствий. Была совместная работа со спецслужбами в части противодействия деструктивному информационно-психологическому воздействию и многое другое. Но в ситуации специальной военной операции были моменты, с которыми ранее не сталкивались.

Поясню. Террористический акт длится от пяти до 25 минут, несанкционированное массовое мероприятие, пускай, от получаса до двух часов, причем период реального физического контакта определяется несколькими минутами. В случае боевых действий стресс-фактор накапливается на протяжении длительного времени и действует как в перспективе, так и в ретроспективе. Именно проработка этих особенностей, равно как и сбор довольно скудной по понятным причинам информации заняли достаточно много времени.

Вспомните фильмы о Великой Отечественной войне. Зачастую в них были эпизоды, когда политруки в минуты передышки вели с солдатами задушевные беседы. Говоря нашим языком, это были сеансы групповой психотерапии или психокоррекции. Поэтому мы большое значение придаем не только самопомощи, но и взаимопомощи. Ведь обращение к своему товарищу по оружию за психологической поддержкой может оказаться эффективнее любых других способов. Ожидаю, что наше пособие будет направлено руководству Министерства обороны и командованию Росгвардии уже до конца августа.