Потери безвозвратны: иностранному бизнесу нечем заменить российский рынок

Экономика
Потери безвозвратны: иностранному бизнесу нечем заменить российский рынок

Поддавшиеся антироссийской истерии и санкционной политике своих стран иностранные компании с уходом из России терпят небывалые убытки, сообщает агентство Bloomberg. Ударом для западного бизнеса стало и укрепление рубля.

В интервью ФАН текущее положение дел разъясняет Никита Масленников, политолог, экономист, руководитель направления финансы и экономика Института современного развития.

«Если подсчитать, то пара десятков миллиардов долларов или евро убытка набирается, потому что ушло достаточное количество компаний, например, 27 % всех ритейлеров России, — дает оценку эксперт. — Это очень серьезно».

При этом, по его словам, создание коллективного лобби западного бизнеса для продавливания возвращения на российский рынок достаточно затруднительно. Во-первых, они разобщены по отраслям и у всех разные потери, а также разные перспективы восстановления экономик, а во-вторых, они разъединены по странам.

«Ожидать сейчас какого-то взаимодействия в рамках ушедших компаний отношений между бизнесами и государствами, наверное, затруднительно, хотя не исключено, что какие-то сюжеты в связи с этим будут, возможно, представлены на саммите “большой двадцатки” в Индонезии, — прогнозирует политолог. — Перед этим, как правило, происходят всякие бизнес-панели — представители бизнес-ассоциаций садятся и обсуждают какие-то вопросы, которые их волнуют. Очевидно, что какое-то обсуждение будет, но, чтобы это привело к политическому давлению, вряд ли».

По мнению Никиты Масленникова, западный бизнес где-то может восполнить потери за счет других стран, где-то не очень, потому что этого потребуется время. По словам эксперта, это многолетние истории, связанные с налаживанием хороших связей, с инфраструктурой и логистикой, проверенными транспортными коммуникациями.

«Выстраивать все это заново сопряжено с большими трудностями», — резюмирует экономист.

Ранее агентство Bloomberg сообщало, что у немецкого правительства осталось три месяца для спасения от зимнего газового кризиса.