В порту Одессы ракетой оказался поражен украинский десантно-штурмовой катер «Малин»

Армия
В порту Одессы ракетой оказался поражен украинский десантно-штурмовой катер «Малин»

В одесском порту был поражен ракетой украинский десантно-штурмовой катер «Малин», относящийся к единицам типа «Кентавр-ЛК». В истории этих катеров, как в капле воды, отразилась история всей постмайданной Украины.

Легитимная цель

Подписанные вчера в Стамбуле меморандум между Россией и ООН, а также договоренности по вывозу украинского зерна, по неизвестной причине были многими восприняты на Украине как данные Россией гарантии неприкосновенности всего, что расположено в украинских черноморских портах, включая военные объекты. По крайней мере, этим заблуждением можно частично объяснить то возмущение, которое поторопились выразить украинские официальные лица, узнавшие об утреннем ракетном ударе 23 июля по территории одесского порта.

Например, спикер украинского МИД Олег Николенко дошел до того, что публично классифицировал атаку ВС РФ одесского порта, как «плевок Путина» в лицо генсеку ООН и президенту Турции Эрдогану.

Можно процитировать еще десяток-полтора украинских спикеров, высказавшихся в том же ключе, но я бы обратил внимание на иное. А именно — на то, что многие украинские официальные лица постарались подать ракетный удар по одесскому порту, как покушение России на украинское зерно, транспортировку которого морем за пределы Украины Москва только вчера разрешила.

Фокус был в том, что на самом деле ракетный удар был направлен не на зернохранилища, а на остатки ВМСУ, то есть цель военную, вполне легитимную и к стамбульским договоренностям никакого отношения не имеющую. Вывод, что «под раздачу» угодили отнюдь не зернохранилища можно сделать на основе видео, сделанного одним из украинцев, оказавшихся сразу после ракетного удара в порту Одессы и немедленно выложенного в интернет. Из пояснений автора видео следует, что пораженными оказались гидрографический катер ВМСУ и десантно-штурмовой катер проекта 58503 (шифр «Кентавр-ЛК») «Малин».

История последнего настолько олицетворяет собой парадоксальность существования постмайданной Украины, что ее определенно стоит поведать моим читателям.

Побольше и «позубастее»

Начну издалека.

Еще в 1991 году шведская компания Dockstavarvet разработала десантно-штурмовой катер Stridsbåt 90, он же Combat Boat 90 (CB90). При водоизмещении в пределах 18 тонн «швед» брал на борт 20 человек десанта, имел малую заметность, неплохую мореходность и фрагментарное противопульное бронирование. Катер разгонялся до 45 узлов, при необходимости мог транспортироваться на палубах гражданских судов или в твиндеках десантных кораблей, а также на автотралах. Такие тактико-технические характеристики Stridsbåt 90 позволяли использовать катер как для патрулирования прибрежной акватории, так и для ведения разведки, а также осуществления скрытой высадки на побережье разведывательно-диверсионных групп и их огневой поддержки.

Конструкция шведского десантно-штурмового катера оказалась очень удачной, поэтому CB90 поступил на вооружение ВМС не только Швеции, но и других стран Запада. Кроме того, в РФ на основе концепции «шведа» были созданы патрульные катера проекта 03160 «Раптор» (водоизмещение 23 тонны, ход до 48 узлов) и транспортно-десантные катера проекта 02510 «БК-16» (водоизмещение 19,5 тонны, ход до 42 узлов). Украинские же моряки, с самого начала существования ВМСУ переживавшие период затяжного недофинансирования, на столь модную и нужную «штучку», как современные десантно-штурмовые катера, могли только облизываться. Так продолжалось вплоть до Евромайдана и спровоцированного им воссоединения Крыма с Россией. Изгнанные из Севастополя ВМСУ испытывали дикий дефицит корабельного состава, а посему рады были любому новому вымпелу, включая спасательные плоты и надувные моторные лодки.

Сообразив, что именно сейчас открывается возможность «втюхать» ВМСУ все что угодно, украинское государственное предприятие «Исследовательско-проектный центр кораблестроения» (ГП ИПЦК) в инициативном порядке решило разработать проект собственного клона шведского десантно-штурмового катера. Получившееся у ГП ИПЦК изделие оказалось похожим на Stridsbåt 90 весьма относительно. Во-первых, так вышло, потому что украинцы пошли по пути упрощения конструкции катера. Во-вторых, украинский клон CB90 не предполагалось транспортировать кораблями и автотралами, что подтолкнуло конструкторов ГП ИПЦК к идее сделать свое изделие побольше, чем Stridsbåt 90, и более серьезно вооруженным.

В итоге детище ГП ИПЦК по сравнению со шведским прародителем стало выглядеть откровенным переростком, ибо имело водоизмещение в 54,5 тонны. Еще на стадии проектирования обещания разработчиков разогнать такую тушу до 45 узлов вызывали у ряда специалистов большие сомнения. Однако на картинках презентации катер выглядел воинственно и впечатляюще!

Закончив разработку документации десантно-штурмового катера проекта 58181 «Кентавр», проектировщики отправили ее ВМСУ. Там новинка особого восторга не вызвала. Моряки усомнились в том, что построенные «Кентавры» смогут соответствовать тем высоким ТТХ, которые анонсировали представители ГП ИПЦК. В ходе последующих согласований информация о «Кентаврах» дошла до президента Украины Петра Порошенко, контролировавшего судостроительное предприятие «Ленинская кузница» и наживавшегося на выполнении этим заводом гособоронзаказа. Само собой проект «Кентавров» оказался тут же одобрен к реализации и переправлен на «Кузницу». А вот дальше произошло неожиданное. Не желая ни с кем делиться прибылью, на «Кузнице» внесли небольшие изменения в документацию ГП ИПЦК и зарегистрировали проект клона CB90 в рамках госзаказа как свой собственный проект катера с номером 58503 и шифром «Кентавр-ЛК» (ЛК — «Ленинская кузница»).

В порту Одессы ракетой оказался поражен украинский десантно-штурмовой катер «Малин»

28 декабря 2016 года по этому проекту на предприятии Порошенко состоялась закладка двух десантно-штурмовых катеров, впоследствии получивших названия «Станислав» и «Малин». В ходе постройки этой парочки всплыло немало технических «косяков». Кроме того, выяснилось, что на Украине отсутствовали необходимые для проекта 58503 главные двигатели, дизель-генераторы, водометы, редукторы, а также навигационная система и радиооборудование. Все это пришлось закупать за границей, что существенно повысило стоимость «Кентавров-ЛК».

Катера под арестом

Так или иначе, но осенью 2018 года «Станислав» и «Малин» были спущены на воду и отправлены на испытания в Одессу. Испытания «Кентавры-ЛК» с треском провалили!

Оба «Кентавра-ЛК» 14 и 18 сентября 2018 года были спущены на воду. Когда в ноябре катера пришли в Одессу, на них имелась масса недоделок и неустраненных дефектов, которые выездная бригада сотрудников «Кузницы» планировала устранить до завершения испытаний и передачи «Кентавров-ЛК» ВМСУ. К этому моменту на продукцию «Кузницы» из ВСУ шел уже нескончаемый поток рекламаций. Предприятие прямо на глазах превращалось в токсичный актив. Нет ничего удивительного в том, что в ноябре же 2018 года Порошенко поторопился от акций «Кузницы» избавиться. В следующем году на «Кузнице» уже только по инерции успели заложить еще один «Кентавр-ЛК». Одновременно Петр Алексеевич проиграл президентские выборы Зеленскому, так что теперь проталкивать десантно-штурмовые катера в ВМСУ стало некому.

Дальнейшее продолжение одиссеи «Кентавров-ЛК» вылилось на Украине в какой-то триллер с элементами фарса. Парочка десантно-штурмовых катеров неспешно «доводилась до ума» в Одессе специалистами бывшей «Ленинской кузницы», в рамках декоммунизации переименованной в «Кузню на Рыбальском». Время от времени катера выходили в море, где на них обнаруживались новые недостатки, включая слишком медленный ход, после чего «Станислав» и «Малин» вновь надолго прилипали к одесскому причалу. ВМСУ, прекрасно знавшие об отвратительном техническом состоянии «Кентавров-ЛК», шарахались от них как от огня, так что катера оставались на балансе завода. Осознав, что зреет «зрада», Петр Алексеевич оказался вынужден избавиться от акций «Кузни на Рыбальском», администрации которой теперь становилась крайней в истории с халтурно спроектированными и построенными «Кентаврами-ЛК».

Данным нюансом после своей победы на президентских выборах захотел воспользоваться Владимир Зеленский. Новый глава украинского государства, мечтающий окончательно «утопить» своего предшественника, науськал на Порошенко Государственное бюро расследований (ГБР) Украины. Простимулированные «сверху» должным образом ГБРовцы стали трясти администрацию «Кузни на Рыбальском», выбивая из руководства завода показания на Петра Алексеевича. При этом в ходе следственного эксперимента правоохранители умудрились один из «Кентавров-ЛК» прилично помять о причал. Когда руководство «Кузни на Рыбальском» попыталось слить историю о «самоуправстве ГБР» украинским СМИ, государственное бюро расследований объявило десантно-штурмовые катера вещдоками и наложило на них арест.

В порту Одессы ракетой оказался поражен украинский десантно-штурмовой катер «Малин»

В таком состоянии — под арестом — «Станислав» и «Малин» дожили в Одессе до начала Россией спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины. На чем воевать украинским морякам выбирать особо не приходилось, так что после начала СВО они все же подняли над «вещдоками» военно-морские флаги Украины. Точная информация об участии «Кентавров-ЛК» в боевых действиях отсутствует. Основываясь на тексте брифинга Минобороны РФ от 10 мая, можно предположить, что, по меньшей мере, один из украинских десантно-штурмовых катеров — «Станислав» — мог погибнуть в ночь с 7 на 8 мая во время неудачной попытки ВСУ высадить десант на остров Змеиный. Второй «Кентавр-ЛК» — «Малин» во время этой операции уцелел, но только для того, чтобы утром 23 июля быть пораженным у собственного причала ракетой. Не исключено, что узнавший о гибели «вещдока», где-то (в Лондоне?) с облегчением вздохнул Порошенко!

Как в капле воды

Хитрости, интриги, обман со стороны своих, погоня за наживой, а затем гибель — всему этому нашлось место в истории украинских «Кентавров-ЛК». Более того, в истории этих катеров, как в капле воды, отразилась история всей постмайданной Украины. Вряд ли я ошибусь, если предположу, что и финал постмайданного государства будет таким же, как у «Станислава» и «Малина». В какой-то момент Украина тоже «пойдет ко дну», о чем мы узнаем из очередного брифинга Минобороны РФ и выложенных в интернет видео, сделанных случайными свидетелями апокалипсиса.

В качестве P.S. Ближе к вечеру 23 июля начальник пресс-центра оперативного командования «Юг» ВСУ Наталья Гуменюк признала, что атаковавшие одесский порт ракеты в зернохранилище не попали. Как говорится, что и требовалось доказать.